Смуты на Руси как неотъемлемая черта власти и общества

Порядок престолонаследия, установленный Ярославом Мудрым, сохранялся без нарушения 19 лет. Во главе Руси стоял старший его сын Изяслав Ярославич. Второй по старшинству – Святослав правил в Черниговец, а третий – Всеволод – в пограничном со степью Переяславле. В других далеких городах сидели младшие сыновья. Но все они, как это установил отец, подчинились старшему брату.

Этот порядок не поколебали ни новые набеги кочевников-половцев, ни мятежи в Киеве и других городах. Братья держались друг за друга. Еще в 1060-е гг. они вместе сражались против поднявшего мятеж полоцкого князя и пытались утихомирить своего племянника на Волыни. В 1072 г. они вместе заседали в великокняжеской гриднице и обсуждали статьи новой "Русской Правды" – "Правды Ярославичей", а потом поднимали кубки с вином и хмельным медом за здоровье друг друга. Но в 1073 г., вскоре после этого застолья, всё вдруг изменилось. В Киеве прошел слух, что Изяслав хочет править так же, как и отец, быть "самовластием". Это встревожило братьев, которые не хотели подчиняться старшему брату, как они подчинялись отцу. Ярослав не предвидел, что стремление к власти у его сыновей окажется сильнее родственных чувств. Святослав и Всеволод двинули свои дружины на Киев. Началась новая междоусобица на Руси. И вновь она продолжалась несколько лет.

Изяслав бежал, в Польшу, потом в Германию. Он пытался нанять в Европе воинов, чтобы вернуть себе престол. Л Русь в это время была разделена между его братьями. Великокняжеский престол захватил Святослав, второй по значению город на Руси Чернигов взял Всеволод. За это время они потеснили повсюду сыновей Изяслава, направили в крупные русские города своих сыновей. Но им не долго пришлось править на Руси. Вскоре Святослав неожиданно умер. Всеволод на короткое время занял Киев, но к границам Руси уже подходило войско Изяслава. Это произошло в 1076 г.

Не желая проливать кровь, Всеволод добровольно отдал Изяславу Киев, а сам удалился в Чернигов. Братья вновь поделили между собой Русь, оттеснив на этот раз сыновей покойного Святослава. Свое же прежнее Переяславское княжество Всеволод отдал в управление старшему сыну Владимиру (1053–1125), матерью которого была дочь (неизвестная по имени) византийского императора Константина Мономаха. С самого рождения за Владимиром закрепилось фамильное имя его византийского деда. Он вошел в русскую историю как Владимир Мономах.

С этого времени берет начало очередная большая и долгая смута на Руси, в которую со временем втянулись не только сыновья, но и внуки Ярослава Мудрого. Старший сын недавно умершего Святослава Олег Святославич (середина XI в. – 1115) посчитал, что после смерти отца именно он должен владеть Черниговом. Его поддержали братья Святославичи. Олег бежал из Чернигова в Тмутаракань, вышедшую из повиновения великокняжеской власти, и начал войну против своих дядей. В 1078 г. он собрал большую рать на юге, привлек к себе на службу половцев и двинулся на свой родной Чернигов. Это был не первый случай привлечения русскими князьями кочевников к междоусобным войнам на Руси, но Олег, опираясь на южнорусские владения, сделал половцев своими постоянными союзниками в борьбе с другими князьями. За помощь он предоставлял им возможность грабить и жечь русские города, уводить людей в плен. Недаром его прозвали на Руси "Гориславичем" (как в "Слове о полку Игореве").

Половцы

В последние годы половцы стали постоянно вмешиваться в междоусобную борьбу русских князей.

Впервые орды тюрков-половцев (кипчаков) появились на Руси в 1061 г. Это были также выходцы из азиатских степей, и пришли они в Северное Причерноморье тем же путем, что и Другие степные кочевники. Они добили печенегов, окончательно оттеснили их на запад и стали южными постоянными соседями Руси. На русских границах появился новый многочисленный, беспощадный и коварный враг. Главные кочевья половцев расположились по берегам Д она и между низовьями Дона и Днепра, а также между Днепром и Дунаем. Орды половцев были намного многочисленнее, чем печенегов, и каждый год их численность возрастала. С Востока подходили все новые и новые орды.

Осенью, когда кони половцев после привольных летних пастбищ были сыты, начиналась пора набегов, и горе было тем, кто вставал на их пути. Перед ними трепетала Византия, Венгрия, Болгария. Принесли кочевники несчастье и Руси.

В поход поднимались все взрослые половцы. Их конные лавины внезапно возникали перед изумленным и испуганным населением. Вооруженные луками и стрелами, саблями, арканами, короткими копьями, половецкие воины с пронзительным криком бросались в бой, стреляя на скаку из луков, засыпая врата тучей стрел. Сокрушив противника, они шли "облавой" по городам и селам, грабя и убивая, утоняя людей в плен. Они мгновенно исчезали, как и появлялись, а на месте набегов оставались развалины и пожарища, и тянулись вслед за кочевниками многочисленные пленники, которых потом продавали на южных базарах.

Половцы не любили сражаться с большим и хорошо организованным войском. Напасть врасплох, смять численно слабого противника, подавить его, разъединить вражеские силы, заманить в засаду, уничтожить – такова была их тактика ведения войн. Их разведка была великолепна. Они изо дня в день наблюдали за русскими пограничными городами и знали, в городе князь и его дружина или ушли против другого противника, и, если это случалось, половцы были готовы к нападению. Но если они сталкивались с сильным противником и вынуждены были отступать, то умели и обороняться: быстро составляли свои телеги несколькими кольцевыми рядами, накрывали бычьими шкурами, чтобы враг не мог их поджечь, и, укрываясь внутри этого кольца, отчаянно отбивались от неприятеля.

В прежние времена Такое очередное нашествие кочевников поставило бы Русь на грань катастрофы. Но Русь была уже не та. Она представляла собой сильное и единое государство, с большими хорошо укрепленными городами, сильной армией, хорошей системой сторожевой службы. Теперь кочевники и Русь начали сосуществовать. Их отношения были то мирными, то враждебными. Между половецкой степью и Русью шла оживленная торговля; население широко общалось в приграничных районах. Русские князья и половецкие ханы начали заключать между собой династические браки. Так; после смерти (в 1067 г.) своей жены, "греческой царевны", как ее называют летописи, Всеволод Ярославич женился на половецкой княжне Анне.

Но стоило на Руси ослабнуть великокняжеской власти или начаться распре между князьями, половцы начинали набеги на русские земли. Они участвовали в междоусобной борьбе на стороне то одного, то другого князя, а заодно грабили русские земли. Князья все чаще стали приглашать половцев на Русь в борьбе друг с другом.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >