Политическая культура и развитие общества: современные политические процессы

Политические культуры и политические изменения

Динамика форм государственности

Политическая культура одновременно является условием, средством и результатом развития общества. Во-первых, сложившаяся политическая культура может стимулировать развитие или выступать его барьером — в этом плане она выступает как условие, фактор возможных изменений, без учета которого невозможны развитие, а тем более — модернизация общества.

Во-вторых, в результате возможных преобразований — вынужденных или сознательных (в том числе волевых) -политической системы, экономического уклада формируется новая политическая культура, оказывающаяся в этом случае результатом этих преобразований.

Наконец, в-третьих, во всех этих процессах, изменениях политическая культура выступает как средство воздействия на общество и одновременно как средство его самоорганизации.

Другими словами, роль политической культуры многогранна и проявляются, выходят па первый план эти "грани" в зависимости от этапа цикла общественного развития.

Если политическая культура сводится только к ценностям и установкам, некоему ментальному плану ("вот такой у нас менталитет"), то получается ситуация безысходности, пресловутой "колеи", попав в которую общество якобы не способно изменить свою "судьбу", а исследователи, а главное — политики, лишаются возможности влиять на изменения.

Поэтому тем более важно понимание политической культуры как системы практик, актов, ритуалов, образцов, формирующих ментальность, как опыта, помогающего выжить в определенной динамичной среде, в том числе и с помощью заимствований этого опыта.

Под "развитием общества" понимается переход конкретного общества в новое качество, приближающее его к цивилизационному фронтиру, обеспечивающее максимально возможное для данного исторического этапа качество жизни. В связи с этим в современной российской литературе широко используются термины "инновационное развитие" и "модернизация". Однако первое из них употребляется излишне расширительно. Инновация — проблема и явление микроэкономического уровня, она связана с возможностью реализации конкретного продукта, артефакта, опыта, не имеющего аналогов. Общество в целом не может развиваться инновационно. Оно может только создавать условия для реализации инноваций или препятствия им. Не больше, но и не меньше. "Модернизация" — более спокойный и корректный термин, выражающий необходимость освоения передовых практик, после которых уже можно приступать к инновациям, т.е. продвижению чего-то, никем еще не освоенного. Однако, к сожалению, термин "модернизация" в отечественной литературе все больше нагружается, с одной стороны, негативными коннотациями (вплоть до отождествления модернизации и вестернизации), а с другой — отнесением ее исключительно к обществам модерна, предполагая, по-видимому, что применительно к современности нужно говорить о "пост-модернизации". Поэтому в целях избегания таких ловушек, в расчете на некую объективность и минимальную оценочность в данном разделе говорится именно о развитии общества.

Проблема государства в развитии политической культуры, наций играет чрезвычайно важную роль. Во-первых, государство является наиболее исторически развитой формой политической власти. Во-вторых, оно представляет собой наиболее развитый социально-политический институт, точнее систему таких институтов. В-третьих, государство является ключевым фактором формирования общества, нации. Можно выделить несколько типологически основных концепций государства.

Согласно теологической концепции государство суть проявление божественной воли, се продолжение и земное воплощение.

Согласно классической концепции (А. Кожев называет ее "арифметической") государство есть совокупность власти, гарантирующей внутренний и внешний суверенитет, территории, четко определенные границы, население (граждан этого государства). Разновидностью классической концепции является понимание государства как результата проявления политической и военной силы (например, в результате войны или обороны от агрессии).

В юридической концепции (И. Канта) государство есть именно множество людей, объединенных законами, определяющими порядок жизнеустройства такого социума.

Социологическая концепция (М. Вебер) выделяет три характеристики государства:

  • 1) административный и правовой порядок, изменяемый посредством опять-таки законов;
  • 2) принудительная власть данного порядка как над гражданами, так и всеми действиями, происходящими на данной территории;
  • 3) монополия на легитимное насилие.

В управленческой концепции (Э. Гидденс) на первый план выведены тоже три характеристики государства:

  • 1) система институциональных форм монопольного контроля над территорией с демаркированными границами;
  • 2) система санкционированных законом правил;
  • 3) система непосредственного контроля над средствами внешнего и внутреннего контроля.

По мнению Кожева, Античность знала два типа государства: государство-семья (клан) и государство, основанное на господстве. Именно эти типы государственной власти фигурируют в античных трагедиях. Средневековое государство представляло власть либо универсальной церкви, либо воплощенной индивидуальной универсальности короля. Новое время как формирование буржуазного государства воплощается в борьбу за собственность и экономическое господство с последующим политическим признанием этого господства (рис. 7.1). В свою очередь, буржуазное национальное государств, согласно Кожеву, проходит два этапа развития:

  • • I этап — формирование гражданского общества, буржуазных республик, современных демократий;
  • • II этап (под влиянием глобализации экономики) -формирование гомогенного государства массового общества с переходом от национальных государств к федерациям, конфедерациям и новым империям.

С этими идеями перспектив государственности Кожев и выступил как идеолог и практик европейской интеграции.

Действительно, историческим фактом является все большее нарастание роли государства и его контроля над различными сферами жизни общества, что зачастую объясняется необходимостью обеспечения безопасности (военной, продовольственной, информационной и т.д.). Э. Геллнером было выделено несколько исторических этапов развития национальных государств в Европе (табл. 7.1).

Эволюция государства по А. Кожеву

Рис. 7.1. Эволюция государства по А. Кожеву

Таблица 7.1. Стадии развития национальных государств в Европе по Э. Геллнеру

Исторический период

Стадия

Суть изменений

Следствия

До 1815 г.

Аграрно-сословные общества

с традиционными

культурами

и династическим

государством

1815 1918 гг.

Политический ирредентизм

Прежние государственные структуры в сочетании с формированием национализма (национальной идеи как политического принципа)

Разрушение существующих государств (империй) и границ

1918— 1945 гг.

Триумф и поражения национального ирредентизма

Унаследованы все слабости, включая "новые меньшинства" с апелляцией к распределению материальных ресурсов и благ

Массовые

убийства,

депортации,

Вторая

мировая

война

После 1945 г.

Снижение накала этнических переживаний

"Приручение" национализма

Федерализм, мультикультуральность, толерантность

В связи с этим Геллнер говорит о "часовых поясах" становления национальных государств в Европе:

  • 1) страны Атлантического побережья;
  • 2) Италия, Германия;
  • 3) страны бывшей Османской империи и Австро-Венгрии;
  • 4) страны бывшей Российской империи. Показательно, что в этой модели "реальный социализм" оказывается ускоренной формой индустриализации, которая все равно приводит к завершению буржуазной революции и формированию национальных государств.

Вместе с тем не менее очевидны и два дополняющих друг друга тренда (к рассмотрению их природы мы еще вернемся) глобализации и нарастания национального разнообразия, иногда приводящего к конфликтам. Проблемы слабых и несостоявшихся в условиях глобализации государств вынуждают обратиться к переосмыслению динамики форм государственных систем. Так, тренды централизации власти достаточно очевидны: независимость, суверенитет, союз, федерация, унитарное государство, империя. Именно в такой последовательности (рис. 7.2).

В конце 1970-х гг. М. Фуко было проведено специальное исследование государственного "управленчества" ("оправительствования государственности"), т.е. выхода в государстве на первый план исполнительной власти с ее управленческими функциями.

Цивилизационные этапы развития форм государства

Рис. 7.2. Цивилизационные этапы развития форм государства

В греческих купеческих полисах главной функцией государства как объединяющей социум системы были закон и справедливый суд.

В животноводческих этносах Востока (включая иудеев) на власть возлагалась также пастырская задача — руководство душами подданных. Такое понимание государства перешло и в христианскую традицию. В XVI—XVII вв. по мере нарастающей секуляризации общественной жизни в функциях государства выделяются отдельные направления управленческой деятельности: социальная политика, воспитание, образование, пропаганда, статистика. То есть государство продолжает выполнять роль если не пастыря, то поводыря.

Однако начиная с XVII в. возникают элементы новой системы. Индустриализация, активное формирование национальных и мировых рынков вывели на передний план экономику, превратившуюся из одной из сфер забот управленчества (экономического обеспечения государства) — в сферу, определяющую само политическое обустройство общества. Концептуально и теоретически это понимание соотношения экономики и политики было закреплено в классических работах А. Смита, П. Риккардо, а затем и К. Маркса, согласно которому экономика ("экономический базис", уровень развития "производительных сил") определяет социальную и политическую динамику ("классовую борьбу" и "политическую надстройку"). Сама политика предстала как концентрированное выражение экономики, как обслуживание экономических интересов элиты.

Показательно, что развитие этой тенденции привело к укрупнению капитала, формированию ТИК и формированию новой экономической и политической силы — наемных профессиональных менеджеров, интересы которых иногда могут расходиться с интересами владельцев. Д. Бернхем, а за ним Д. Белл и другие авторы стали говорить о "революции менеджеров". В социалистических странах, в частности в СССР, эта тенденция проявилась в формировании "нового класса", номенклатуры (М. Джилас, М. Вселенский), распоряжающейся "общенародной собственностью".

Глобализация, формирование ТНК, фактический вассалитет национальных государств по отношению к странам С8, общее движение в сторону олигархии едва ли вызывает сомнение. Все увеличивающаяся концентрация промышленной и финансовой мощи, все уменьшающаяся роль индивидуального капиталиста и акционера, рост влияния "эффективных менеджеров", упадок представительных институтов и появление однопартийных режимов, опирающихся на полицейский террор, фальсификацию выборов, все это указывает на одну и ту же тенденцию.

Именно на таком идейном фоне формировалась в свое время идея конвергенции капитализма и социализма. Позднее к этому добавились теория и практика КСО, корпоративного гражданства, сформировавшие основу нового корпоративизма, который К. Крауч уже в наши дни назвал "приватизированным кейнсианством".

Если на Западе разрешение этого конфликта приняло характер многовекторного и многоуровневого разведения зон ответственности, полномочий, регулирования лоббистской деятельности и мотивации управленческого аппарата к участию в деловой активности, что придало новые формы экономическим и политическим отношениям, то в СССР это приняло форму прямой конвертации управленческого влияния в собственность и власть. "Перестройка" и реформы 1990-х гг. окончательно вернули Россию в общецивилизационный тренд. Это возвращение в условиях слабого гражданского общества привело к тому, что с поверхностной точки зрения воспринимается как правовой нигилизм и тотальная коррупция. Систематическое изучение особенностей советской и постсоветской политической системы как системы административных рынков (С. Кордонский) убедительно показывает причины того, почему и как не работают лекала стандартных демократических институтов в постсоветском обществе, сохраняющем инерцию "революции менеджеров по-советски". Преодоление этой инерции состоит, по-видимому, в выстраивании системы социального аудита, расширяя и обобщая опыт, накопленный за рубежом в связи с развитием КСО, корпоративного гражданства, а возможно и советский опыт планов социально-экономического развития предприятий и регионов.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >