ОБЩЕЕ УЧЕНИЕ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ И ДОГОВОРАХ

ОБЯЗАТЕЛЬСТВО И ЕГО ВИДЫ

Понятие обязательства

Определение Институции Юстиниана

В Институциях Юстиниана обязательство определяется следующим образом:

Obligatio est iuris vinculum, quo necessitate adstringimur alicuius solvendae rei secundum nostrae civitatis iura (I. 3.13. pr.).

Обязательство - это правовые узы, в силу которых мы связаны необходимостью что-либо исполнить в согласии с правом нашего государства.

В этом определении бросается в глаза обилие синонимов, имеющих целью выразить скованность, связанность, даже сжатие (adstringcre). Мало того, слову "исполнить" соответствует в подлиннике "solvere" - развязать.

Это обстоятельство, в связи со ссылкой данного определения на nostrae civitatis iura, дает возможность сделать вывод, что сохранившееся в Институциях Юстиниана определение является отголоском старого национально-римского цивильного права. И если на ранних стадиях римского права, по законам XII таблиц, кредитор связывал неоплатного должника реальной веревкой или путами определенного веса (vincit aut nervis aut compedibus XV pondo), то по закону Пэтелия 326 г. до н.э. заточение должника в кандалы было отменено. Реальные оковы подверглись эволюции и в классическом Риме превратились в правовые узы - iuris vinculum. Утонченный ум юриста-классика найдет другие, менее архаические и более соответствующие интересам богачей способы обеспечить интересы кредитора.

Определение Павла

Если приведенное определение Институций Юстиниана воскрешает старинное понятие обязательства на ранних стадиях рабовладельческого общества, то ближе придвигает нас к сути дела определение Павла:

Obligationum substantia non in eo consistit, ut aliquod corpus nostrum aut scrvituteni nostrani faciat, setl ut alium nobis obstringat ad dandum aliquid vel faciendum vel pracstandum (D. 44.7.3).

Сущность обязательства не в том состоит, чтобы сделать какой-нибудь предмет нашим, или какой-нибудь сервитут нашим, но чтобы связать другого перед нами, дабы он дал что-нибудь или сделал или предоставил.

В этом определении проводится размежевание права на вещь и права требовать действия.

Иск на вещь и личный иск

Это традиционное различие права на вещь и прежде всего права собственности, с одной стороны, и права требования, с другой стороны, стато твердым приобретением права. С теми же примерами, но в другом плане, в плане исковой защиты, это разграничение проводится еще раньше Павла Гаем:

In rem actio est cum aut corporalcm rem intendimus nostram esse aut ius aliquod nobis competere, veluti... (4.3).

Иск на вещь имеет место тогда, когда мы предъявляем исковое требование о том, что телесная вещь наша или что какое-нибудь право принадлежит нам |например, сервитута.

Содержание обязательства

Вторая особенность выше цитированного определения, которое Павел дает обязательству, заключается в том, что у Павла раскрывается понятие содержания обязательства. Оно состоит в том, что обязанное лицо должно dare facere praestare: дать, сделать, предоставить. Впрочем, значение слова praestare является спорным; некоторые переводят: praestare - нести ответственность (praes stare). Позднейшее право шло в направлении поисков единого термина, покрывающего классическое триединое dare facere praestare. Институции Юстиниана в отрывке, приведенном выше (I. 3.13. рг.) пользуются выражением solvere - развязать, платить, выполнить.

Что понятие содержания обязательства, как dare facere praestare было распространенным и ходовым в римском праве, об этом свидетельствует Гай:

In personam actio est... quotient cum intendimus dare facere praestare oport-erc (4.2).

Личный иск имеет место тогда, когда мы предъявляем исковое требование о том, что другой должен дать, сделать, предоставить.

Резюмируя сказанное выше, мы имеем основание утверждать, что право классического Рима, с одной стороны, различало иски на вещь и иски личные, с другой стороны, оно выработало представление о содержании обязательства. Пожалуй, яснее всего оба положения выражены у Ульпиана (современника Павла):

In rem actio est, per quam rem nostram, quae ab alio posside-tur, petimus; et semper adver-sus eum est qui rem possidet. In personam actio est, qua eum eo agimus, qui obligatus est nobis ad faciendum aliq-uid vel dandum, ct semper adversus eundem locum habet (D. 44.7.25).

Иском на вещь мы истребуем нашу вещь, которою владеет другой; этот иск всегда направлен против того, кто этой вещью владеет.

Личный иск имеет место, когда мы судимся с тем, кто обязан в отношении нас к совершению какого-либо действия или к тому, чтобы дать; этот иск всегда направлен против данного лица.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >