Механизмы формирования целенаправленного поведения. Схема функциональной структуры поведенческого акта А. С. Батуева

Проблема ведущих факторов формирования целенаправленного поведения требовала решения вопроса о том, с помощью каких механизмов организм способен осуществлять адекватные приспособительные реакции (т. е. адаптивное поведение) в условиях постоянно меняющейся среды. С позиций системного подхода становилось ясным, что адаптивное поведение животных и человека базируется на многих элементарных механизмах, включая условные рефлексы, но не исчерпывается ими. Высшая нервная деятельность (поведение) строится на основе отражения мозгом внешней среды и внутреннего состояния организма (как единого пространственно-временного континуума) и вероятностного предсказывания будущих возможных вариантов действия. В связи с этим вставала задача описать структуру единицы поведения — отдельного поведенческого акта. Интересное решение было предложено отечественным нейрофизиологом Александром Сергеевичем Батуевым (1935—2012). В своих представлениях Батуев исходил из того, что любая поведенческая программа определяется мозгом задолго до начала осуществления того или иного ответного действия. Способность к формированию планов и программ поведения — наиболее важное звено системы адаптивных свойств организма. Кроме того, развитие программирующей функции мозга играет важнейшую роль в динамике эволюционных преобразований поведения.

По мнению Батуева, любая поведенческая программа должна строиться по крайней мере на трех основных детерминантах: 1) доминирующей мотивации, 2) прошлом жизненном опыте (запечатленном в долговременной памяти) и 3) оценке текущей ситуации с помощью механизмов краткосрочной памяти. В основе любого акта жизнедеятельности лежит определенная биологическая (а для человека — прежде всего социальная) потребность. Наиболее важная для организма в данный момент потребность, вызывая избирательную активацию соответствующих участков мозга, приводит к формированию доминирующей мотивации. При этом специфика последней определяет особенности внутрицентральной интеграции, в частности набор определенных мозговых аппаратов, в совокупности представляющих собой доминирующую констелляцию функционально связанных центров. Доминирующая мотивация обусловливает скрытую готовность организма к тому или иному виду деятельности при одновременном подавлении посторонних рефлекторных проявлений. В то же время, как первичный системообразующий фактор, она определяет все дальнейшие этапы мозговой деятельности, равно как и саму программу реализации данного поведенческого акта. Достижение положительного результата данной поведенческой программы (т. е. удовлетворение исходной потребности) приводит к снижению уровня мотивации. В относительно стабильной среде, где вероятность удовлетворения текущей потребности в соответствии с прежним опытом практически равна единице, организм мог бы использовать готовые (запаянные) поведенческие программы. Однако в действительности организм существует в постоянно меняющейся среде, требующей формирования вероятностных программ действий (гипотез).

Вероятностная программа поведенческого акта складывается на основе прошлого опыта. Ее фундаментом выступают жестко закрепленные поведенческие навыки, сохраняющиеся в долговременной (генетической и онтогенетической) памяти и представляющие собой стабильные, автоматически проявляющиеся функциональные единицы поведения. В их основе лежит система прочных нервных связей. Доминирующая мотивация извлекает из долговременной памяти эти готовые элементы, которые в определенных условиях могут оказаться достаточными для достижения полезного приспособительного результата. В процессе фило- и онтогенетического развития организмов происходят постоянное накопление и совершенствование набора подобных поведенческих навыков, на основе которых формируются более сложные поведенческие акты.

Вместе с тем любая поведенческая программа должна носить адаптивный характер и, следовательно, строиться при обязательном учете и оценке текущей ситуации. Она складывается из нескольких составляющих: 1) оценки собственной «схемы тела», вписанного в окружающую среду, 2) извлечения биологически полезной информации из этой среды, 3) описания структуры среды, т. е. связей между ее наиболее важными и существенными переменными, и 4) определения ведущего кинематического звена для реализации предстоящего поведенческого акта. Оценка текущей ситуации базируется на активной природе восприятия, отражающего реализацию целостной сенсорной функции мозга. Высший уровень сенсорной интеграции завершается формированием актуального образа среды, оценкой взаимоотношений биологически важных признаков. Во всех этих процессах существенная роль отводится краткосрочной памяти, в функции которой входит сохранение образа окружающей среды и программы предстоящего акта вплоть до его полной реализации. Адекватность поведенческой программы и эффективность действий оцениваются с помощью эмоций. При достижении полезного приспособительного результата, оцениваемого по выраженности положительных эмоций, информация о способах успешного решения задачи «переводится» в долговременную память, а данная поведенческая программа «стирается» из краткосрочной памяти. В случае отрицательного результата (сопровождающегося отрицательными эмоциями) возможно включение дополнительных мозговых механизмов. Так, действия согласно сохраняющейся в краткосрочной памяти программе могут быть повторены; возможна перестройка прежней программы действий в соответствии с текущими условиями среды (выдвижение новых гипотез), и, наконец, может произойти полная смена мотивации, вызывающая изменение направленности поведения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >