Мусульманский взгляд на денежное обращение

В мусульманскую культуру выдающийся вклад внесли писавшие на арабском языке мыслители различных стран Средней Азии, Ближнего и Среднего Востока. Одним из них был иранец аль-Газали (1058- 1111), автор "Воскрешения наук о вере". Он подробнее других исламских авторов рассмотрел вопросы обращения и накопления денег.

Арабская монетная система, смешавшая римско-константинопольские и эллинистическо-иранские образцы, была наиболее развитой в Средневековье. Серебряными дирхемами (от "драхм" греков и Сасанидов) уплачивались налоги; медяки служили для повседневных покупок, а золотые динары (от римских и константинопольских "денариев") - для крупных торговых сделок. Наивысшим успехом у арабских купцов считалось уехать в Китай с тысячей дирхемов и вернуться с тысячей динаров.

Аль-Газали рассматривал золото и серебро как дары Аллаха, выполняющие роли судей, определяющих цену любой вещи, и посредников, с помощью которых можно приобрести все товары в мире. По существу, описывая функции благородных металлов как меры стоимости и средства обращения, аль-Газали порицал накопление денег как сокровища, сравнивая их с зеркалом, которое "само по себе не имеет ценности, но его ценность заключается в том, что оно отражает любые вещи". Поэтому накопление денег ради них самих противоречит воле Аллаха, а ростовщичество является крайним выражением этого греха.

Ибн-Хальдун

Крупнейшим социально-экономическим мыслителем стран ислама стал уроженец Туниса Ибн-Хальдун (1332-1406), жизнь и деятельность которого были связаны с мусульманским Средиземноморьем: Испанией (где шла жестокая борьба между христианскими королями Кастилии и мусульманскими эмирами Гранады), Марокко (где власть захватили правители берберского происхождения) и Каирским халифатом (где Ибн-Хальдун стал верховным судьей). Прославившая Ибн-Хальдуна в веках "Книга назидательных примеров по истории арабов, персов, берберов и народов, живших с ними на земле" содержала введение (по-арабски "Мукаддима"), которое стало первой в истории концепцией экономической обусловленности общественных изменений.

Ибн-Хальдун создал свою концепцию в период очевидного могущества мусульманских династий кочевнического происхождения - захватов османского султана Баязида "Молниеносного" в Европе (Балканы, Венгрия) и еще более внушительных завоеваний в Азии узбекского эмира Тимура ("Железного Хромца"), с которым Ибн-Хальдун был знаком.

Ибн-Хальдун стремился выявить закономерности состояний "обустроенности" жизни у разных народов в зависимости от различий в способах добывания пищи и изготовления орудий труда и боя. Он использовал для обозначения главного различия арабские антонимы "бадава" - жизнь на открытых пространствах (от "бадийа" - "пустыня") и "хадара" - жизнь на огороженных пространствах (буквально - "присутствие" ("закрепление") за стенами жилищ). "Обустроенность" - "умран" - зависит от таких факторов, как материальные потребности, разделение и затраты труда, противоположность между оседлостью и кочевничеством, а также между городом и деревней, избыточный продукт, предметы роскоши, власть-владение и налогообложение.

Наука об "обустроенности"

Ибн-Хальдун исходил из того, что разделение труда непременно ведет к оживленному обмену, но также и к общественному неравенству, воплощенному в городской жизни и государственности. Сельское хозяйство - как кочевое скотоводство, так и оседлое земледелие и пчеловодство - обеспечивает только необходимый продукт. Избыточный продукт создается развитым ремеслом в городах. Источником стоимости ремесленного продукта являются затраты труда, которые часто включают затраты другого труда, добавляя стоимость к более простым изделиям (плотничество - к дереву, ткачество - к пряже и т.п.). Ибн-Хальдун проводил различие между долей заработка на средства существования и долей прибыли в стоимости товаров, а также между стоимостью и продажной ценой, колеблющейся под воздействием спроса. Он понимал функции благородных металлов как меры "всего, что образует богатство", как средства обмена и средства сохранения ценности.

Экономическую основу государственности Ибн-Хальдун усматривал в присвоении избыточного продукта господствующей верхушкой, служащей у царской власти. Власть захватывает родственно-племенная группа с наиболее сильным чувством сплоченности ("асабийси") и основывает династию.

Царская власть - владение ("мульк") - располагала средствами, чтобы насильственно заставить других выполнять свои решения, и требовала предметов роскоши и знаков отличия. Вначале правящая династия, обеспечивая рост численности и благополучия поддерживающих ее семейств, собирала только налоги, предписанные шариатом и в умеренных размерах. Низкие налоги вселяли надежду в податное население и стимулировали увеличение его численности и экономической активности. Но с ростом количества круга приближенных династии и их привычек к роскоши расходы (в том числе на наемную армию и "клиентов") начинали превышать доходы. Тогда правительство начинало "измышлять" новые налоги и вмешивалось в ценообразование. Многочисленные поборы разоряли население и привели к хозяйственной апатии. Пассивность народа вела к ослаблению династии, которая склонялась к "бессилию, протекающему от изнеженности", стремясь при этом заполучить средства существования любыми способами, в том числе насильственным изъятием имущества у зажиточных людей и порчей монеты. Чрезмерность налогов и разницы навязанных цен вели в итоге к упадку рынков и самого государства: средний срок его существования Ибн-Хальдун оценивал как сумму "возрастов" трех поколений (100-120 лет).

Несмотря на достигнутый высокий сан и авторитет ученого, его рассуждения об ограниченном сроке любой династии были "не ко двору". Понятие "асабийи" у Ибн-Хальдуна отождествлялось с групповым чувством, которое возникает как вспышка и без рассуждений ведет к активным действиям и жертвам во имя целей, возможно, бессмысленных и вредных. Поэтому исламская традиция, толковавшая поступки правоверных как продуманные и направленные на благие цели, отвергла концепцию "асабийи", и идеи Ибн-Хальдуна не получили распространения на Востоке. А на Западе о них впервые стало известно лишь в самом конце XVII в., когда Европа и ее паука в своем развитии уже оставили мусульманский мир позади.

Ибн-Хальдун - предшественник западных экономических теорий

Об Ибн-Хальдуне на Западе узнали незадолго до того, как немец X. Келлер (1637-1707) установил деление истории на древнюю, средневековую и новую, а итальянец Дж. Вико (1670-1744) обосновал циклическую модель развития обществ ("исторический круговорот"). Публикация текстов Ибн-Хальдуна началась лишь в XIX в. благодаря стараниям востоковеда Сильвестра де Саси (1758- 1838), генерального комиссара Французского монетного двора и затем ректора Парижского университета.

С тех пор известность Ибн-Хальдуна как крупнейшего социального мыслителя не только исламского, но и всего Средневековья возросла. Но оценка его трудов осложнялась восприятием их в западных терминах уже Нового времени. Это проявилось в переводах заглавия "Мукаддима" как "Пролегомены" (по аналогии с трактатом основателя немецкой классической философии И. Канта), а понятия "умран" ("обустроенность") - как "цивилизация" или "культура"; в обнаружении сходства между идеями арабского мыслителя и западными концепциями "исторического круговорота" и "географического детерминизма".

В XX в. Ибн-Хальдун был признан предшественником чуть ли не всех основных версий классической политической экономии и современной макроэкономики:

  • o трудовой теории ценности Рикардо - Маркса, поскольку Ибн-Хальдун склонялся к мысли, что торговля основана на приравнивании в обмене количеств затраченного труда;
  • o теории экономического роста, так как Ибн-Хальдун указывал на взаимосвязь экономического развития и роста населения, подчеркивал значение совершенствования ремесленных умений и орудий ("человеческого капитала и технологий");
  • o кейнсианской "общей теории", поскольку Ибн-Хальдун указывал на кратность увеличения производства ("мультипликатор") благодаря стимулам к дополнительному труду от спроса на предметы роскоши, а также на "недостаток побуждения к инвестированию" как ключевую проблему застойной экономики;
  • o экономики предложения, резюмированной в кривой Лаффера, которая показывает, что повышение налоговых ставок сначала увеличивает налоговые поступления, но в конечном счете приводит к их уменьшению ввиду снижения активности производителей. "Изобретатель" кривой А. Лаффер ссылался на Ибн-Хальдуна как на своего предшественника, указавшего, что в начале династии налогообложение дает высокие доходы при небольших поборах, а в конце династии - незначительные доходы при больших поборах.

Наконец, уже в XXI в. идеи Ибн-Хальдуна нашли применение при обосновании математических моделей циклической динамики обществ, учитывающих демографические, классовые и финансовые аспекты.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >