Кризис власти. Конец династии Рюриковичей

В конце 1570-х – начале 1580-х гг. Иван Грозный стал много болеть. В свои 50 с небольшим лет он выглядел глубоким стариком. Он облысел, глаза слезились, руки тряслись, тело стало пухнуть. Дали себя знать годы борьбы, побед и поражений, разврата, беспробудного пьянства. Ночью его преследовали страхи, кошмары. Он стал много молиться, просил Бога отпустить ему грехи – убийства, другие преступления. Целыми списками поминал людей, которых отправил на тот свет. Но по-прежнему он был страшен для окружающих. По-прежнему все трепетали от каждого его взгляда, мановения руки. Трепетали и ненавидели. Ненавидели и всё же теснились у его трона, оттирая своих соперников, потому что близость к царю означала власть, доходы, богатство, славу.

Сменились старые фавориты-опричники Ивана Грозного, рядом с ним появились новые любимцы и первые среди них – шурин (брат жены) его сына Федора Ивановича, боярин Борис Федорович Годунов (ок. 1552–1605) и князь Богдан Яковлевич Бельский (Р-1611).

В конце жизни у Ивана IV оставалось трое сыновей. Старший Иван Иванович (1554–1582), в отличие от отца-развалины, был полон сил и энергии. Он показал себя храбрым на поле боя, участвуя в Ливонской войне, проявил себя смышленым государственным деятелем, участвуя в опричнине. Иван Иванович неоднократно Требовал у опта войско, чтобы придти на выручку Пскову, осажденному королём Баторием. Иван Грозный приходил в ярость от самостоятельных и смелых суждений сына. Хотя Иван IV многое поручал ему, готовя к царству, но одновременно завидовал его силе, молодости, разуму. Интриганы при дворе нашептывали царю, что наследник любим народом, что все ненавистники царя надеются на его приход к власти, и это еще более раздражало царя. Между отцом и сыном часто вспыхивали ссоры. Иван IV вмешивался в его личную жизнь, оскорблял жену Ивана Ивановича Ирину. Однажды он побил ее. Наследник вступился за честь жены и пытался схватить отца за руки. Тогда тот нанес сыну смертельный удар в висок своим тяжелым посохом с металлическим наконечником. Через 10 дней (19 ноября 1582 г., Александровская слобода) Иван Иванович скончался. Тем самым Грозный царь сам подсек на корню династию Рюриковичей, о которой он много рассуждал как о божественной династии, восходящей родством к самому Юлию Цезарю.

У следующего его сына – болезненного и богомольного Федора (1557–1598) не было детей. Еще один сын – малолетний Дмитрий (1582–1591) был рожден от седьмой но счету жены паря боярыни Марин Федоровны Нагой (?–1612) и имел мало прав на престол. Таким образом, царь сам создал в государстве кризис власти, возможность для будущих схваток за престол.

Царь пережил убитого сына ненамного. В начале 1584 г. его здоровье ухудшилось, тело стало еще более пухнуть. По Москве ходили слухи, что Бельский и Годунов изводят царя отравой. Грозный приказал послать за языческими волхвами на Север и расспросить их о своей судьбе. Те предсказали по звездам кончину царя 18 марта этого года. Царь пришел в ярость и заявил, что велит их казнить в этот день.

Наступил предсказанный волхвами день. Царь был жив. Он послал к предсказателям Бельского сообщить им, что их сожгут либо закопают живыми в землю в этот же день. Но волхвы спокойно ответили, что солнце еще не зашло и день не кончился. К вечеру Иван Грозный предложил находившемуся при нем Борису Годунову сыграть в шахматы. Царь и Годунов сели за столик. Рядом никого не было. Годунов остался с больным царем один на один. Вдруг раздался крик. Когда дворцовые слуги вбежали в палату, царь бездыханный лежал на полу.

В ночь с 18 на 19 марта на царский престол вступил 27-летний сын Ивана Грозного Федор Иванович. Это был тихий и богобоязненный человек Он ненавидел жестокость и насилие, предпочитал проводить время в молитвах, за книгами, в беседах с учеными монахами. По отзыву англичанина Д. Флетчера, Федор Иванович "... был прост и слабоумен, но весьма любезен и хорош в обращении, тих, милостив, не имеет склонности к войне, мало способен к делам политическим и до крайности суеверен".

Иван Грозный понимал, в какие руки он передает власть. Оставляя престол Федору, он порушил сына и государство заботам ближних бояр (князь И. Ф. Мстиславский, князь И. П. Шуйский, Н. Р. Захарьин-Юрьев, Б. Ф. Годунов, Б.Я. Бельский), из которых незадолго до смерти составил так называемый Регентский совет для управления Россией. Первые годы правления Федора Ивановича сопровождались ожесточенной дворцовой борьбой, в ходе которой Регентский совет распался. Сам Федор Иванович многие дела передоверял в первую очередь Б. Я. Бельскому и Б. Ф. Годунову, – людям, которые выдвинулись при Грозном на опричных казнях, душегубстве, мрачных Дворцовых интригах.

В жестокой борьбе за власть всё большее преимущество получал напористый, энергичный, умный и беспощадный Борис Годунов. Он пользовался тем, что его сестра была женой царя и стремительно оттеснял своих соперников. Вскоре он стал конюшим царя. Это была должность, которая давала первое место в Боярский думе. Одновременно через него шло решение всех иностранных дел. Он стал подписывать грамоты вместе с царем. А иноземные правители, чувствуя силу боярина, также обращались к нему в своих грамотах наравне с царем.

Вскоре Годунов добился устранения от дел Вельского. Опасность для всемогущего боярина представлял и маленький царевич Дмитрий: ведь кому-то могла прийти мысль, что слабого и нездорового Федора можно заменить маленьким Дмитрием, а это означало бы, что влиянию Годунова мог придти конец. Наконец, после смерти болезненного Федора Дмитрий официально мог взойти на престол.

Дмитрия вместе с матерью 24 мая 1584 г. услали из Москвы в Углич, который по старой традиции дали ему в удел Годунов продолжал оттеснять от Трона других родовитых бояр. Пошли в ссылку братья Шуйские, герой обороны Пскова Иван Петрович Шуйский был умерщвлен в ссылке. Потом: наступила очередь бояр Романовых, родственников первой русской царицы Анастасии Романовой. Поставил Годунов своего человека и на высший церковный пост. В 1589 г. в России было утверждено патриаршество, а во главе крупных церковных организаций на местах встали митрополиты. Это сразу же возвысило положение Русской православной Церкви и поставило ее вровень с другими православными патриархатами. В январе 1589 г. в Москве церковный Собор избрал патриархом Иова (?–1607), ставленника Бориса Годунова.

На правление царя Федора Ивановича приходится дальнейшее закрепощение русского крестьянства, ухудшение положения холопов. Теперь режим заповедных лет, запрета крестьянских переходов, который действовал в некоторых уездах, распространился на всю страну. Он перестал быть временной мерой, а стал постоянным законом. Это был ответ правительства на расширившееся бегство крестьян из центральных уездов в основном на южные окраины страны. Уходили они также из бедных помещичьих хозяйств на земли богатых вотчинников и монастырей, где для ведения хозяйства можно было получить помощь и льготы. Крестьяне бежали от тягот растущих повинностей, податей в условиях оскудения страны. В то же время правительству было выгодно, чтобы часть населения переселилась в южные, недавно захваченные районы, поскольку это помогало освоению и обороне приграничных уездов. В 1597 г. правительство Федора Годунова ввело урочные лета. Если раньше бежавшего на новые земли крестьянина могли искать бессрочно и могли в любое время вернуть владельцу, то теперь срок сыска устанавливался в 5 лет. Если крестьянина, не обнаруживали за это время, он оставался жить на новом месте. Это затрудняло бегство крестьян, но одновременно было выгодно новым их владельцам и самому государству, которое получало в южных районах рабочие руки и воинов.

В то же время положение холопов стало намного хуже. Теперь они не могли освободиться от хозяина, если пошли в холопство за долги, но были готовы отдать их Они навечно оставались холопами. Если же человек добровольно шел в холопы к хозяину и ранее при первом удобном случае мог освободиться, то теперь после шести месяцев службы он также оставался навеки холопом. Позиции господ усилились, положение бедных, зависимых людей ухудшилось. Молва связывала все эти законы с именем Бориса Годунова, которого всё более ненавидели в народе.

К тому же молва приписала ему еще один страшный грех – убийство малолетнего царевича Дмитрия. Царевич погиб при загадочных обстоятельствах в 1591 г. Его нашли с перерезанным горлом в собственном дворе в Угличе. Никто не видел, что приключилось с царевичем. Когда люди сбежались на крик няньки, то он был уже мертв. Толпа жителей города расправилась с людьми, ответственными за охрану Дмитрия. Годунов жестоко подавил восстание в городе. Он прислал в Углич специальную комиссию, которая, разобрав все обстоятельства гибели царевича, пришла к выводу, что Дмитрий зарезался сам, играх в "ножички". Однако людская молва возложила вину за гибель царевича на Бориса Годунова: при угасающем и больном Федоре Ивановиче царевич Дмитрий был последним Рюриковичем, кто мог помешать честолюбивому боярину официально захватить власть в стране.

Так в страданиях народа, в смертельной дворцовой борьбе, в стремительном продвижении к власти бывшего опричника Бориса Годунова заканчивался XVI век.

Царь Федор Иванович скончался 7 января 1598 г. Династия Рюриковичей пресеклась, в России кончилась целая эпоха, когда на престоле находились "прирожденные государи". Царица Ирина вскоре постриглась в монахини. Русский трон оказался свободным.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >