Механистическая концепция рефлекса Рене Декарта

Если Гарвей утвердил принцип механистического детерминизма в физиологии кровообращения, то применил этот принцип к рассмотрению взаимодействия организма с окружающей средой, т. е. поведения, французский естествоиспытатель Рене Декарт (1596— 1650). Декарту были присущи необыкновенная широта научных интересов, желание понять общие закономерности мироздания, изучить все разнообразные проявления неорганической и живой природы в их взаимосвязи. Его творческая программа включала в себя не только философские изыскания, но и исследования в области математики и астрономии, физики и химии, анатомии и физиологии. Так, при изучении мозговых функций Декарту удалось доказать, что зрительное восприятие возникает в результате сложной работы мозга. Используя незамысловатый прием — разглядывание перевернутого изображения сквозь вставленный вместо задней стенки бычьего глаза кусочек вошеной бумаги, Декарт продемонстрировал, что глаз — это чисто физический прибор, но для осуществления зрительной функции необходима работа мозга, преобразующего оптические стимулы в какие-то иные, физиологические сигналы.

Согласно Декарту, мировая материя (пространство) беспредельна и однородна; каждая ее частица инертна и пассивна. Активность материи придает движение, которое возникает в результате толчка, сообщаемого данному телу другим телом при

их столкновении. Обшей же причиной движения является бог (как непротяженная мыслящая субстанция), который сотворил материю вместе с движением и сохраняет их. В соответствии с этим тело (как выражение материи) рассматривалось как некая пассивная масса, способная лишь зеркально отражать (по-латински: отраженный — reflexus) внешние воздействия. Поэтому и тело человека (как и тело животных) представляет собой лишь сложный механизм, созданный из материальных элементов и способный в силу воздействия иа него окружающих предметов совершать движения, подобные действиям механического автомата. Живой организм Декарт уподоблял машинам — часам, кузнечному меху и т. п., описывая его строение и функции в категориях механики. «Средой» организма были окружающие его физические тела, с которыми он мог механически взаимодействовать. Несмотря на то, что, согласно Декарту, деятельность всех живых тел в ответ на внешнее воздействие подчинена одним законам механики, поведение животного отличалось от поведения человека. Сравнивая строение органов и тканей у различных животных, Декарт обратил внимание на постоянство расположения нервов, которое могло лежать в основе «телесной механики», обеспечивающей постоянный, статичный характер ответных реакций организма на внешние воздействия. Это привело его к убеждению, что животные представляют собой бездушные, механические автоматы, для которых характерно лишь машинное, автоматическое поведение. «Животные, — писал Декарт. — разума не имеют, и природа в них действует согласно расположению их органов, подобно тому как часы, состоящие из колес и пружин, точнее показывают и измеряют время, чем мы со всем нашим разумом» (12. С. 52). В свою очередь, поведение человека детерминировано внешними причинами (воздействие материальных тел) и внутренним фактором — сознанием («разумной душой»), созданным непротяженной мыслящей субстанцией (в отличие от тела как отражения протяженной пространственной субстанции). «Разумная душа», ведомая высшим разумом, отвечает за протекание адаптивных поведенческих актов человека и в целом обеспечивает его приспособляемость к окружающей среде.

Приступая к объяснению человеческого поведения, Декарт прежде всего должен был разрешить вопрос о природе начального звена взаимодействия организма со средой, или запускающего стимула, приводящего в действие целый ряд физиологических механизмов. Этот стимул он ищет не в чем-то сверхъестественном, а прежде всего во внешней среде, — в продукте взаимодействия организма с другими материальными телами, в основе которого лежат процессы механического перемещения частиц материи.

Дальше нужно было определить, что же происходит при этом взаимодействии, какова природа и механизм проведения внешнего воздействия по нервной системе? Вначале Декарт разрабатывает чисто механическую схему проведения нервного импульса: нервы — полые «трубки»-г начинаются в мозгу и заканчиваются на различных участках поверхности тела. Внутри трубок проходят тонкие нервные «нити», которые постоянно находятся в натянутом состоянии. Действие самого нервного- импульса Декарт объяснял на примере веревки, привязанной к колоколу: «.. .представим себе, что тонкие нити, идущие... от внутренности мозга и составляющие сердцевину нервов, так расположены в частях органа того или другого чувства, что легко могут быть приводимы в движение предметом, действующим на эти чувства. Как только нити приведены в движение с некоторой силой, они тянут части мозга, откуда выходят, и вследствие этого открываются входы пор, расположенных на внутренней поверхности мозга. Через эти поры животные духи, находящиеся в полости мозга, приходят в движение, проникают в нервы и в мускулы, которые вызывают в машине движения, совершенно подобные тем, какие мы производим, когда наши чувства поражены таким же образом. Так, например, если огонь ... находится вблизи ноги... то малые частицы этого огня, движущиеся, как известно, с чрезвычайной быстротой, имеют достаточно силы, чтобы привести в движение то место ноги, какого они касаются. Таким образом, они будут тянуть тонкую нервную нить, тут прикрепленную, и откроют в то же мгновение вход поры... где нить кончается, совершенно наподобие того, как веревка, которую тянут за один конец, заставляет звонить колокол, привязанный к другому концу. Как только отверстие пор открылось, животные духи входят внутрь нерва и пробегают отчасти в те мускулы, которые назначены удалить ногу от огнй, отчасти в те, что служат для поворачивания глаз и головы для того, чтобы видеть пламя, отчасти в те, что имеют назначением протянуть руки и наклонить тело для защиты от огня» (3. С. 260). /

Наметив путь проведения возбуждения от афферентного входа до эфферентного выхода, Декарт не мог не задумываться над природой импульсации, над тем, что является ее «активатором». Он вновь обращается к «оправдавшей» себя в веках теории Галена о «животных духах», называя их то «драгоценными флюидами», то «нервным сокбм». По его мнению, «животные духи» рождаются в сердце, откуда идет их постоянный восходящий поток в мозг. В основе «животных духов» лежит «образование жизненного духа, который, как тончайший ветер, или, лучше сказать, как в высшей степени чистое и подвижное пламя, постоянно в большом количестве восходит от сердца к мозгу, а оттуда через нервы к мускулам и приводит члены в движение. При этом нет необходимости воображать какую-нибудь иную причину того, что части крови, наиболее подвижные и легко проникающие, служащие для образования жизненного духа, идут от сердца именно в мозг, идут по наиболее прямому пути» (12. С. 49). «Животные духи» локализуются в желудочках мозга. В то же время при внешнем раздражении на организм влияет и другой поток — поток мельчайших и обладающих наибольшей скоростью передвижения частиц материи, из которых состоит воздействующий объект. Такой поток направляется с периферического (чувствительного) конца нерва в мозг. Этот процесс Декарт уподоблял описанному Гарвеем процессу кровообращения, при котором наиболее легкие и подвижные частицы крови, согласно законам механики, восходят по сосудам к мозгу. Сталкиваясь в мозгу с этим пришедшим извне потоком, «животные духи» как бы окрашиваются спецификой воздействующего на организм внешного объекта, что и определяет характер их исполнительной направленности. Согласно схеме Декарта, если, к примеру, огонь приближается к ноге,то мельчайшие частицы огня, обладающие большой скоростью, приводят в движение нервы, оканчивающиеся на данном участке тела. Другим концом нервы (связывающие периферию с мозгом) прикреплены к клапанам, открывающим входы в своеобразные отверстия головного мозга — «поры». То или иное воздействие на периферическую часть нерва обусловливает натяжение «нервных нитей» и раскрытие «пор». В результате «животные духи», находящиеся в мозге, устремляются по нервным «трубкам» к соответствующей мышце и раздувают ее. Это приводит к тому, что мышца изменяет форму и совершается ответное движение — отдергивание ноги, поворот головы и т. п. Так, по Декарту, осуществляется вся двигательная активность организма, представляющая результат взаимодействия внешних и внутренних детерминант поведения. Вместе с тем Декарт считал, что рефлекторная природа присуща не только сокращениям скелетных мышц, но и вегетативным актам, а также процессам восприятия.

Но вставал и еще один, не менее важный, вопрос: как объяснить вариабельность и пластичность ответных реакций организма; изменчивость поведения при, казалось бы, одинаковом характере привходящей стимуляции; появление новых форм поведения под давлением жизненных потребностей, т. е. обучаемость организма? Наряду-с врожденной преформированностью рефлекторных путей, которая обеспечивает единообразие ответных реакций организма (мы назвали бы их безусловными рефлексами), должна существовать определенная органическая ос-

1

нова для осуществления и закрепления широкого спектра разнообразных приспособительных реакций организма (т. е. условных рефлексов). В качестве общего объяснения (чисто механического, а следовательно, присущего и животным, и человеку) Декарт выдвигает изменение «диспозиции органов» (как анатомически фиксированной нервно-мышечной конструкции) под влиянием изменения внутренних условий проведения внешнего стимула.[1] Под «диспозицией органа» он понимал следующее: «поры» мозга обладают недостаточной пластичностью и, меняя под действием натяжения нервных «нитей» свою конфигурацию, никогда не возвращаются в прежнее положение. Таким образом остаются определенные «следы» внешних воздействий. Совокупность подобных «следов» составляет своеобразный памятный фонд организма, который вносит свои «коррективы» на пути следования нервного импульса. Кроме того, если в прошлом неоднократно происходило одновременное раскрытие нескольких «пор», то в последующем раскрытие лишь одной из них может повлечь за собой и раскрытие всех остальных. Более того, Декарт указывает на возможность выработки новых (говоря современным языком, условнорефлекторных) связей, т. е. на обучаемость организма. «Когда собака, — пишет он, — видит куропатку, она, естественно, бросается к ней, а когда слышит ' ружейный выстрел, звук его, естественно, побуждает ее убегать. Но тем не менее лягавых собак обыкновенно приучают к тому, чтобы вид куропатки заставлял их остановиться, а звук выстрела, который они слышат при стрельбе в куропатку, заставлял их подбегать к ней» (11. С. 623).

Второе объяснение Декарта касалось специфики человеческого поведения. Если применительно к животным первое объяснение, отражающее непроизвольный характер ответных реакций, было, по мнению Декарта, достаточным, то применительно к поведению человека, осуществляющего произвольную деятельность, требовалось введение добавочного (к простой связи стимул — реакция), «срединного» компонента рефлекторной дуги— состояния души. У Декарта, пожалуй, впервые старая проблема о соотношении тела и души трансформировалась в новую— о «непроизвольных» и «произвольных» актах поведения, ставшую основной контраверзой следующего столетия.

Декарт полагал, что у человека связь бездушного и безжиз[1] ненного телесного механизма с душой, обладающей мышлением и волей, осуществляется с помощью особого органа — так называемой «шишковидной железы» (эпифиза)—«главного седалища души и места, где образуются все наши мысли», посредством которого сознание воздействует на телесные процессы. Основным аргументом в пользу такого предположения был следующий: эта область лежит в самом центре мозга и является единственной непарной его частью, поэтому данное расположение дает «шишковидной железе» возможность улавливать малейшие движения «животных духов» и осуществлять синтез информации от различных органов чувств и движения, расположенных в обеих частях тела. Этот процесс Декарт представлял так: движение «животных духов» вызывает колебания железы; они изменяют и регулируют движение «животных духов» из одного желудочка мозга в другой; направленные таким образом «животные духи» через поры в стенках желудочков попадают в нервы и далее в рабочие органы — мышцы, раздувают их и тем самым приводят в движение конечности и другие части тела.

Говоря о сохранении организмом следов внешних воздействий, Декарт представляет память одним из общих свойств мозга, дающим организму возможность обеспечивать разнообразные и адаптивные формы поведения. Сохраняющиеся в памяти следы-образы он уподоблял складкам, которые навсегда остаются на бумаге, после того как однажды она была согнута. По мнению Декарта, существуют два вида памяти: телесная (к которой он относит и чисто механическую, или моторную, намять, характерную, к примеру, для музыкантов-профессиона- лов, т. е. выработка автоматизированных навыков) и духовная,* или интеллектуальная (фуйкцней которой является лишь ясное и отчетливое созерцание врожденных идей, якобы изначально заложенных в душе).' Однако эти виды памяти (пассивная и активная, подсознательная и актуализированная) тесно связаны в поведении человека.

Важное значение в представлениях Декарта о механизмах поведения имеют его идеи о «страстях» (страдательных состояниях души), которые он рассматривал с точки зрения физиолога. Страстям, или аффектам, отводилась роль важнейших регуляторов человеческого поведения. Они располагали душу к желанию тех вещей, к каким подготовлено тело. Страсти представляли определенные эмоциональные состояния, которые на основе опыта (врожденного или приобретенного) окрашивают тот или иной привходящий стимул соответствующим биологическим содержанием, т. е. оценивают его пользу (радость как выражение положительных эмоций) или вред (печаль как выражение отрицательных эмоций) для организма. Декарт, выдвинул тезис о зависимости аффективных состояний души от движений или действий тела: «. . .что для души является страстью, для тела вообще будет действием» (3. С. 257—258). Природа

страстей двойственна: они включают, телесный компонент и. мысленное представление о предмете, лежащие в основе как. непроизвольного, так и произвольного их проявлений. Однако» Декарт признает относительность этих понятий. Он пишет: «Страсть не всегда приносит пользу, потому что имеется много, как вредных для тела вещей, не вызывающих сначала никакой печали и даже радующих человека, так и других действительно полезных, но сначала неприятных вещей. Кроме того, добро и зло,-связанные с этими вещами, кажутся более значительными, чем это есть на самом деле; они побуждают нас домогаться одного и избегать другого с большим, чем следует, рвением» (11. С. 662). Таким образом, страсти, с одной стороны,выступали как непременный и обязательный продукт деятельности тела, а с другой — были обусловлены участием души.

Вследствие дуалистического характера представлений Декарта его учение оказало решающее влияние на последующее- развитие науки- и в идеалистическом, и в материалистическом плане. В философии Декарт стал родоначальником рационализма (от лат. rational is — разумный)—противоположного эмпиризму направления в теории познания, признающего разум основой познания и поведения людей и отрицающего чувственный опыт как безусловное и необходимое звено в постижении, человеком окружающего мира.

  • [1] Декарт пишет: «Животные духи, текущие по нервам в мускулы ив разной степени вздувающие их поочередно, в зависимости от того, какони распределяются мозгом, вызывают изменение положения всех членов,а что касается тонких волокон, из которых составлена внутренняя субстанция нервов, то они порождают ощущения» (12. С. 94).
  • [2] Декарт пишет: «Животные духи, текущие по нервам в мускулы ив разной степени вздувающие их поочередно, в зависимости от того, какони распределяются мозгом, вызывают изменение положения всех членов,а что касается тонких волокон, из которых составлена внутренняя субстанция нервов, то они порождают ощущения» (12. С. 94).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >