Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow ЗАПАДНАЯ ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

Антропологический принцип

Л. Фейербах разработал оригинальную концепцию человека. Осуществленная им реформа философии, по его словам, заключалась в создании «философии человека, то есть антропологии». Блистательная историко-философская самооценка содержится в философской автобиографии мыслителя, опубликованной недавно на русском языке в переводе проф. Б.В. Мееровского [4. С. 133 — 134]: «Фейербах Людвиг Андреас, известный современный философ, родился 28 июля 1804 г. в Ландсхуте. В 1822 г. по окончании местной гимназии поступил в Гейдельбергский университет для изучения теологии под руководством Паулюса и Дауба. Увлекшись гегелевской философией в изложении Дауба, Фейербах в 1824 г. направился в Берлин, чтобы прослушать лекции самого Гегеля. В 1825 г. он отказывается от теологии в Берлинском университете и целиком отдает себя философии. В 1828 г. Фейербах защитил в Эрлангенском университете диссертацию «De ratione, una, universalis, infinita» и получил звание приват-доцента. Однако через несколько лет он отошел от преподавания. С этого времени Фейербах полностью посвятил себя литературной деятельности.

Ученик Гегеля, Фейербах выступил как самостоятельный мыслитель уже в своем небольшом анонимном сочинении «Мысли о смерти и бессмертии» (1830), энергично ополчившись против традиционных воззрений и отвергнув веру в бессмертие (души). Это привело его к разрыву с существовавшей философской и теологической традицией. Его последующие сочинения — «История философии нового времени от Бэкона Веруламского до Бенедикта Спинозы» (1833), «Изложение, развитие и критика философии Лейбница» (1837), «Пьер Бейль. К истории философии и человечества» (1838) — носят историко-философский характер. Однако уже второе из названных сочинений свидетельствует, что история философии служит Фейербаху мостом к критическому исследованию сущности религии и ее отношения к философии.

Первым шагом в этом направлении явилась статья «О философии в христианстве в связи с упреком в нехристианском характере, сделанным гегелевской философии» (1839). Дальнейшее развитие и обоснование эта проблема получила в его главных сочинениях: «Сущность христианства» (1841; 1843), «Основные положения философии будущего» (1843), «Сущность религии» (1846). Различные статьи в «Немецком ежегоднике», «Трехме- сячнике Виганда», а также небольшое сочинение «Сущность веры в смысле Лютера» (1844) служили цели разъяснения идей, высказанных в главных трудах. Существенно дополненные и исправленные названные выше сочинения наряду с некоторыми из ранних работ, как, например, «Критика в области философии» (1835) и «Абеляр и Элоиза, или Писатель и человек. Собрание юмористически-философских афоризмов» (1834), а также прочитанными им в 1848—1849 гг. в Гейдельберге «Лекциями о сущности религии» вошли в собрание сочинений (1846—1851).

Поскольку Фейербах сводит теологию к антропологии, религиозную философию — к психологии, абсолютный дух — к конечному субъективному духу, он, естественно, был обвинен теологией в атеизме и наряду с этим подвергся многочисленным враждебным нападкам со стороны представителей различных философских направлений».

Свою философскую эволюцию Фейербах резюмировал так: «Моей первой мыслью был бог, второй — разум, третьей и последней — человек» [5. Т. 1. С. 165]. От теологии — к разработке оригинального философского учения, опосредствующего связь между классическим механистическим и современным материализмом.

Философия Фейербаха порождена общедемократическим движением в Германии конца 30— начала 40-х гг. XIX в. Антифеодальное требование равенства, справедливого социального порядка идеологи соотносили с концепцией естественной природы человека. Исток социального зла они усматривали в превратном понимании человеком самого себя, в его отчужденном осмыслении своих сущностных сил. Люди нравственно несовершенны. Ликвидировать отчуждение и представить человека адекватно, преодолеть религию, снять ее в философии, а именно в философии человека — вот подлинная революция. Движение вперед от классической робинзонады — социологического следствия механистического материализма — шло в рамках материализма по линии антропологизма. Он открывал возможности теоретического исследования человеческого бытия (позиция «ду- ховноестествоиспытателя»), соединения философского анализа с анализом естественно- и социально-научным. Человек не замкнутый «социальный атом», а человек «в мире». Правда, «мир» трактовался абстрактно, в природно-географических и эмоционально-психологических чертах. Главное — реальные общественные отношения и опредмечивающие их учреждения — относили к «извращенным» формам. Причина их усматривалась в религиозном сознании и даже в спекулятивной философии. В них исток превращенных представлений человека о самом себе. Человек познает себя через объективированное свое содержание. Ключ к пониманию человека — понятие «бог».

Антропологический образ человека формируется в процессе критики религии и идеалистической философии. Фейербах пытается раскрыть гносеологический механизм формирования религиозных и спекулятивных представлений и понятий. Причем это не просто подчинение философского размышления решению человеческих задач, скажем, выяснению путей достижения свободы. В этом смысле антропологическими по своей целевой установке были учения, например, Спинозы и Канта. Для Фейербаха же человек есть не только конечная цель, но и исходный пункт философии. Данное обстоятельство существенно повлияло на содержание всей философской антропологии мыслителя, на решение принципиальных философских проблем. «Я согласен с идеализмом в том, что нужно исходить из субъекта, из Я, так как совершенно очевидно, что сущность мира, какой и как она для меня является, зависит только от моей собственной сущности, от моей собственной способности познания и моих собственных свойств вообще... Но я утверждаю, что то Я, из которого исходит идеалист и которое отрицает существование чувственных вещей, само не имеет существования и есть лишь мыслимое, а не действительное Я. Действительное Я, которому противостоит Ты и которое само является объектом для другого Я, представляет собой по отношению к нему Ты» [5. Т. 2. С. 564 — 565].

Философ считает, что благодаря новому исходному пункту его философия отрешилась от неподвижной субстанции Спинозы, от «Я» Канта и Фихте, «абсолютного тождества» Шеллинга и «абсолютной идеи» Гегеля. Обосновывая свою точку зрения, Фейербах пишет: «Человек — это высшее существо природы, поэтому я должен исходить из сущности человека» [5. Т. 1. С. 266]. Используя известный афоризм Маркса, позицию Фейербаха можно интерпретировать таким образом: ключ к пониманию природы, материи вообще — в понимании человека. Что значит исходить из сущности человека? Это значит «положить ее в основу, когда я хочу выяснить происхождение и ход природы» [5. Т. 1. С. 266].

Итак, «познавательный принцип» антропологического материализма предполагает в качестве исходного пункта исследования «действительное и цельное человеческое существо» [5.

Т. 1. С. 198]. Практика, жизнь показывают, что деление человека на тело и душу относительно. Бытие и мышление едины. Гегелевская концепция тождества бытия и мышления, по Фейербаху, мнимо выражает их единство, обосновывает поглощение бытия мышлением. «Единство бытия и мышления истинно и имеет смысл лишь тогда, когда основанием, субъектом этого единства берется человек. Только реальное существо познает реальные вещи; где мышление не есть субъект для самого себя, но предикат действительного существа, только там мысль тоже не отделена от бьипия» [5. Т. 1. С. 199].

Каковы же аргументы Фейербаха в пользу материалистической точки зрения, в пользу принципа материального единства мира? За рассуждениями Фейербаха о практическом единстве Я и Ты кроется протест против идеалистического принципа тождества мышления и бытия. Философ настаивает на единстве мышления и жизни при первичности материального бытия и доказательство тому усматривает в эмпирически данном единстве «головы и сердца», «человека и человека». Отсюда известный его вывод: «Истинная диалектика не есть монолог одинокого мыслителя с самим собой, это диалог между Я и Ты» [5. Т. 1. С. 199].

По существу главным аргументом в пользу признания материальности мира служит у Фейербаха принцип развития — признание развития природы, выведенное из наблюдений над жизнью человека и сведений науки о нем. Сколь бы наивной ни казалась фактическая сторона дела, философски Фейербах был прав, когда от рассуждений о развитии тела человека переходил к выводам о развитии земли, материи вообще. В этом смысле он подчеркивал, что понимание развития природы относится к более позднему времени по сравнению с пониманием развития человека.

Как же конкретно представляет себе Фейербах сущность человека?

Первый ее компонент — человеческое тело. «Тело входит в мою сущность. Тело в полноте своего состава и есть мое Я, составляет мою сущность» [5. Т. 1. С. 186]. В качестве телесного существа человек является продуктом природы, генетически единым с нею. От природы он наделен определенными чувственными потребностями, среди которых важнейшую роль играет потребность половая. Примечательно следующее высказывание философа: «Тело есть основание, субъект личности... Но тело ничто без плоти и крови... плоть и кровь неразлучны с половым различием. Половое различие не есть различие поверхностное, ограниченное определенными частями тела; оно гораздо существеннее, оно пронизывает весь организм» [5. Т. 2. С. 123]. Половое различие, половую потребность, половую любовь Фейербах считает объективной основой всех общественных отношений. В связи с этим важно подчеркнуть, что философ значительно ближе других материалистов Запада подошел к диалектико-материалистическому пониманию истории. Он отказался от характерной для его предшественников идеи о том, что общественные отношения есть нечто производное от личности, ее сознания, сделал попытки подвести под общественное сознание определенное материальное основание.

Вторым и важнейшим компонентом человеческой сущности выступает общение человека с человеком. Человеческая сущность формируется и раскрывается только в общении людей друг с другом. «Человек, возникший непосредственно из природы, и был лишь чисто природным существом, а не человеком» [5. Т. 1. С. 266]. Природе человек обязан своим естественным существованием. Человеческим существованием он обязан культуре, истории. «История — это исключительно процесс очеловечивания человечества, первое и ближайшее к человеку является последним и отдаленнейшим» [5. Т. 1. С. 664]. Истинно человеческой, таким образом, оказывается лишь общественная жизнь.

Во взглядах на общество Фейербах остался идеалистом. Исходя из того эмпирически данного факта, что люди не существуют вне общества, он рассматривает социальное общение с его абстрактной, узкоинтимной и в конечном счете физиологической стороны: «Отдельный человек как нечто обособленное не заключает человеческой сущности в себе ни как в существе моральном, ни как в мыслящем. Человеческая сущность налицо только в общении, в единстве человека с человеком, в единстве, опирающемся лишь на реальность различия между Я и Ты» [5. Т. 1. С. 203], причем различия главным образом полового. Именно поэтому совершенный человек для Фейербаха — это единство мужчины и женщины, единство мужа и жены. Половая любовь становится основанием всеобщей любви, половое различие — связующим звеном между родом и индивидом.

Наконец, третьим компонентом сущности человека Фейербах считает его духовную деятельность, мышление, волю, чувства и т.д. При этом он доказывает, что сознание в строгом смысле есть только у человека, оно отлично от сознания животных и представляет собой способность отражать родовую сущность человека, предметов объективного мира вообще.

Таким образом, при взгляде на человека, принимаемого за отправную точку философского исследования, Фейербах остался в рамках натурализма. И хотя философ доказывал, что человек отличается от животного не только мышлением, но и «всем своим существом», он приписывал им общие функции — видеть, слышать, ходить, трудиться и т.п. Трудовая деятельность для человека столь же естественна, сколь естествен сбор нектара для пчелы. Принципиальное отличие человека от животного усматривается только в наличии сознания, в том, что все функции его одухотворены. Фейербах убежден, что «смысл нашей сущности всегда остается тем же: меняются лишь слова...» (5. Т. 1. С. 369]. Маркс так резюмирует точку зрения Фейербаха на человека: «... у него человеческая сущность может рассматриваться только как «род», как внутренняя, немая всеобщность, связующая множество индивидов только природными узами» (1. Т. 3. С. 3].

Вместе с тем поскольку Фейербах принимает за исходный момент своей философии человека и одновременно пытается выяснить его специфическую природу, постольку в решении многих важнейших философских вопросов он продвигается вперед по сравнению с предшественниками. Фейербах ясно понимает, что предпосылкой научного анализа сознания является определенное, а именно материалистическое решение того вопроса философии, который он называет важнейшим и вокруг которого, по его словам, вращается вся история философии. Речь идет «об отношении духовного к чувственному, общего или абстрактного к действительному, рода к индивидуумам» [5. Т. 2. С. 623]. Иначе говоря, антропологический принцип как методологический прием Фейербах использует прежде всего при решении основного вопроса философии. Здесь и обнаруживается теоретическое значение содержания, которое вкладывается в понятие «человек». Принимая человека за «подлинного субъекта», материалистическое решение основного вопроса философии Фейербах видит в анализе взаимоотношений субъекта и объекта. Антропологический принцип заставлял (и в этом одно из его достоинств) искать разгадку философских проблем в исследовании взаимодействия человека и мира. «Я и Ты, субъект и объект, отличные и все же неразрывно связанные,— вот истинный принцип мышления и жизни...» [5. Т. 2. С. 575].

Верный антропологическому принципу, Фейербах утверждает, что вопрос «Есть ли мир только мое представление и ощущение или он есть существование вне меня?» надо поставить в один ряд с вопросом «Есть ли женщина или мужчина мое ощущение или же существо вне меня?» [5. Т. 1. С. 567]. По Фейербаху, зависимость человека от мира вообще выступает в первую очередь как зависимость от другого человека, в общении с которым только и возникает сознание. От признания объективности другого Я философ идет к признанию объективности мира вообще. С этих позиций становится понятным и следующее высказывание философа: «Любовь есть страсть, и только страсть есть признак бытия... Любовь есть подлинное онтологическое доказательство наличности предмета вне нашей головы; и нет другого доказательства бытия, кроме любви, ощущения вообще» [5. Т. 1. С. 184 — 185].

Любовь в качестве «онтологического доказательства» объективности мира как раз и есть доказательство «практическое». С точки зрения Фейербаха, эмоциональная сторона любви обусловлена материально-физиологически. Физиологическая активность человека, в которой реализуется эмоциональная страсть, «практически» подтверждает объективность Ты по отношению к Я, материальную реальность непосредственно данного объекта, человека противоположного пола. Узость фейербаховского понимания практики, антропологизм — две стороны медали. Тем не менее в плане историко-философ ской перспективы важно отметить, что Фейербах обращается к практике при решении основных вопросов теории познания. В этом смысле основоположник антропологического материализма пошел далее своих непосредственных предшественников — материалистов XVIII в.

Человек, согласно Фейербаху, не может формироваться и существовать вне общения с природой и себе подобными, причем человеческое сознание в строгом смысле возникает только в общении человека с человеком. С этой точки зрения логичен следующий вывод: «Искусство, религия, философия или наука составляют проявление или раскрытие подлинной человеческой сущности» [5. Т. 1. С. 202]. Названные виды сознания отражают отношение человека к человеку и человека к природе.

В соответствии с антропологическим принципом Фейербах отводит половому влечению ведущую роль в жизни человека. Половые отношения с духовной стороны видятся ему как некие первичные нравственные отношения: «Точно так же, как два человека, мужчина и женщина, нужны для физического происхождения человека... так и для духовного происхождения, для возникновения морали нужны по меньшей мере два человека — мужчина и женщина. Больше того, половое отношение можно прямо характеризовать как основное нравственное отношение, как основу морали» [5. Т. 1. С. 617—618]. Поясняя свое понимание часто употребляемого им выражения «общественный человек», Фейербах отмечает, что речь идет о человеке как существе моральном, а значит, общественные отношения есть отношения нравственные. Отсюда и те утопические рекомендации, которые Фейербах выдвигает в качестве программы социального переустройства.

Маркс ставит философу в заслугу ряд следующих открытий. Фейербах усмотрел в философии абстрактное выражение существующего положения вещей и пришел к заключению, что она должна с небес спекуляции спуститься в глубину человеческой нужды. Борьба против спекулятивной теологии привела Фейербаха к борьбе против спекулятивной философии. Своим первым решительным выступлением против Гегеля Фейербах противопоставил «трезвую философию пьяной спекуляции». Сведя абсолютный дух к действительному человеку на основе природы, он завершил критику религии и наметил основные черты критики гегелевской спекуляции. На место старой рухляди, в том числе «бесконечного самосознания», Фейербах поставил не «значение человека», а самого человека и «явился выразителем материализма, совпадающего с гуманизмом, в теоретической области» [1. Т. 2. С. 139). Из домарксовских материалистов Фейербах сделал более всего, дабы вернуть материализму гуманистический смысл. Человек стал исходным и конечным пунктом антропологического материализма, который не только по конечной направленности, но и по имманентному содержанию непосредственно выливается в гуманизм.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы