Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Медицина arrow ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ. РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О МОЗГЕ И ПОВЕДЕНИИ
Посмотреть оригинал

Кризис механистического понимания природы поведения

В 50—60-х годах XIX в. учение о рефлексе (главное звено- науки о поведении) переживало поистине кризисную ситуацию. Концепция Холла — Мюллера была основана на принципе механистического детерминизма: внешнему фактору, обусловливающему рефлекторную реакцию организма, соответствовал внутренний фактор — анатомически закрепленное расположение нервных путей, т. е. рефлекторных дуг. Таким образом, в центре внимания исследователей оказывались положение элементов рефлекторной дуги и их функциональная роль. Подобные представления имели важное значение в развитии знания о функциях нервной системы. Однако вставал вопрос о преодолении пропасти между непроизвольными и этроизвольными рефлекторными актами, о поиске механизмов, обеспечивающих целесообразность поведенческих реакций. Стала очевидной ограниченность представления о рефлексе как механическом, «слепом» движении, обусловленном анатомически закрепленными связями. Все попытки сторонников механистического детерминизма ответить на эти вопросы приводили лишь к признанию существования особого носителя субстанции сознания, которому отводилась первичная творческая роль в определении особенностей поведения. Организм рассматривался как самостоятельная, замкнутая система, отрицалась роль внешней среды в формировании специфики поведения.

В 50-е годы XIX в. после опубликования трудов Ч. Дарвина « К- Бернара произошли коренные сдвиги в биологическом осмыслении природы поведения, в общих воззрениях на организм и характер его отношений со средой.

Выдающийся английский естествоиспытатель Чарлз Роберт Дарвин (1809—1882) разработал основы эволюционного учения о происхождении видов животных и растений путем естественного отбора. Если раньше среда представлялась лишь как совокупность физико-химических раздражителей, то в учении Дарвина она выступала главным фактором биологической эволюции. Нераздельное единство организма и среды — вот ?основной тезис, выдвинутый Дарвином. Среда, таким образом, должна рассматриваться не изолированно, а в связи с индивидуальной и видовой историей организмов, их возможностями и потребностями. Постоянные изменения, происходящие в среде, обусловливают необходимость активной приспособительной изменчивости (развития) организмов и их функций. Тело, «вооруженное» психикой, приобретает больше шансов на выживание; следовательно, развитие и усложнение психики происходит в результате эволюции на основе естественного отбора.

Французский физиолог и патолог Клод Бернар (1813— 1878) вошел в историю науки, создав учение о постоянстве внутренней среды организма (гомеостазе[1]) как принципе саморегуляции. До него тело представляли совокупностью автономных органов, выполняющих независимые от других функции. Бернар показал, что все физиологические функции тесно взаимосвязаны и организм следует рассматривать как единую систему, ак'тивность которой направлена на сохранение основных физиологических констант в противовес разрушающим влияниям среды. По Бернару, именно постоянство внутренней

среды, автоматически контролируемое с помощью специальных регуляторов, служит залогом сохранения важнейшего условия жизнедеятельности организма — его целостности.

Введение новых биологических принципов в рассмотрение взаимодействия организма и среды обусловило следующий виток дискуссий о рефлексе. Немецкий физиолог Эдуард Фридрих Вильгельм Пфлюгер (1849—1910), ученик И. Мюллера и Э. Дюбуа-Реймона, в 1853 г. опубликовал результаты экспериментов, свидетельствующие о несостоятельности рефлекторной концепции Холла — Мюллера. В ее основе лежало признание спинного мозга лишь простым механизмом-автоматом (работающим по принципу рефлекса); головному мозгу отводилась роль носителя сознания и источника сознательно-волевых импульсов. Пфлюгер показал, что лишение животного головного мозга отнюдь не ведет к утрате определенных целесообразных[2] реакций. Так, обезглавленная лягушка ползала, плавала, старалась освободиться от вредного раздражителя и т. п. С целью объяснения подобных адаптивных нервно-мышечных реакции Пфлюгер дополнительно к рефлексу (как форме апсихических реакций) вводит сенсорный (как считалось, психический) фактор поведения. По его мнению, сенсорной функции мозга (или «сенсорной механике») равно подчинены как спинной, так и головной мозг. Более того, сенсорный фактор лежит в основе целесообразной и адаптивной направленности поведения и опосредует приспособление живых организмов к среде. Важна отметить следующее обстоятельство: распространив сенсорную функцию на спинной и головной мозг, Пфлюгер, по сути, разрушил традиционное представление о том, что психическая деятельность является прерогативой высших отделов нервной системы. Подчеркивая ведущую роль сенсорных компонентов в приспособительном поведении организмов, Пфлюгер вносит чрезвычайно важный эволюционно-генетический элемент в трактовку понятия сознания: оно выступает не как нечто априорно^ данное, а как продукт естественного развития и совершенствования сенсорной деятельности нервной системы. Следовательно, сенсорная функция спинного мозга примитивна, а головного— совершенна. Признание главенствующей роли сенсорной функции выдвигало на первый план такое свойство организмов, как чувствительность. Это понятие, сформированное в рам'ках категориального аппарата психологии, у Пфлюгера становится психофизиологическим, т. е. наполняется физиологическим содержанием. Чувствительность признается неотъемлемой функцией нервной системы, определен и ее анатомический субстрат — серое вещество спинного и головного мозга1.

Какую же роль в поведении Пфлюгер отводит рефлексу? По его мнению, рефлекс всегда подразумевает определенную машинообразность и статичность реакций, т. е. является автоматически срабатывающим и не подвергающимся никаким изменениям механизмом. Однако разнообразный поведенческий репертуар животных явно не укладывался в жесткие рамки рефлекторных дуг. Животные демонстрировали целесообразное и вариативное поведение с лабильными изменчивыми приспособительными реакциями на изменения условий среды. Поэтому теория рефлекса не применима для рассмотрения целостного ловедения. Сфера ее использования — лишь нервно-мышечные .реакции, которые отличает врожденный автоматизм.

Эти положения, знаменующие собой необходимость коренного пересмотра концепции рефлекса, вызвали ожесточенную критику адептов механистического мировоззрения, которое в середине XIX в. переживало своеобразный «Ренессанс», связанный с проникновением в физиологию физико-химических понятий и методов. Одним из тех, кто пытался сделать категорию рефлекса приемлемой для объяснения механизмов поведения, был немецкий физиолог Мориц Шифф (1823—1894). Его научная деятельность была направлена на изучение функций спинного и головного мозга, возбудимости нервов при различных условиях раздражения, влияния нервных центров на регуляцию жизненно важных физиологических процессов и т. п. Согласно Шиффу, все функции организма основаны на едином ?начале—механическом движении процесса по нервным массам, поэтому нет разницы между непроизвольными и произвольными движениями. Те и другие суть рефлекторны, ибо подчинены главному закону «механической необходимости». Основу целесообразного двигательного эффекта Шифф видит в физических факторах — силе и длительности раздражения вместо постулируемой Пфлюгером психофизиологической сенсорной функции нервной системы.

Кроме того, в полемике о роли и месте рефлекса в поведении достаточно сильно проявилось сопротивление ученых-идеа- ?листов. Например, английский писатель, врач и философ Джордж Генри Льюис (1817—1878) выступил с критикой учения о специфической энергии органов чувств, выдвинув принцип «функционального безразличия» нервов. Он внрвь вернулся •к идее «человек-машина», хотя не с позиций рефле.кторной обусловленности поведения, а с позиций сознательной регуляции всех реакций. Льюис считал, что разделение поведенческих реакций на произвольные и непроизвольные неправомерно, ибо все они произвольны по природе: их единственным источником и направляющей силой является сознание. Спонтанность и свободный выбор изначально присущи нервным субстратам. Вершины эволюционного развития эти свойства

достигают у человека, выступая в виде высших интеллектуально-волевых проявлений личности.

* *

*

Итак, к середине XIX в. наметился явный кризис учения о рефлексе. С одной стороны, приверженцы физико-химического направления в науке (достижения которого имели огромное значение для познания функций нервной системы) практически не рассматривали высшие психические процессы, определяющие целостное поведение организмов в среде. С помощью понятия рефлекса объясняли низшие формы нервной деятельности. С другой стороны, психологи продолжали оставаться на позициях идеалистического и субъективного толкования факторов регуляции поведения.

  • [1] Термин «гомеостаз», означающий относительное динамическое постоянство состава и свойств внутренней среды и устойчивости основных физиологических функций живых организмов, был предложен американскимфизиологом У. Кенноном в 1929 г. Однако идеи о регуляции постоянствасостава внутренней среды были высказаны К. Бернаром еще в 1859 г.
  • [2] Под целесообразностью Пфлюгер понимал прежде всего совершениеживотными тех или иных адаптивных реакций с помощью приспособлениядвижений к изменяющимся условиям среды..
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы