Структуры и социальные агешпы

Диалектический метод мышления, предложенный К. Марксом, исключает простую, одностороннюю, однофакторную интерпретацию такого сложного явления, как общество, что было характерно для его предшественников.

Будучи диалектиком, ученый исходил из того, что социальные реалии взаимозависимы и одновременно влияют друг на друга. Это нашло выражение в историко-материалистической социологии, которая обосновывает взаимовлияние как общественных структур на людей, так и людей на общество в историческом контексте.

Идею исторического материализма в социологии при истолковании характера взаимодействия общественных структур и социальных агентов (классов, социальных групп, отдельных личностей) К. Маркс концентрированно изложил в работе «К критике политической экономии (предисловие)», опубликованной в 1859 г.

«Общий результат, к которому я пришел и который послужил затем руководящей нитью в моих дальнейших исследования, — писал он, — может быть кратко сформулирован следующим образом. В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил»[1]. Этими словами К. Маркс подчеркивает материалистическую составляющую своего диалектического метода — характер общественных отношений следует изучать по объективным реалиям, взятым в историческом развитии — динамике производительных сил (их «определенной ступени»), научного и технического знания, а не по интерпретации способа мышления, не потому, что люди думают сами о себе, исходя из разного рода политических, идеологических или религиозных представлений.

Вместе с тем, будучи диалектическим мыслителем, К. Маркс особый акцент делает на взаимосвязях между структурами — экономическими, политическими, юридическими, показывая характер взаимовлияния различных подсистем на общество в целом и на общественное сознание, в особенности, соответственно, на поведение социальных агентов.

Он указывает: «Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальных базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания и поведения. Способ производства материальной жизни обуславливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание»[2].

Иногда К. Маркса упрекают в акцентировании особой значимости экономически для жизнедеятельности общества — в экономическом и технологическом детерминизме.

Представляется, определенная абсолютизация техникоэкономического фактора у К. Маркса имела место. Но это не означает, что он упрощенно сводил действие всех факторов общественной жизни к одному — экономическому. Более того, из сути метода К. Маркса следует, что эти факторы диалектически взаимодействуют, т.е. взаимно влияют друг на друга.

К. Маркс, как известно, всячески открещивался от пресловутого экономического детерминизма, заявляя, что нельзя так односторонне интерпретировать суть его метода. Л Ф. Энгельс, возражая против трактовок диалектического материализма как экономического детерминизма, давал следующие пояснения: «Дело обстоит совсем не так, что только экономическое положение является причиной, что только оно является активным, а все остальное — лишь пассивное следствие. Нет, тут взаимодействие на основе экономической необходимости, в конечном счете, всегда прокладывающей себе путь»[3].

Профессор социологии Канзасского университета Р. Антонио, исследователь творчества К. Маркса, справедливо отмечает: «Хотя жесткие детерминистские пассажи существуют в текстах Маркса, он предложил гораздо более сложный, исторически обусловленный материализм, который неправомерно сводить к “технологическому детерм инизму ” » [4].

Переходя от общей идеи интерпретации материализма в социологии к конкретному анализу капитализма, К. Маркс отмечает: «Буржуазные производственные отношения являются последней антагонистической формой общественного процесса производства, антагонистической не в смысле индивидуального антагонизма, а в смысле антагонизма, вырастающего из общественных условий жизни индивидуумов; но развивающиеся в недрах буржуазного общества производительные силы создают вместе с тем материальные условия для разрешения этого антагонизма. Поэтому буржуазной общественной формацией завершается предыстория человеческого общества»[5].

Таким образом, на основе экономической необходимости складывается в конечном счете сложная система взаимозависимых социальных, политических и духовных структур, которая определяет характер общественного сознания, положение социальных субъектов, их видение мира, их интересы, побуждая к тем или иным действиям.

Отсюда вытекает, что социолог, использующий инструментарий диалектико-материалистической социологии, должен изучать сознание людей, их поведение с учетом характера общественных отношений.

  • [1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. Т. 13. С. 6.
  • [2] Там же. С. 6.
  • [3] Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. Т. 39. С. 175.
  • [4] Antonio R.J. Karl Marx // The Blackwell Companion to Major SocialTheorists. Edited by G. Ritzer. Blackwell Publishers Ltd, 2000. P. 120.
  • [5] Маркс /С., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. Т. 13. С. 7—8.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >