Динамика ценностей и идеалов: взаимодействие идеального и реального

Оригинальность социологического воображения Э. Дюркгейма особенно проявилась при изучении динамика ценностей и идеалов.

До него существовало убеждение в том, что ценности, какие они есть, такими были всегда, они «универсальны». Ученый подверг критике эту «истину», показав, как ценности и идеалы (духовные социальные факты) функционируют в «обычные», спокойные периоды общественного развития и как они изменяются в восприятии людей в «новаторские», революционные периоды.

Этой проблематике, в частности, посвящена его работа «Ценностные и “реальные” суждения», которая представляет собой доклад ученого, сделанный на IV Международном философском конгрессе в 1911 г.

В данной работе социолог отметил то, что идеалы не только исторически изменяются, отличаются у разных социальных групп, но и определенным образом колеблются в отношении объективной реальности.

Периодически идеальное «приобретает свежесть и жизненную актуальность, оно вновь приближается к реальному, но вскоре опять отделяется от него»[1].

Так, в новаторские, революционные периоды возникают моменты коллективного эмоционального возбуждения, энтузиазма, что способствует созданию и воспроизводству великих идеалов. Социальное взаимодействие становится интенсивным. Люди забывают о себе, о своих собственных целях, повседневных заботах, целиком отдаваясь общим ценностям и идеалам. Их энергия проявляется «то в деструктиваном и глупом насилии, то в героическом безрассудстве»[2]. В такие моменты великих потрясений идеальное «стремится слиться в одно целое с реальным; вот почему у людей возникает впечатление, что совсем близки времена, когда идеальное станет самой реальностью и Царство Божие осуществится на этой земле»[3].

В самом деле, достаточно с позиций экстраполятивной реконструкции взглянуть на историю нашей страны, которая полна революционных преобразований, чтобы убедиться в правоте оригинального мышления Э. Дюркгейма.

Участники революций 1917 г. искренне верили в возможность материализации идеалов свободы, братства, равенства, счастья. Достаточно-де искоренить всех «врагов», героически трудиться во имя всенародного блага, еще немного поднажать, и воплотится в жизнь многовековая мечта человечества — коммунистическое общество.

Победа в Великой Отечественной войне вновь реанимировала идеалы справедливости и благополучия. А уж когда развенчали преступления сталинизма, полная материализация коммунистических идеалов казалась делом 10—20 лет, что нашло соответствующее отражение в партийно-государственных документах.

И совсем недавние попытки соединить идеальное с объективно реальным: достаточно вспомнить известные заявления М. С. Горбачева о том, что перестройка не только покончит с бюрократизмом, утвердит самоуправление народа, но позволит к 2000 г. полностью решить самые насущные для советских людей продовольственную и жилищную проблемы.

Аналогично, какими близкими и реальными нам казались идеалы демократии, цивилизованного рынка, гражданского общества, правового государства в начале 1990-х гг. Если другим народам для их материализации потребовалось не одно столетие, то на гребне реформ и эйфории представители российской политической элиты заявляли, что всего этого можно достичь если не за 500 дней, то, но крайней мере, в самые ближайшие годы.

«Но иллюзия, — замечает Э. Дюркгейм, — никогда не бывает продолжительной, потому что сама эта экзальтация не может длиться долго: она слишком утомительна. Как только критический момент проходит, течение социальной жизни ослабевает, интеллектуальные и эмоциональные контакты становятся менее активными, индивиды вновь возвращаются к уровню своей обыденной жизни. Тогда все, что было сказано, сделано, продумано, прочувствовано в период плодотворной бури, сохраняется уже лишь в форме воспоминания»[4]. Идеальное уже не смешивается с объективной реальностью.

Однако идеалы, как правило, продолжают поддерживаться, и они периодически оживляются. «Вот для чего служат праздники, публичные церемонии, как религиозные, так и светские, всякого рода проповеди, как в церкви, так и в школе, драматические представления, художественно оформленные манифестации — словом, все, что помогает сближать людей и совместно участвовать в единой интеллектуальной и нравственной жизни»[3].

Особенно идеалы возрождаются в периоды выборов в органы власти. Здесь каждый кандидат, всячески подогревая возбуждение избирателей, доказывает, что только он и представляемое им политическое движение сумеют материализовать самые великие идеалы. С завершением выборной кампании идеалы и реальность вновь отдаляются друг от друга.

Сказанное отнюдь не означает, что идеалы вовсе не могут воплотиться в жизнь. Период хрущевской «оттепели» ознаменовался вполне конкретными результатами в развитии промышленности, освоении космоса, жилищном строительстве. Перестройка и политика реформаторов, несомненно, привела к определенным достижениям в сфере демократических и рыночных преобразований. Но для их воплощения в жизнь потребовалось значительное историческое время. Да и эти достижения ныне видятся далеко неполными и незавершенными.

Заметим, что в исследовании взаимодействия идеального и реального Э. Дюркгейм не ставил перед собой цель показать иллюзорность или ограниченность тех или иных коллективных представлений.

Для него любые идеалы — суть не что иное, как система ценностей конкретного общества, и, следовательно, это социальные факты, которые социология берет как данность, как объект изучения. Ведь «идеал нам дан в качестве вещи, хотя и иным образом; он также своего рода реальность»[6], — подчеркивает социолог.

Для Э. Дюркгейма важнее другое — идеальное и материальное находятся в сложном, подвижном взаимодействии, которое не может уловить ни здравый смысл, ни взгляд простых наблюдателей — участников радикальных преобразований, подверженных эмоциональному возбуждению. Вот здесь-то как раз нужен специфический инструментарий социологической науки, включающий и социологическое мышление, и социологическое воображение, что позволяет выявлять сложные корреляции между идеалами и реальностью.

  • [1] Дтркгейм Э. Ценностные и «реальные» суждения // Дюркгейм Э.Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М.: Канон, 1995. С. 299.
  • [2] Там же. С. 298.
  • [3] Там же. С. 299.
  • [4] Дюркгейм Э. Ценностные и «реальные» суждения // Дюркгейм Э.Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М.: Канон, 1995. С. 299.
  • [5] Там же. С. 299.
  • [6] Там же. С. 302.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >