Б. Высокий интеллектуализм Сократа, Платона и Аристотеля (IV в. до н. э.)

Сократ был, пожалуй, первым, кто осознал, что единое, которое часто называют сущностью (основой сущего), может быть познано лишь в том случае, если используется определенный метод, путь поиска сущности. В этой связи он стал основателем так называемого диалектического метода, который включает три стадии: иронию (преднамеренное введение собеседника в замешательство с тем, чтобы настроить его на серьезный диалог); опровержение (столкновение мнений приближает к истине); и, наконец, майевтику (помощь в рождении мысли).

Руководствуясь своим методом, Сократ назвал сущность человека его душой, психэ. Душа - это знания человека, его метод познания и совокупность нравственных добродетелей, как то: самообладание, свобода человека (его автономия), контроль страстей и ненасилие. Все другие добродетели- например, слава, почести, богатство, здоровье - имеют вторичный, необязательный характер. Если они не ведомы душой, то превращаются во зло. В человеке есть внутреннее (сущностное) и внешнее.

Своей интеллектуальной вершины древнегреческая философия достигла в философии ученика Сократа Платона и его собственного ученика Аристотеля. Их преимущество перед оппонентами заключалось в том, что они владели специфическими концептами - идеей (Платон) и формой (Аристотель). Это не что иное, как прообразы современных научных понятий. На долгом пути к ним решающее значение как раз и имели идеи Платона и формы Аристотеля. С современной точки зрения эти концепты явно недостаточны, но 24 века тому назад они позволили их творцам развить целый ряд содержательных теорий.

Идея- это метафизическая сущность, которая оформляет класс вещей, но может находиться и вне их. Это метафизическая сущность, ибо она не обнаруживается в самих вещах как таковых. Не будучи причастной вещам, она пребывает вместе с другими идеями в метафизическом, т.е. не физическом, пространстве. Все лошади являются лошадьми лишь постольку, поскольку они причастны одной и той же идее "лошадности". Правильно же считать, что все лошади обладают качественно одинаковыми биологическими признаками, отличающимися друг от друга количественно. Но, соотнося идею не с одной вещью, а с классом вещей, Платон прав.

Форма- это, по Аристотелю, метафизическая, ибо другой она не бывает, сущность отдельной вещи (а не класса вещей). Иногда он определял сущность как последнее видовое различие вещи. Сущность данной лошади - это то, что ее отличает от других лошадей. Сущность не может быть отделена от вещи. Поясняя ее метафизическую природу, А.Ф. Лосев отмечал, что в отличие от вещи сущность не может гореть. Указывая на то, что сущность вещи должна выражать ее особенности, Аристотель прав. Таким образом, Платон недооценивал особенности вещей, а Аристотель - их общность. При этом оба совершали одну и ту же ошибку, а именно соотносили концепты идеи и формы не с признаками вещей, а непосредственно с вещами.

Было бы, однако, неверно ограничиться противопоставлением идей и форм. Аристотель сумел в определенном виде учесть достижения теории идей. В своей логике он при определении вещей настаивал на указании ближайшего рода и видового отличия. Но первое это как раз и есть представители платоновских идей. Аристотель интерпретировал их как категории, виды бытия. Наибольшее значение для Аристотеля имели категории субстанции (или сущности), качества, количества, отношения, действия, страдания, места и времени. После Аристотеля многие философы, в том числе Кант, будут в своих логических изысканиях ориентироваться на его категории.

В теории каждого философа есть некоторые центральные концепты. В системе Платона это концепт Единого-Блага. В соответствии с ним он осмысливал и устройство космоса, и эротику, и пути построения идеального государства. Аристотель исходил из концепта движения. Не найдя источник движения в вещах, он приписывал его Богу. Бог оказывается перводвигателем. Представим системы Платона и Аристотеля в обобщенном виде.

Таблица 4.4. Теории Платона

Теории Платона

Таблица 4.5. Теории Аристотеля

Теории Аристотеля

Сопоставляя друг с другом, с одной стороны, теории Платона, с другой стороны, теории Аристотеля, читатель имеет возможность убедиться в том, что каждый из них руководствовался своим представлением об основополагающих концептах. У Платона это идеи, а у Аристотеля - формы. Впрочем, та или иная теория не следует непосредственно, однозначным образом, из учения об идеях или о формах. Платон принизил философскую значимость искусства (хотя, по всеобщему признанию, сам был превосходнейшим писателем!), но у него была также возможность его превознести. Для этого достаточно было интерпретировать искусство как продвижение к благу посредством прекрасного.

Безусловно, воззрения Платона и Аристотеля существенно отличаются друг от друга. В рамках аналитической философии ориентируются почти исключительно на Аристотеля. Зато в континентальной философии он пребывает в тени Платона. Философия Аристотеля ближе к субнаукам, чем философия Платона. В этой связи обращает на себя внимание логика Аристотеля. Именно она стала его наивысшим научным достижением. В отличие от Платона Аристотель был не только великим философом, но и выдающимся ученым.

Как же сложилась судьба философии Платона и Аристотеля после них, в эллинистическую эпоху, т.е. в период от начала III в. до н. э. до конца V в.? Исключительно драматически. Во многом это объяснялось бурными историческими катаклизмами, приведшими сначала к образованию империи Александра Македонского (воспитанника Аристотеля), а затем Римской империи. В условиях непрекращающихся войн от философов ждали не столько глубокомысленных рассуждений, сколько рецептов для практической жизни. На первый план вышла этика как искусство жизни в экстремальных ситуациях.

Но будущее рассматриваемой философии определялось не только внешними для нее социально-политическими обстоятельствами, но и характерными для нее внутренними возможностями. Они оказались в значительной степени исчерпанными. Это обстоятельство ярко проявилось в многовековой истории функционирования соответственно Академии Платона и Ликея Аристотеля. В этих заведениях порой десятки лет трудились далеко не заурядные личности, которые опирались на наследие Платона и Аристотеля, но создать нечто эпохальное им не удавалось. Лишь в XVII в. в связи с Декартом, Локком и Лейбницем вновь заговорят о гениальных философах.

Нам же предстоит рассмотреть основные философские направления так называемой эллинистической философии (пришедшей на смену эллинской философии), а также римской философии.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >