Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России 1861 — 1917

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ

Социально-экономическое развитие пореформенной России отличалось сложностью и противоречивостью. Ведущим процессом в экономике и социальных отношениях являлось развитие капитализма, факт которого был признан тогда всеми направлениями русской общественной и экономической мысли, однако оценка данного явления (его характера, перспектив и значения) была различной.

Представители народнического направления считали, что капитализм в России насаждается сверху государством, акцентировали внимание на "язвах капитализма" (рост имущественного неравенства, засилье кулаков-мироедов, разорение и пролетаризация деревни) и были склонны видеть в нем регрессивное явление, у которого в России нет будущего. Представители марксистского направления, указывая на присущую всем странам общую закономерность социально-экономических процессов и их объективный характер, подчеркивали прогрессивность капитализма и преувеличивали степень его развития в России.

Народническая оценка капитализма в России получила наиболее полное отражение в трудах видного экономиста и социолога В. П. Воронцова и первого переводчика на русский язык "Капитала" К. Маркса Н. Ф. Даниельсона, а марксистская — в трудах Г. В. Плеханова, В. И. Ленина, "легального марксиста" П. Б. Струве (позже отошедшего от марксизма) и ряда русских экономистов, применявших теоретические положения Маркса в своих научных трудах. Однако и среди марксистов были разные взгляды на капитализм в России. Так, в отличие от Струве, восхвалявшего капитализм, Ленин видел в нем и негативные стороны.

Капиталистические отношения складывались в России, как доказано в трудах отечественных историков и экономистов, еще задолго до отмены крепостного права. Однако утверждение капитализма как экономической и социальной системы происходило уже в пореформенное время. Реформы 60—70-х годов XIX в., в первую очередь крестьянская 1861 г., явились важным условием более интенсивного развития капитализма. Здесь проявилась огромная роль политического фактора, воздействовавшего па социально-экономические процессы.

Мерные два пореформенных десятилетия относятся к числу переходных, или, как называют их исследователи (Н. М. Дружинин, П. Г. Рындзюнский), "переломных", когда происходила ломка феодальных отношений в сфере сельского хозяйства, завершался процесс технического перевооружения промышленности, создавался механизированный транспорт и складывались характерные для капиталистической страны социальные слои населения -пролетариат и промышленная буржуазия.

Утверждение капитализма как господствующей социально-экономической системы относится к концу XIX — началу XX в. Однако развитие капитализма происходило в условиях хотя и "модернизированной", но по существу старой политической системы — при сохранении самодержавия и сословного строя. Это накладывало определенный отпечаток на социально-экономические процессы в пореформенной России, обусловливало их сложность и противоречивость.

Изменения в землевладении и землепользовании

Сельское хозяйство в пореформенной России продолжало оставаться доминирующей частью экономики, а аграрный вопрос являлся главнейшим в социально-экономической и политической жизни страны.

По данным поземельной переписи 1878—1879 гг., весь земельный фонд Европейской России составлял 391 млн десятин. Поскольку статистика в это число включила свыше 100 млн десятин неиспользованных казенных земель Крайнего Севера, то реальный сельскохозяйственный земельный фонд Европейской России составлял около 281 млн десятин. Земельный фонд распределялся на три основные категории: 102 млн десятин составляли частновладельческую землю; 139 млн — крестьянскую надельную (в том числе и принадлежащую казачеству) и 50 млн — казенную и удельного ведомства. Основная часть частновладельческой земли — 77,4% (79 млн десятин) — находилась в руках поместного дворянства, остальной владели церковь и приобретавшие ее путем покупки купцы, мещане и зажиточные крестьяне. Часть крестьян, помимо покупки земли на стороне, смогла досрочно выкупить свои наделы и выйти из общины (таковых к началу XX в. насчитывалось до 600 тыс. дворов).

К концу XIX в. аграрный вопрос в России приобрел особую остроту. Резко возросло крестьянское малоземелье вследствие естественного прироста населения деревни, но при сохранении в прежнем размере крестьянского надельного землепользования. Численность крестьянского населения с 1861 но 1900 гг. увеличилась с 23,6 млн до 44, 2 млн душ мужского пола, в связи с этим размеры наделов в расчете на 1 душу мужского пола сократились в среднем с 5,1 до 2,6 десятины. В деревне создалось "аграрное перенаселение", которое не могли смягчить ни возраставший уход крестьян в город, ни переселения их на свободные земли окраин России. Особенно страдала от малоземелья обделенная реформой 1861 сбывшая помещичья деревня.

В 90-х годах XIX в. крестьяне вынуждены были арендовать у помещиков до 37 млн десятин земли (что составляло 27% к их надельной), расплачиваясь за нее, из-за отсутствия необходимых для денежной аренды средств, большей частью отработками. Это была аренда "из нужды" — для поддержания своего хозяйства. Но существовала и предпринимательская аренда, которую практиковали зажиточные крестьяне с целью производства товарной продукции, снимая землю за деньги. В аренду сдавались главным образом помещичьи земли, но также и крестьянские надельные. Первая называлась "вненадельной", а вторая "внутринадельной" арендой. При внутринадельной аренде землю сдавали, как правило, обедневшие крестьяне, которые свертывали свое хозяйство и уходили на заработки в город.

Основная тенденция частного землевладения в пореформенной России заключалась в переходе его от сословности к бессословности — к созданию буржуазной земельной собственности. Дворянское землевладение сокращалось вследствие продажи дворянами своих земель представителям других сословий. Если в 1861 г. в руках дворян находилось 87 млн десятин земли, а к концу 1870-х годов 79 млн, то к началу XX в. — 52 млн, т.е. на 41% меньше. В связи с этим удельный вес дворянского землевладения в составе всей частновладельческой земли за пореформенный период сократился с 80 до 50%, а крестьянского возрос с 5 до 20%.

Однако этот процесс в разные периоды имел свои особенности. Сначала, в 60-е годы XIX в., в числе покупателей дворянских земель преобладали дворяне, составляя 52% покупателей. Но уже в 80-х годах XІX в. их удельный вес в покупках земли снизился до 33%. За 1862—1904 гг. дворяне продали 81,4 млн десятин земли, но за это же время ими было куплено 45,5 млн десятин. Таким образом, помимо перехода дворянской земли в руки других сословий шла мобилизация дворянского землевладения внутри этого сословия: укреплялись помещичьи латифундии за счет сокращения мелких дворянских владений. Однако к концу XІX в. среди покупщиков дворянской земли стали преобладать купцы, мещане, но более всего крестьяне. Менялся характер использования приобретаемой крестьянами в частную собственность земли. Если раньше она приобреталась больше обществами и товариществами или в виде мелких покупок отдельными домохозяевами для восполнения недостаточных наделов (т.е. в "продовольственных" целях), то впоследствии стали преобладать покупки уже крупных участков земли разбогатевшими крестьянами для предпринимательского хозяйства. Среди них выделилась категория помещиков-недворян ("чумазых лендлордов") — владельцев крупных латифундий.

Земля все более втягивалась в торговый оборот. Повысились и цены на землю — за 40 пореформенных лет в среднем в 5 раз, а в черноземных губерниях в 10 раз. Несмотря на сокращение дворянского землевладения, его позиции к началу XX в. оставались еще достаточно прочными. В руках дворян находились наиболее ценные, высокодоходные угодья (леса, лучшие пахотные земли и сенокосы).

Дворянское землевладение сосредоточивалось в регионах с более высокими ценами на землю и с более быстрыми темпами их роста в пореформенное время. Вследствие этого, несмотря на сокращение дворянского землевладения, ценность дворянских земель к началу XX в. возросла с 1,25 млрд руб. до 2,5 млрд руб., т.е. удвоилась.

В частном землевладении было характерно преобладание латифундий (размером свыше 500 десятин). Таких насчитывалось к началу XX в. до 30 тыс. В них в общей сложности сосредоточивалось 70 млн десятин земли (40 млн у дворян и 30 млн у недворян), на 1 владение приходилось в среднем по 2333 десятины. Почти столько же (71 млн десятин) находилось у 10,5 млн крестьянских дворов, и на каждый двор приходилось в среднем менее 7 десятин, меньше половины необходимого количества земли для более или менее сносного ведения хозяйства. Обострение аграрного вопроса к началу XX в. явилось важнейшей предпосылкой революции 1905—1907 гг., и передача помещичьих земель крестьянам стала главным ее требованием.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы