Формирование американской геополитической традиции

Развитие американской геополитической традиции начинается в середине XIX столетия, когда национальные цели и приоритеты США уже вполне определились. Отцом-основателем американской геополитики по праву считают адмирала Альфреда Мэхэна (1840-1914). Он был не столько ученым, сколько практиком военно-морской стратегии, эффективным политическим деятелем. Его книги содержат обобщение опыта практической деятельности, о чем свидетельствуют названия работ: "Влияние морской силы на историю, 1660-1783" (1890), "Проблема Азии и ее воздействие на международную политику" (1900), "Влияние морской силы на Французскую революцию и Империю, 1793-1812" (1905), "Морская сила в отношении к войне 1812 года" (1905).

Мэхэн разработал методологию геополитического анализа в парадигме "морской силы" (Sea Power). Он выделил шесть основных положений, или критериев, анализа.

  • 1. Географическое положение государства, открытость морям и возможность морских коммуникаций. Способность угрожать своим флотом территории противника. Протяженность сухопутных границ и возможность контролировать стратегически важные регионы.
  • 2. Физическая конфигурация государства, или очертание морских побережий, и наличие необходимых портов, от чего зависит процветание торговли и стратегическая защищенность.
  • 3. Протяженность территории, исчисляемая через протяженность береговой линии.
  • 4. Статистическое количество населения как категория для оценки способности государства строить и обслуживать корабли.
  • 5. Национальный характер и оценка способности народа заниматься торговлей, ибо "морская сила" основывается на мирной и широкой торговле.
  • 6. Политически характер правления, влияющий на возможность переориентации лучших человеческих ресурсов на создание "морской силы".

Таким образом, у Мэхэна "морская сила" основывается на свободе морской торговли, которая и является главным инструментом политики, а военно-морской флот служит гарантией обеспечения торговли - так экономические и военно-политические факторы, сливаясь, усиливают друг друга. Создастся особый цикл "морской силы":

  • - производство и обмен товаров через водные и морские пути;
  • - навигация, реализующая обмен товарами;
  • - колонии, обеспечивающие циркуляцию товарообмена на мировом уровне.

Мэхэн был убежден в том, что использование морей и контроль над ними - главный геополитический фактор силы, поэтому создание могучего морского флота имеет решающее значение для страны: "Не захват отдельных кораблей и конвоев неприятеля, хотя бы и в большом числе, расшатывает финансовое могущество нации, а подавляющее превосходство на море, изгоняющее с его поверхности неприятельский флаг и дозволяющее появление последнего лишь как беглеца; такое превосходство позволяет установить контроль над океаном и закрыть пути, по которым торговые суда движутся от неприятельских берегов к ним; подобное превосходство может быть достигнуто только при посредстве больших флотов".

Мэхэн вывел следующую формулу "морской силы":

SP = N+MM + NB,

где SP - "морская сила" (Sea Power), N - военный флот (Navy), ММ - торговый флот (Merchant Marine), NB - военно-морские базы (Navel Bases).

Для превращения США в мировую морскую державу Мэхэн считал необходимым выполнение четырех основных условий:

  • 1) союз с Великобританией;
  • 2) изоляция Германии;
  • 3) противодействие Японии на Тихом океане;
  • 4) союз с Европой против народов Азии.

Нельзя не заметить, что вот уже полтора столетия эта теоретическая концепция является основой геополитической стратегии США. В этом смысле американская геополитика весьма убедительно доказала, что идеи становятся материальной силой, осуществляясь на практике.

В борьбе с континентальными странами Мэхэн предлагал использовать "принцип анаконды": блокирование территории врага с моря и по береговым линиям, которые постепенно сужаются, словно кольца гигантской змеи. Уже в Первой мировой войне "стратегия анаконды" была использована Антантой для поддержки Белого движения. Во Второй мировой войне эта стратегия активно использовалась союзниками против Японии и стран гитлеровской коалиции в Центральной Европе. После окончания холодной войны постсоветское пространство также подверглось воздействию "стратегии анаконды", направленной на вытеснение России с удобных береговых зон Прибалтики, Черного моря, с побережья Тихого океана.

Книги А. Мэхэна уже при жизни автора были переведены на многие языки и широко распространялись во всем мире. Стратегия НАТО с самого начала базировалась на его теоретических постулатах, и сегодня концепция "морской силы" является актуальной геополитической доктриной этого блока.

Современник адмирала Мэхэна, британский политик Хэлфорд Джон Маккиндер вошел в историю как основоположник британской геополитики. Он был членом палаты общин, принимал участие в создании Версальского договора, занимал пост британского советника в штабе генерала Деникина, а в конце жизни являлся советником ряда британских кабинетов по проблемам международной политики.

Уже первая крупная работа Маккиндера - "Географическая ось истории" (1904) принесла автору мировую известность. В этой работе он впервые в истории геополитики предложил глобальную модель геополитических процессов, постаравшись объяснить современный ему мир. Основная гипотеза Маккиндера состояла в том, что осевым регионом геополитики является внутреннее пространство Евразии: "Окидывая беглым взором широкие потоки истории, нельзя избавиться от мысли об определенном давлении на нее географических реальностей. Обширные пространства Евразии, недоступные морским судам, но в древности открытые для полчищ кочевников, покрываемые сегодня сетью железных дорог, - не являются ли именно они осевым регионом мировой политики?.. Россия заменила монгольскую империю... В мире в целом она занимает центральную стратегическую позицию, сравнимую с позицией, занимаемой Германией в Европе... За осевым регионом в большом внутреннем полумесяце расположены Германия, Австрия, Турция, Индия и Китай; во внешнем же полумесяце - Англия, Южная Африка, Австралия, Соединенные Штаты, Канада и Япония..."

Так Маккиндер вводит в геополитику понятие "Хартленд" - "сердце мира" - континентальный плацдарм для контроля над всем миром. Другой геополитической категорией, введенной Маккиндером, стало понятие "мирового острова" (World Island). По его мнению, три континента - Азия, Африка и Европа составляют единый геополитический массив - "мировой остров". Далее Мак-киндер обозначил "внутренний, или окраинный, полумесяц" (inner or marginal crescent) - пояс, совпадающий с береговыми пространствами Евразии, зону наиболее интенсивного развития цивилизации. Заключает его концепцию "внешний, или островной, полумесяц" (outer or insular crescent) - островные государства, расположенные целиком за границей "мирового острова". Таким образом, глобальная геополитическая модель Маккиндера имеет структуру иерархических концентрических кругов, в самом центре которых находится "географическая ось истории" - Хартленд.

Английский геополитик весьма опасался союза континентальных держав, которые могли бы захватить господствующее положение в "осевом регионе", - России, Германии и Китая. В качестве противодействия он предлагал укрепление англо-русского союза. Второй стратегической задачей морских держав он называл контроль над береговыми странами Хартленда - "внутренним полумесяцем" (Римлендом).

Свою сложную геополитическую модель Маккиндер объяснял с помощью трех принципов: "Тот, кто правит Восточной Европой, господствует над Хартлендом; кто правит Хартлендом, господствует пал. Мировым Островом; кто правит Мировым Островом, господствует над миром".

Для сохранения баланса сил в Евразии Маккиндер рекомендовал создание "срединного яруса" независимых государств между Россией и Германией. Этот план был воплощен в жизнь в 1919 г. Звеньями "срединного яруса" Версальской системы стали Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Чехия, Румыния. Однако Версальская система оказалась непрочной: уже в 1938 г. Мюнхенское соглашение разрушило европейское равновесие сил и вскоре началась Вторая мировая война.

Необходимо заметить, что пойма не подтвердила основную гипотезу Маккиндера относительно жесткого противостояния континентальных и морских стран в геополитическом противоборстве. Ось "Рим - Берлин - Токио" и антигитлеровская коалиция океанических держав с континентальным СССР полностью разрушили маккиндеровскую конструкцию. Идеи Маккиндера вызвали широкую волну критики во всем мире, но его имя было у всех на устах. Особенно высоко оценили его идеи американцы. Они сразу же увидели большую идеологическую подоплеку его концепции: любыми средствами нейтрализовать Хартленд, не допустить создания континентальных блоков. За это Маккиндеру простили все неточности геополитических прогнозов и даже наградили медалью Американского географического общества.

Третьей крупной фигурой среди классиков англо-американской геополитики по праву считают Николаса Джона Спайкмена (1893-1943) - американского ученого голландского происхождения, первого директора Йельского института по изучению международных проблем. Спайкмен считал себя наследником геополитических идей Мэхэна, во многом разделял взгляды Маккиндера, но главным для него было не столько влияние географии на процесс принятия политических решений, сколько сам аналитический геополитический метод, позволяющий выработать эффективную стратегию. "В мире международной анархии, - писал Спайкмен, - внешняя политика должна иметь своей целью прежде всего улучшение или, по крайней мере, сохранение силовой позиции государства. Сила в конечном счете составляет способность вести успешную войну, и в географии лежат ключи к проблемам военной и политической стратегии. Территория государства - это база, с которой оно действует во время войны, и стратегическая позиция, которую оно занимает во время временного перемирия, называемого миром. География является самым фундаментальным фактором во внешней политике государства, потому что этот фактор - самый постоянный. Министры приходят и уходят, умирают даже диктаторы, но цепи гор остаются непоколебимыми".

Наиболее крупные геополитические работы Спайкмена - "Стратегия Америки в мировой политике" (1942) и "География мира" (1944). В этих трудах он выделяет десять основных критериев геополитического могущества государства:

  • 1) поверхность территории;
  • 2) природа границ;
  • 3) объем населения;
  • 4) наличие или отсутствие полезных ископаемых;
  • 5) экономическое и технологическое развитие;
  • 6) финансовая мощь;
  • 7) этническая однородность;
  • 8) уровень социальной интеграции;
  • 9) политическая стабильность;
  • 10) национальный дух.

Если государство имеет высокий индекс по всем указанным критериям, значит, оно способно выступать самостоятельным фактором в геополитической игре; при низком индексе основных показателей Спайкмен советовал вступление в геополитический союз или блок, поиски геополитического покровительства.

Будучи уверен в том, что X. Маккиндер переоценивал роль Хартленда в мировой политике, Спайкмен подчеркивал: осью геополитики является Римленд - евразийский пояс прибрежных территорий ("окраинный полумесяц"), т.е. морские страны Европы, Ближний и Средний Восток, Азиатско-Тихоокеанский регион. Его формула мирового господства звучит так: "Тот, кто доминирует над Римлендом, доминирует над Евразией; тот, кто доминирует над Евразией, держит судьбу мира в своих руках".

Спайкмен выделил три центра мировой мощи: атлантическое побережье Северной Америки, европейское побережье и Дальний Восток. Для сдерживания СССР он предложил создать ряд военных союзов, которые и сегодня играют важную роль в архитектуре американского геополитического могущества:

  • - Организация Североатлантического договора - НАТО (North Atlantic Treaty Organization) в Европе;
  • - Организация центрального договора - СЕНТО (The Central Treaty Organization) в Западной Азии;
  • - Организация договора Юго-Восточной Азии - СЕАТО (SouthEast Asia Treaty Organization) в Восточной Азии.

С подачи Спайкмена войны за Римленд стали главным направлением американской военной стратегии: Корея, Вьетнам, Камбоджа и Афганистан - главные вехи в этой перманентной военной экспансии.

Разрабатывая атлантическую стратегию, Спайкмен ввел понятие "срединный океан" (Midland Ocean), под которым имел в виду Атлантический океан - "эскалатор геополитического развития". "Срединный океан" не разъединяет, а объединяет Запад - это его "внутреннее море", новая Атлантида. Спайкмен активно поддерживал доктрину Монро - призыв США к европейским странам о разделе мира. Речь шла о том, что США контролируют Западное полушарие, подчиняя себе Латинскую Америку, Канаду и Гренландию, а Европа сохраняет за собой свои колонии в Восточном полушарии.

Таким образом, Николаса Спайкмена по праву считают "отцом атлантизма" и архитектором американской геополитики XX столетия.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >