Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow История социальной работы

Социальная помощь за рубежом в период капиталистических общественных отношений (XVII-XIX вв.)

Государственно-общественная парадигма социальной помощи

Предпосылки возникновения, формирование социально-экономических основ социальной помощи

Первый этап индустриализации (начало XVIII в.) в истории Запада характеризовался преобразованием самих производительных сил общества: происходит переход от мануфактуры к машинному или фабрично-заводскому производству. Орудия труда превращались из ручных в механические, появляются и получают широкое распространение машины. Так, в XVIII в. изобрели прядильную машину, появились паровая машина Д. Уатта, сверлильный и токарный станки, механическая молотилка. Машинное производство обеспечивало невиданную ранее производительность труда и рост предпринимательских доходов.

Ведущие европейские государства создают огромные колониальные империи. Приток фактически награбленного золота из колоний стимулирует процесс накопления капитала, деньги начинают вкладываться в торговлю, а затем в сферу промышленного производства.

Происходит дальнейшее развитие товарно-денежных отношений, переход к товарному хозяйству, появляется мануфактурное производство, утверждаются рыночные отношения.

Становление капиталистических производственных отношений, индустриализация обусловили трансформацию образа жизни людей: утратили свою прежнюю значимость и роль сельская община, большая семья, религиозные общины. Миграция крестьян ведет к дальнейшему росту городов и городского населения, широкого слоя вольнонаемных рабочих.

Завершается стратификация общества, соответствующая капиталистическому способу производства, появляются новые классы: буржуазия и пролетариат, оформляются их общественные интересы, классовые противоречия и классовая борьба, как форма их проявления.

Кардинальные изменения материальных производительных сил, обусловившие новые отношения в общественном производстве – производственные отношения, привели к изменению общественного сознания.

Новые общественные отношения потребовали новой идеологии, отражающей интересы развивающейся буржуазии. Период с XVIII по начало XIX в. вошел в историю человечества как век Просвещения. Среди видных мыслителей этого времени можно отметить Вольтера, Д. Дидро, И. Канта, Ж. Ж. Руссо, Б. Франклина, Ш. Монтескье и др.

В основе философии Просвещения лежало несколько принципиальных положений:

  • 1. Рационализм, т. е. вера в силу человеческого разума. Все подчиняется объективным законам, которые могут быть объяснены и познаны человеческим разумом. Существуют законы общественной жизни, их познание ведет к возможности изменять и совершенствовать общество.
  • 2. Идея общественного прогресса.
  • 3. Теория естественных прав, присущих всякому человеку с самого рождения (право на жизнь и счастье, личную свободу, равенство перед законом, неприкосновенность личности, жилища, частной собственности). Теоретические положения концепции естественных прав были разработаны английским ученым Д. Локком и легли в основу идеологии солидарности. В соответствии с этой теорией каждый человек уже самим фактом рождения наделен определенными неотъемлемыми правами, и никто не смеет посягать на них, ни другие граждане, ни государство, ни общество. Защита естественного права человека – основная задача государства.
  • 4. Деистическое понимание мироздания, смысл которого состоял в представлении, что бог сотворил Землю, но более не вмешивался в ее развитие, следовательно, после акта творения ведущая созидательная роль перешла к человеку – он сам может и должен творить свою судьбу и способен изменять мир к лучшему.
  • 5. Категорический императив в понимании человеческого долга, сформулированный И. Кантом*56.

*56: {Цит. по: Кузьмин К. В., Сутырин Б. А. Указ. соч. – С. 298.}

Таким образом, в философии Просвещения впервые был поставлен вопрос о ценности человека как личности. Значение и последствия просветительской идеологии трудно переоценить.

В политическом плане в XVIII в. происходило постепенное переустройство системы государственной власти и управления в ведущих европейских странах, что привело к появлению феномена “просвещенного абсолютизма” (покровительство развитию национальной экономики, унификация налоговой системы, кодификация законов и создание единой правовой системы, веротерпимость, забота о просвещении и науке и т. п.).

Большое влияние на формирование общественного сознания оказала Великая французская революция 1789-1799 гг. В ходе революции была принята “Декларация прав человека и гражданина”.

По Декларации, всякий человек рассматривается как существо, от природы наделенное естественными и неотчуждаемыми правами (“люди рождаются и остаются свободными и равными в правах”). Забвение же прав человека и пренебрежение ими становятся “причинами общественных бедствий и пороков правительств”. В число естественных прав включены свобода, владение собственностью, безопасность и сопротивление угнетению.

Под свободой человека понимается право “делать все, что не приносит вреда другому”, собственность же объявляется “неприкосновенной и священной”.

Среди прав человека называются “право высказываться, писать и печатать свободно” и “право выражать свои мнения, в том числе религиозные”. Одной из основных идей Декларации стала также идея законности, которая базировалась на принципе “все, что не воспрещено законом, то дозволено”. В практику вошли презумпция невиновности и принцип разделения властей (“общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции”).

Французская революция повлекла за собой целую череду революций в ряде стран Европы (Бельгия, Италия и др.), подтолкнув правящие круги к проведению демократических реформ.

Гуманизация и индивидуализация общественного сознания, рост социальной активности обусловили новое понимание роли и места человека в обществе вообще и человека, нуждающегося в социальной поддержке, в частности. Нищенство, бедность осознаются обществом как социальные патологии, ненормальное человеческое состояние, противоречащее общественным представлениям о жизненном сценарии личности. Получают переосмысление социальная полезность человека, его роль в общественном производстве, создании материальных ценностей общества. На смену идеологии христианского милосердия приходит идеология гражданского общества с рациональными подходами к общественной заботе о нуждающихся.

Развитие капитализма, производительных сил общества требовали рабочей силы, дешевых рабочих рук. Процесс эксплуатации обеспечивал устойчивую прибыль господствующему классу, и этот процесс не должен был прерываться. Поэтому имеющие физическую способность трудиться бедняки не должны были собирать милостыню. Они должны быть включены в общество, так как стали материалом и условием существования богатства. Стимулом к труду должны послужить экономические интересы человека, его стремление выжить и не умереть с голоду.

Иное дело – граждане, не имеющие физической возможности самообеспечения. В призрении убогих нет никакой рациональной необходимости, но общественное сознание, доросшее до признания “естественных прав” человека, как необходимой реальности, уже не может, как прежде, изолировать эти категории от общества или предоставить их самим себе. Помощь этим слоям выступает как долг, обязанность социума заботиться о слабых своих членах.

Оформление капиталистических общественных отношений повлекло бесчеловечные методы накопления капитала и извлечения прибыли. Процветала торговля африканскими рабами, а рабами фабрично-заводской промышленности становились женщины и дети, работавшие по 18 часов. О технике безопасности труда не было и речи, поэтому многие работники становились калеками или вовсе погибали.

По мере роста эксплуатации в странах Западной Европы, в середине XVIII – начале XIX в. исследователями отмечаются устойчивое снижение реальной заработной платы трудящихся, ухудшение их социального положения.

Рассматривая положение “масс” в европейских государствах в XVIII в., П. А. Сорокин отмечает, что заработная плата “испытывала колебания в зависимости от места и характера производства. Но главное, что она почти не повышалась даже номинально, а реально – конечно же, падала. Рабочие питались почти исключительно хлебом и водой, спали на соломе и жили в норе (un reduit). Условия их жизни были хуже, чем у американских дикарей. Обедневший крестьянин походил скорее на дикаря. Одежда и жилище его были ужасны. Пища отличалась скудностью. Мясо ели совсем немногие – две трети населения его не употребляло. Словом, факт обнищания масс в это время не подлежит никакому сомнению”. П. А. Сорокин делает вывод, что “восемнадцатое столетие является веком: 1) падения покупательной способности денег, 2) снижения заработков рабочих и крестьян, 3) подорожания хлеба и продуктов питания, 4) неурожаев и 5) небывалой роскоши привилегированных сословии.*57

*57: {См.: Сорокин П. А. Указ. соч. – С. 376, 377.}

Дальнейшее развитие промышленности в XIX в., рост численности промышленных рабочих, усиление эксплуатации наемных работников, оформление пролетарского классового самосознания вели к обострению социально-экономических противоречий и революционным выступлениям рабочего класса. Первым массовым рабочим движением стал чартизм в Англии в 1830-1850-е гг., а самой яркой вспышкой – Парижская коммуна (1871 г.).

Отражая общественную практику, появляются новые социальные учения, такие как социализм, марксизм, объясняющие классовую природу капиталистического общества, имущественное неравенство, господство капиталистов и подчиненное положение лишенного средств производства пролетариата.

Состав рисков социального положения. Всякая система социальной помощи предназначена прежде всего для защиты социального положения человека от рисков, угроз ухудшения этого положения, в первую очередь – социальных, то есть по своей природе массовых, устойчивых, воспроизводимых самим обществом, его устройством.

Что происходит с совокупностью рисков и угроз социального положения в связи с изменением общественно-экономической формации, с установлением господства капиталистических производственных и общественных отношений?

Новые риски связаны, в первую очередь, с капиталистическим способом производства, присущими ему отношениями эксплуатации и антагонизма господствующих и подчиненных классов, огромной дифференциацией доходов и имущества, безработицей и бедностью, а также с производственной деятельностью человека.

Прежняя, конфессиональная, модель социальной помощи, основанная в большей мере на идеологии и механизмах церковной, семейной и общинной поддержки, оказалась не способной противостоять новым рискам. Церковь лишается своих экономических ресурсов и былого места и роли в обществе, сельская община постепенно разлагается, возникает широкий слой городского населения, занятого на производстве и нуждающегося в соответствующих формах защиты своего социального положения.

Можно условно выделить несколько групп рисков, действовавших в данный исторический период.

Первая группа – это риски, связанные с особенностями капиталистических отношений. Среди них риски урбанизации населения (отрыв от форм общинной и семейной помощи-взаимопомощи в рамках города), которые делали человека уязвимым вне родового пространства и требовали новых, взамен утраченных, форм социальной помощи; риски безработицы, инфляции, роста цен и снижения реальных доходов трудящихся.

В результате индустриализации появляется многочисленный слой фабричных рабочих, полностью зависевших от регулярной заработной платы, которые при потере заработка в результате болезни, трудового увечья, безработицы и т. п., сразу впадали в бедность и нищету. Рынок и эпоха промышленных революций сделали наемного работника необычайно зависимым от экономики. Безработным, не имеющим средств существования, человек мог стать по причинам спада производства, замены ручного труда машинами, прекращения сезонных работ, закрытия предприятия. Гарантий занятости, а значит, и самой жизни, не существовало.

Возникший социальный слой наемных работников, не имеющий частной собственности как экономической основы самопомощи, самозащиты, но необходимый и полезный для капиталистического производства (рабочая сила), объективно нуждался в соответствующих формах социальной помощи.

Резкая социально-экономическая дифференциация общества в период накопления капитала вела к росту преступности, поэтому росли риски противоправных действий, число социальных патологий и связанные с этими явлениями риски исключенности из общества. Рост преступности в XIX в. наблюдался повсеместно в Европе, за исключением Англии, где было развито социальное законодательство и нуждающиеся подпадали под контроль государства.

В России в 33 губерниях с 1874 по 1894 г. динамика преступности находилась в прямом соотношении с ценами на хлеб, достигнув наивысшего развития в голодные 1891-1892 гг.*58.

*58: {См.: Гернет М. Н. Общественные причины преступности // Избранные произведения. – М., 1974. – С. 173, 207.}

Рыночные отношения, построенные на конкуренции, неизбежно требуют снижения издержек производства. Это объективно вызывает тенденцию снижения заработной платы, ведет к распространению системы штрафов, денежных вычетов на производстве. Неразвитость законодательства, регулирующего трудовые отношения, порождала риски нарушения условий найма на работу, договоренности об оплате труда, обмана работников. Все это вело к ухудшению социального положения трудящихся.

Вторая группа рисков – это риски социальной нестабильности. Они связаны с резким ростом имущественной дифференциации, бедностью, голодом, усилением эксплуатации трудящихся, что объективно вело к социальной напряженности, росту классовой борьбы, выступлениям угнетаемых слоев общества, принимающим самые разнообразные формы: от голодных бунтов до революций.

Третья группа рисков связана с индустриализацией, появлением крупного машинного производства. Это профессиональные заболевания, производственные травмы, а нередко – и гибель человека на производстве, широкое использование детского труда, вредные условия, отсутствие форм охраны труда и т. п.

Четвертая группа – риски естественного порядка, сопровождающие человека независимо от характера общественных отношений. Это риски смерти, болезней, старости, потери трудоспособности, кормильца и другие, традиционно ухудшающие социальное положение индивида.

Особенности рисков социального положения и характер их влияния на рост бедности становились в последней четверти XIX в. предметом внимания власти и общества.

Е. Е. Румянцева отмечает, что в это время в европейских странах широко проводилось изучение причин бедности. Исследователи приходили к выводу, что массовую бедность в основном порождали воздействия рисков “стихийных сил природы” (засуха, наводнения и т. п.), а также промышленные кризисы. В остальных случаях риски ухудшения социального положения в большей мере имели социальное происхождение, были связаны с потерей трудоспособности.

Так, в Германии в 1885 г. из общего числа получающих пособия у 27,9 % причиной бедности была болезнь; 2,4 – увечье; 17,3 – смерть кормильца; 14,8 – старческая слабость; 12,4 – физические и духовные недостатки; 7,2 – многодетность; 6 – безработица (в Гамбурге, Любеке и других крупных городах этот показатель превышал 26 %); 1,4 % – нежелание трудиться.

Новый состав рисков, угроз социальному положению потребовал изменения состава элементов социальной помощи (институтов-субъектов, механизмов, форм и т. п.), необходимых для нейтрализации, компенсирования воздействия этих рисков, что сформировало систему социальной помощи эпохи капитализма.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы