Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ РОССИИ XX — НАЧАЛА XXI ВЕКА
Посмотреть оригинал

Обострение борьбы за лидерство. Формирование команды реформаторов

Болезнь и постепенный отход Брежнева от дел привели к возникновению новой конфигурации сил в кругах высшего руководства СССР и к новому витку борьбы за лидерство партии. К тому времени наметилась пагубная тенденция перерождения высшего руководства страны в своеобразную «геронтократию» — средний возраст членов Политбюро к началу 1980-х гг. составлял 70 лет. Впрочем, старение советской политической верхушки не делало борьбу за лидерство в партии более мягкой, наоборот, придавало ей дополнительную остроту, поскольку друг другу противостояли люди с большим жизненным опытом, к тому же обладающие мощнейшими политическими ресурсами.

На роль приемника Брежнева могли претендовать сразу несколько человек. Вторым после генсека человеком партии на протяжении 1970-х гг. считался Суслов, в чьих руках концентрировалась вся идеологическая работа. Позиции Суслова после ухода и скоропостижной смерти Косыгина несколько ослабли, но в своей «игре» он мог опереться еще на одного ленинградца — руководителя партийной организации северной столицы Г. В. Романова. Романов и сам мог претендовать на высший пост в партии — он выгодно отличался от других претендентов сравнительно молодым возрастом и деловой хваткой. Он имел позитивную репутацию в партии, пользовался любовью населения Ленинграда. Романов имел опасного конкурента в лице руководителя Московской парторганизации В. В. Гришина, который также не прочь был возглавить партию в случае ухода Брежнева. Прочные позиции имелись также у ближайшего к Брежневу человека в высшем партийном руководстве Черненко. Его влияние особенно усилилось в 1978 г., когда из кандидатов он был переведен в члены Политбюро, одновременно сохранив за собой пост секретаря ЦК КПСС. Именно он мог в случае окончательного отхода Брежнева от дел возглавить «днепропетровскую группировку», что резко повышало бы его шансы занять лидирующие позиции в партии в целом. Черненко мог располагать поддержкой военных в лице нового министра обороны, так же очень близкого друга Брежнева Д. Ф. Устинова. Большим авторитетом в партии пользовался Громыко, но открыто на первые позиции ни в партии, ни в государстве он в тот период не претендовал.

Однако в высшем партийном руководстве рубежа 1970—1980 гг. была еще одна сильная фигура, шансы которой сделаться наследником Брежнева мало кто рассматривал всерьез. Это был возглавлявший Комитет государственной безопасности Андропов. По возрасту он не уступал остальным «геронтократам», кроме того, у всех на памяти была печальная участь Берии и совсем недавнее падение Шелепина и Семичастного. Трудно было предположить, что в лице Андропова советские органы госбезопасности способны попытаться взять реванш в борьбе с партийной номенклатурой. Но сам Андропов считал иначе. Еще в конце 1960-х — начале 1970-х гг., едва успев укрепиться на посту председателя КГБ, он начинает подбирать свою команду и расставлять своих людей на стратегически важных участках борьбы. В Грузии в 1972 г. местную партийную организацию возглавил бывший руководитель МВД этой республики Э. А. Шеварднадзе. Примерно в то же время на волне так называемой борьбы с коррупцией к власти в Азербайджане приходит Г. А. Алиев (руководивший КГБ республики, перед тем как занять пост первого секретаря Азербайджанской парторганизации). В 1977 г. из Ставропольского края переводится еще М. С. Горбачев, который получил важный пост секретаря ЦК КПСС. Андропов так же имел своих людей в идеологических структурах партии, академических институтах, диссидентском движении, партаппарате. Им была выпестована целая когорта будущих реформаторов, достаточно назвать таких людей из близких к нему, как А. Г. Аганбсгян, Г. А. Арбатов, Т. X. Гдлян, Л. И. Абалкин и др. Одновременно с этим Андропов устраняет с политической арены своих конкурентов. Под ударом оказывается даже слабеющий вождь — органы безопасности инициируют дело, в котором была замешана дочь Брежнева Галина. Наконец, учтя опыт своих предшественников, Андропов в мае 1982 г. оставляет КГБ и переходит на работу в ЦК КПСС в ранге секретаря по идеологии, т.е. фактически занимает место умершего всего несколько месяцев назад Суслова.

Хотя подспудная борьба в партии велась уже на протяжении нескольких лет, смерть Брежнева для многих стала неожиданностью. Еще в день 65-летнего юбилея Октябрьской революции 7 ноября 1982 г. он приветствовал праздничные колоны демонстрантов с трибуны Мавзолея. После демонстрации Брежнев отправился в свою резиденцию — охотничье угодье Завидово. Никаких жалоб на здоровье он не высказывал, а утром 10 ноября офицеры охраны нашли генсека умирающим. После получения известий о случившемся, первым к месту событий прибыл Андропов. Выслушав доклады охраны, он направился к вдове Брежнева. Только после этого в Завидово прибыл лечащий врач Брежнева Е. И. Чазов. Никто из соперников Андропова, будь то члены «днепропетровской группы» или лидеры крупных столичных парторганизаций не выступили против восхождения бывшего руководителя КГБ на высшую ступеньку власти в стране. Более того, на Пленуме ЦК КПСС, проходившем 12 ноября 1982 г., с предложением о выдвижении Андропова на пост генсека выступил никто иной как его главный конкурент Черненко. При этом, как вспоминал В. И. Воротников, Черненко в своем выступлении многозначительно отметил приверженность Андропова к коллективной, коллегиальной работе. Ответ Андропова был не менее многозначителен. В своем ответном слове он пообещал решать вопросы «по возможности коллегиально, но не всегда к всеобщему удовлетворению». Тем самым Андропов, даже на уровне ничего не значащего ритуала, недвусмысленно заявил претензии на безусловное лидерство и четко продемонстрировал свое нежелание делить высшую власть с кем- либо из членов советского руководства.

Мероприятия, осуществляемые Андроповым после прихода к власти, нередко носили частичный, даже умеренный характер, внешне они казались попытками лишь косметически подновить каркас советской системы. Но в действительности победа Андропова означала победу западнического крыла партийного истеблишмента. С первых своих шагов новый генсек предпринимает ряд действий, создававших самые благоприятные условия для проведения в будущем широкомасштабных либеральных реформ. Параллельно с усилением власти Андропов делает ее более открытой, что в условиях идеократии могло оказаться смертельно опасным. В центральной партийной печати начинают еженедельно публиковаться отчеты о вопросах, обсуждаемых фактически высшим органом власти в СССР, каким являлось Политбюро ЦК КПСС — т.е. информация, которая со времен Сталина относилась к категории высших государственных секретов. Более того, в прессу попадают сообщения о фактах разложения власти, коррупции в партии и советских органах. Информирование общественности по этим вопросам целенаправленно велось прокуратурой и КГБ. По определению современного либерального историка Р. Г. Пихои, именно при Андропове был распахнут «информационный ящик Пандоры». Одновременно с этим идет формирование общественного мнения, создаются механизмы обратного влияния общественности на органы власти. Без этих мероприятий последующие преобразования горбачевского времени были бы невозможны.

Одновременно с этим Андропов целенаправленно усиливает свои и без того крепкие позиции в высшем руководстве, продолжает формирование «команды реформаторов», которая вскоре станет важнейшей опорой Горбачева и его политики «перестройки». Уже 22 декабря 1982 г. на Пленуме ЦК КПСС членом Политбюро становится Алиев, а один из старейших членов команды Брежнева Кириленко выводится из Политбюро и лишается своего поста секретаря ЦК КПСС. В те же дни создается Экономический отдел ЦК, который возглавил один из «молодых реформаторов» Н. И. Рыжков, ставший вскоре секретарем ЦК по вопросам экономики. Затем команда «молодых реформаторов» пополнилась еще Е. К. Лигачевым, который возглавил один из ключевых отделов ЦК — Отдел организационно-партийной работы. Как пишет Пихоя, именно руками Лигачева осуществлялась зачистка старых «брежневских» кадров и замена их новыми. В частности, Отдел науки и высших учебных заведений ЦК КПСС возглавил В. А. Медведев, в будущем — один из ближайших сподвижников Горбачева. В 1983 г. из Канады, где он был советским послом, в Москву возвратили А. Н. Яковлева. Будущего главного идеолога «перестройки» сразу же назначили на очень престижный пост директора Института мировой экономики и международных отношений. С этого времени институт превращается в один из главных мозговых центров, в котором шел поиск моделей будущего развития СССР и налаживались связи с зарубежной общественностью.

Одновременно оттеснены от реальной власти оказались соперники Андропова в борьбе за лидерство — Романов и Гришин. Арсенал методов политической борьбы, который использовал Андропов, находясь на посту генсека, был разнообразным. Так, авторитет партийного руководителя столицы был серьезно подорван в ходе антикоррупционных расследований в системе московской торговли. С этого момента «антикоррупционная» карта становится в руках Андропова козырной и разыгрывается против многих его политических и личных противников. Так, обвинения в коррупции, разложении и злоупотреблении властью в целях обогащения были выдвинуты против первого секретаря Краснодарской областной парторганизации С. Ф. Медунова (снят с должности), министра внутренних дел Н. А. ГЦелокова (застрелился), партийного руководителя Узбекистана, члена Политбюро ЦК КПСС Ш. Р. Рашидова (застрелился).

Однако эпоха Андропова закончилась так же внезапно, как и началась. Состояние здоровья не позволило ему довести до конца свои начинания, в том числе кадровые, что уменьшило шансы созданной им команды «молодых реформаторов» по сравнению с позицией «старой гвардии». Уже с сентября 1983 г. генсеку приходилось принимать важные политические решения, будучи прикованным к больничной койке. 9 февраля 1984 г. он скончался.

В современной публицистике и научной литературе некоторые авторы называют Ю. В. Андропова отцом или предшественником «горбачевской перестройки». Выскажите свое отношение к этой точке зрения. Какую роль правление Андропова сыграло в истории СССР?

Новым генеральным секретарем ЦК КПСС и Председателем Президиума ВС СССР становится К. У. Черненко. Но период его правления оказался еще более коротким, чем андроповский, в силу этого политическое лицо нового советского лидера в полной мере определиться не успело. Среди ключевых начинаний нового руководства можно выделить лишь борьбу за укрепление официальной марксистско-ленинской идеологии. В рамках этой компании начинается подготовка новой программы КПСС, вместо прежней, принятой еще в годы правления Хрущева. Была предпринята и мягкая попытка отойти от набившего оскомину определения

«развитой социализм», вместо которого предполагалось говорить о переходе СССР в стадию «развивающего социализма». Не обошлось без некоторых знаковых кадровых решений. В их ряду стоит восстановление летом 1984 г. в партии В. М. Молотова, исключенного еще в 1962 г. за так называемую «антипартийную фракционную деятельность и массовые репрессии», а на деле — за критику принятой на XXII съезде утопической программы КПСС.

В то же время становилось все более очевидным, что без радикального омоложения правящего слоя уже не обойтись. В этих условиях была сделана ставка на самого молодого члена Политбюро Горбачева. И хотя Горбачева не поддерживали такие важные фигуры советского руководства, как Председатель Совмина Н. А. Тихонов, он стремительно укреплял свои позиции. 10 марта 1985 г. престарелый и больной Черненко умер, а вместе с ним уходила в прошлое вся эпоха строительства в нашей стране социалистического общества. Страна вступала в совершенно новую, стремительно развивающуюся эпоху «перестройки» и последовавших за ней радикальных реформ...

Тем самым становится очевидной основная линия развития всей политической борьбы в партийном руководстве в 1964—1985 гг. Удаление из него национально мыслящих лидеров неизбежно вело к дрейфу советской верхушки к западничеству и либерализму. Пораженческие настроения, проникшие в высшие эшелоны власти в СССР, рано или поздно должны были привести к появлению политиков, спекулирующих на них ради удовлетворения собственных интересов, идущих вразрез с интересами общества. Со временем образуется опасный разрыв между официальной псевдореволюционной риторикой и направленностью реальных шагов тех, кто оказался во главе партии и государства. В этом, как представляется, крылась одна из важнейших предпосылок поражения Советского Союза в холодной войне, которое привело к трагическим последствиям для всех народов нашей страны.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы