Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Уголовно-процессуальное право

Особенности судебного разбирательства и обжалование дел публичного обвинения, подведомственных судам мировой юстиции

Судебное разбирательство в мировом суде по делам публичного обвинения обеспечивает все процессуальные права, обязанности и гарантии прав лиц, участвующих в деле. Сокращение процессуальной формы в мировом суде происходит за счет отказа от излишних процедур по малозначительным уголовным деяниям, где они явно излишни, громоздки и не создают дополнительных гарантий подсудимому, потерпевшему и другим участникам процесса. Отказ в мировом суде от излишних форм, например коллегиального рассмотрения дел и других, не может влиять на порядок судебного разбирательства, за исключением возможности примирения сторон и прекращения вследствие этого дела. Как и в общих судах, после допроса сторон и свидетелей, исследования письменных доказательств и осмотра вещественных доказательств, суд переходит к прениям сторон. В прениях сторон участвуют непосредственно обвинитель, потерпевший и подсудимый, если же в деле участвуют защитник и представитель потерпевшего, то они также принимают участие в прениях. При постановлении приговора мировой судья исходит из общих правил, предусмотренных процессуальным законодательством. Оценку доказательств, собранных в ходе судебного следствия, мировой судья дает в соответствии с нормами УПК, регламентирующими условия и порядок исследования и оценки доказательств.

В случаях примирения сторон по основаниям, предусмотренным ст. 25 УПК, мировой судья выносит постановление о прекращении дела производством за примирением сторон.

После составления приговора мировой судья сразу же его провозглашает, разъясняя осужденному право и порядок обжалования приговора. До вступления приговора в законную силу сторонам предоставляется реальная возможность ознакомиться со всем производством по делу. В мировом суде при вынесении приговора по сложным делам следовало бы предусмотреть возможность составления и оглашения лишь его резолютивной части с последующим изготовлением мотивированной части в срок до 10 дней. Резолютивная часть приобщается к материалам уголовного дела. Вынесение лишь резолютивной части даст возможность судье в спокойной обстановке составить мотивированное и обоснованное судебное постановление. С учетом предполагаемой нагрузки мировому судье не всегда будет предоставляться возможность составить приговор в ситуации, обеспечивающей комфортное психоэмоциональное состояние. Возможность вынесения резолютивной части приговора по уголовным делам в мировом суде предусматривалось Российским УУС. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 129 УУС по сложным делам мировому судье предоставлялось право составлять и оглашать лишь резолютивную часть приговора, а в течение трех суток он обязан был составить мотивированный приговор и подписать его. Право мирового судьи выносить только резолютивную часть приговора было обусловлено не только сложностью уголовного дела, но также требованием процессуального закона о рассмотрении дела и вынесении приговора в течение одного судебного заседания (ст. 127 УУС). Мировой судья мог отложить разбирательство дела на следующий день, но он не вправе был, окончив судебное разбирательство, объявлять перерыв до следующего дня для постановления и оглашения приговора. Представляется, что существовавший порядок необходимо воспроизвести в современном уголовном процессе.

В мировом суде следует шире использовать возможность заочного рассмотрения дел при согласии на то подсудимого. Заочное рассмотрение дел по малозначительным уголовно-наказуемым деяниям широко применяется во многих странах мира. Например, во Франции возможно даже заключение письменного соглашения о заочном рассмотрении дела. Заочное производство в мировом суде предусматривало и российское процессуальное законодательство 1864 г.

По действующему уголовно-процессуальному законодательству, в случае нарушения подсудимым порядка судебного заседания, а также при неподчинении распоряжениям председательствующего, подсудимый может быть удален из зала судебного заседания, а разбирательство дела продолжается в его отсутствие (ч. 3 ст. 258 УПК). Следует разграничить рассмотрение дел в отсутствие удаленного подсудимого (как процессуальную санкцию за нарушение распорядка судебного заседания) от заочного разбирательства. Отличие заключается в том, что на оглашение приговора удаленный подсудимый приглашается. В то же время, если он отказывается присутствовать на оглашении приговора, то после оглашения приговор под расписку объявляется осужденному. Конечно, такие случаи достаточно редки, однако на практике они встречаются, и законодатель предусмотрел способ выхода из этой ситуации.

В уголовном процессе важно обеспечивать не только права, но и добиваться от участников уголовно-процессуальных отношений и других лиц, участвующих в деле, исполнения их процессуальных обязанностей. Существующие различные меры процессуального принуждения как раз и направлены на обеспечение движения уголовного дела вне зависимости от поведения сторон.

В практике мировых судов возникают ситуации, когда в случаях совокупности приговоров или преступлений суд обязан, в соответствии с ч. 4 ст. 70 УК, назначить наказание свыше трех лет лишения свободы. В ст. 31 УПК компетенция мирового суда при назначении наказания ограничена тремя годами лишения свободы. В связи с этим возникает ситуация, когда мировой суд обязан назначить наказание свыше трех лет лишения свободы, но вместе с тем его компетенция ограничена пределом трех лет лишения свободы. Данная коллизия не может быть устранена путем толкования ч. 1 ст. 31 УПК как полномочия мирового суда на рассмотрение всех уголовных дел, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, и в связи с чем он вправе применять ч. 4 ст. 70 УК, тем самым преодолевая запрет на наказание свыше трех лет. Компетенция мирового суда ограничена максимальной мерой наказания, связанной с лишением свободы. Этот предел установлен нормой УПК и расширительному толкованию не подлежит. Данная коллизия может быть разрешена только путем соответствующих изменений в УПК. В некоторых зарубежных странах законодатель разрешил данную коллизию. Так, например, в Великобритании при рассмотрении уголовных дел в мировых судах, в случаях необходимости назначения меры наказания, превышающей компетенцию мирового суда, суд, признав подсудимого виновным, вопрос о назначении меры наказания передает на рассмотрение в вышестоящий суд - Суд короны.

Важной гарантией законности, обоснованности и справедливости приговора мирового суда служит возрожденный в нашем процессуальном законодательстве институт апелляционного суда.

Возрожденный апелляционный суд, во-первых, отвечает историческим традициям российского судопроизводства, во-вторых, в судоустройство возвращен, в истинном смысле, суд второй инстанции. Апелляционная инстанция имеет ряд преимуществ перед кассационной инстанцией. Апелляционный порядок обжалования не вступивших в законную силу судебных решений дает возможность исправить допущенные судом первой инстанции ошибки без возвращения их в суд первой инстанции. При таком порядке значительно снижаются материальные затраты, исключается возможность многократной отмены и многократного рассмотрения уголовных дел в суде первой инстанции, повышается ответственность судей второй инстанции при отмене судебных постановлений суда первой инстанции, поскольку исправлять ошибки они будут посредством самостоятельного вынесения нового судебного решения, а не ограничиваться отменой решения суда первой инстанции и его направлением на новое рассмотрение в тот же суд, тем самым формируется более стабильная судебная практика. Во всяком случае, практика работы апелляционных судов дает положительные результаты. Например, апелляционные суды Краснодарского края в 2001 г. оставили без изменения 99,9% судебных решений мировых судов, тогда как кассационная инстанция оставила без изменения 74,8% решений районных судов. В этой связи совершенно обоснованно рядом ученых ставился вопрос о введении апелляционного суда для проверки судебных постановлений районных судов.

Что сегодня предусмотрено Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ с 1 января 2013 г.

Для мировых судов как судов первой инстанции судом второй инстанции в соответствии со ст. 21 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" является районный суд. В настоящее время нецелесообразно возрождение института мирового съезда как суда второй инстанции для мировых судов, поскольку, по существу, это уже устаревший институт и мировая практика ныне идет по другому пути. Во многих странах в качестве судов второй инстанции для местных судов выступают суды общей юстиции. Например, во Франции апелляционные суды рассматривают апелляционные жалобы на состоявшиеся судебные решения об уголовных проступках, вынесенные нижестоящими судами.2 В Норвегии суды провинции, рассматривающие уголовные дела по первой инстанции, также выполняют функции апелляционной инстанции по приговорам, вынесенным окружными судами. В Великобритании апелляционные жалобы на приговоры и решения магистратского суда рассматривает Суд Короны в составе судьи и 2-4 мировых судей.

Апелляционную инстанцию, по нашему мнению, следует формировать как коллегиальный орган, поскольку в таком составе вероятность допущения ошибок незначительна. Профессор М. В. Духовской определял апелляцию как просьбу о полном пересмотре дела (т.е. как в отношении соблюдения формы и законов, так и в отношении существа). Правом подачи апелляционных жалоб на решения мирового суда обладают осужденный, потерпевший, государственный обвинитель, частный обвинитель. Апелляционная жалоба подается в установленный срок, пропущенный срок может быть восстановлен мировым судьей при наличии уважительных причин. В суд второй инстанции по апелляционной жалобе вызываются подсудимый, потерпевший, защитник, свидетели, обвинитель.

Суд апелляционной инстанции вправе принять одно из следующих решений: оставить приговор мирового суда без изменения, а жалобу без удовлетворения, вынести новый приговор. В случае вынесения нового приговора суд второй инстанции вправе усилить наказание, а также оправдать подсудимого. Усиление наказания по новому приговору возможно только в двух случаях: если подана жалоба стороной защиты или имеется представление стороны обвинения на мягкость наказания, при подаче жалобы или представления на оправдательный приговор. Возможность фактической отмены оправдательного приговора апелляционной инстанцией и вынесения по этому же делу обвинительного приговора следует, прежде всего, из смысла института апелляционного обжалования, а именно - возможности вынесения нового судебного решения при отмене приговора суда первой инстанции, не вступившего в законную силу. Требования к приговору, вынесенному судом второй инстанции, такие же, как и к приговору суда первой инстанции - мотивированность, законность и обоснованность; кроме того, суд второй инстанции не может выходить за пределы жалобы или представления.

На практике возникает вопрос, в каком порядке должен рассматривать суд апелляционной инстанции жалобу или представление на приговор мирового суда в случае рассмотрения им уголовного дела с превышением правил подведомственности? Такая проблема сегодня достаточно остро стоит перед судом апелляционной инстанции при рассмотрении вышеуказанных жалоб. Некоторые суды апелляционной инстанции, отменяя приговор мирового суда, выносят новый, ссылаясь на то обстоятельство, что ст. 367 УПК не предусматривает возможность отмены незаконного приговора суда первой инстанции с направлением уголовного дела для повторного рассмотрения в тот же суд. Подобный взгляд представляется ошибочным и в нем, прежде всего, отражается неразработанность процессуального законодательства, регламентирующего порядок производства в апелляционном суде и проблем подведомственности. Действительно, ст. 369 УПК не предусматривает в качестве самостоятельного основания отмены приговора мирового суда в случае рассмотрения им уголовного дела, принятого к своему производству с нарушением правил подведомственности. Статья 367 УПК не предусматривает также возможность отмены приговора мирового суда с направлением уголовного дела для рассмотрения по существу в суд первой инстанции. Представляется, что при решении указанной проблемы апелляционный суд должен исходить из содержания ч. 2 и 3 ст. 34 УПК. Часть 2 ст. 34 УПК регламентирует порядок передачи уголовного дела в судах одного уровня. Мировой суд, приняв к своему производству дело с нарушением правил территориальной подсудности, исходит из требований указанной нормы. Часть 3 ст. 34 УПК разрешает вопрос о передаче уголовного дела в случае нарушения правил подведомственности, т.е. вопрос об объеме власти судов разных уровней. Этот вопрос законодателем решен однозначно. Суд с меньшим объемом власти не вправе рассматривать уголовные дела с превышением правил подведомственности. Таким образом, приговоры по уголовным делам, рассмотренные мировыми судами с превышением компетенции, подлежат безусловной отмене. Вместе с тем при этом возникает вопрос, вправе ли апелляционный суд рассматривать жалобы и представления на такого рода приговоры в апелляционном порядке или в порядке судебного контроля, предусмотренного гл. 16 УПК? Думается, что здесь следует исходить из предмета апелляционного обжалования и предмета апелляционного разбирательства. Это совершенно два разных порядка и основания, предназначенные для устранения допущенных нарушений судом первой инстанции. К сожалению, действующий УПК, как и предыдущий, не раскрывает понятия предмета апелляционного обжалования. Понятие предмета апелляционного обжалования вытекает из содержания ч. 2 ст. 354 УПК. Согласно ч. 2 ст. 354 УПК предметом апелляционного обжалования являются не вступившие в законную силу приговоры мировых судов. Поэтому приговор мирового суда по уголовному делу, принятому с нарушением правил подведомственности, при соблюдении сроков обжалования является предметом апелляционного обжалования. Вместе с тем, будучи предметом апелляционного обжалования, такие приговоры не могут быть предметом апелляционного разбирательства. Предмет апелляционного разбирательства прямо указан в ст. 361 УПК.

Им является законность, справедливость приговора. Под законностью, как практика российских судов, так и практика Европейского суда по правам человека, понимает соблюдение правоприменителем норм материального и процессуального права. В рассматриваемом случае существенно нарушен процессуальный закон. Справедливость, обоснованность приговора не ставится под сомнение, но даже при такой постановке вопроса, в любом случае, проверять указанное обстоятельство лишено всякого смысла, так как апелляционная инстанция не может исправить такие процессуальные нарушения, допущенные судом первой инстанции.

Апелляционный суд может исправить те нарушения суда первой инстанции, которые были допущены им при рассмотрении уголовных дел, отнесенных законодателем к его подведомственности, т.е. по тем уголовным делам, которые мировой судья принял к своему производству в соответствии с правилами подведомственности. Нарушение процедурных правил подведомственности, допущенных мировым судьей, следует отнести к неустранимым в апелляционном порядке. По такому уголовному делу апелляционный суд не вправе вынести новый приговор, поскольку здесь отсутствует предмет апелляционного рассмотрения. Допустим, какую цель будет преследовать апелляционный суд, проверяя по данному делу доказательства, если уголовное дело назначено к слушанию некомпетентным должностным лицом. Апелляционный суд не наделен правом назначения уголовного дела в судебное заседание суда первой инстанции. Представляется, что такого рода процессуальное нарушение апелляционный суд должен устранять путем отмены постановления мирового судьи о назначении дела в судебное заседание и отмены приговора мирового суда. В основе незаконности приговора мирового суда лежит предшествующее ему процессуальное нарушение, которое влечет за собой признание ничтожным всех состоявшихся последующих судебных постановлений. Приговор по такому делу как по форме, так и по содержанию может быть абсолютно безупречен. Здесь необходимо устранить первопричину, которой является незаконное постановление мирового судьи о назначении уголовного дела к слушанию.

Очевидно, жалобы и представления на такого рода процессуальные нарушения, допущенные судом первой инстанции, в апелляционном суде следует рассматривать в порядке судебного контроля в соответствии с требованием гл. 16 УПК. Исходя из содержания ст. 123 УПК, в порядке судебного контроля обжалуются и действия суда, наряду с действиями других участников уголовного процесса. То обстоятельство, что ч. 1 ст. 127 УПК данной главы регламентирует порядок обжалования судебных постановлений с отсылкой к гл. 43 и 45 УПК не меняет существа вопроса, поскольку здесь речь идет о предмете обжалования, а не о предмете апелляционного разбирательства. Апелляционный суд, получив такого рода жалобу или представление на приговор мирового суда, в порядке судебного контроля отменяет постановление мирового судьи о назначении уголовного дела в судебное заседание, а также приговор суда первой инстанции по данному делу, после чего решает вопрос о передаче дела для определения подсудности в соответствии с требованием ст. 31 УПК.

Если обратиться к европейскому процессуальному законодательству, то следует констатировать, что подобная проблема, например в Германии, решена следующим образом. В соответствии с требованием ст. 328 Уголовно-процессуального кодекса ФРГ, в случае рассмотрения участковым судом уголовного дела с превышением правил о подсудности, апелляционный суд, отменяя приговор участкового суда, направляет дело для рассмотрения в суд первой инстанции в соответствии с правилами о подсудности. Таким образом, немецкое процессуальное законодательство четко разграничивает предмет апелляционного обжалования и предмет апелляционного разбирательства. Законодатель в указанных случаях запрещает апелляционному суду выносить новый приговор.

Апелляционной практике также известны случаи, когда мировой суд принимает к своему производству уголовные дела, подведомственные мировым судам, выносит по ним приговоры, однако на эти основания стороны в своих жалобах не ссылаются. Как известно, апелляционная инстанция не может выйти за пределы жалоб и представлений. Хотя налицо грубейшее нарушение конституционных прав граждан о праве рассмотрения их дел тем судом и тем судьей, к подсудности которых они отнесены законом (ст. 47 Конституции РФ). Наш процессуальный закон не знает апелляции в защиту закона. Вместе с тем суд не может не реагировать на такие нарушения закона. Представляется, что в этом случае суд апелляционной инстанции, будучи лишенным возможности самостоятельно устранить допущенное процессуальное нарушение, в соответствии с требованием ч. 4 ст. 29 УПК обязан вынести частное определение по факту нарушения конституционных прав граждан. Это процессуальная обязанность суда - во всех случаях реагировать на допущенные процессуальные нарушения нижестоящим судом. Решение апелляционного суда не является окончательным и может быть обжаловано в кассационный суд.

Кассационной инстанцией для мировых судов являются верховные суды республик, областные (краевые) суды или городские суды (Москва и Санкт-Петербург). Суд кассационной инстанции проверяет по кассационным представлениям и жалобам законность, обоснованность и справедливость приговора апелляционного суда. При рассмотрении кассационной жалобы на вступивший в законную силу приговор кассационная инстанция может: оставить жалобу или протест без удовлетворения, отменить приговор и направить дело на повторное рассмотрение в суд первой инстанции, изменить приговор. Кассационная инстанция не вправе выносить новые судебные решения.

В заключение следует добавить, что в законе необходимо закрепить положение о том, что кассационная инстанция не вправе принимать дело к своему производству, если по нему не было решения апелляционной инстанции, судебные постановления по такому делу могут быть пересмотрены только в порядке судебного надзора.

В связи с возможностью возобновления производства по уголовным делам мирового суда ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств представляется, что процессуальное законодательство (ч. 1 ст. 417 УПК) в этой части следовало бы изменить, поскольку предусмотренный порядок рассмотрения таких дел районным судом противоречит требованиям ст. 407 УПК, к которой отсылает ч. 1 ст. 418 УПК.

Статья 407 УПК регламентирует порядок рассмотрения уголовного дела судом надзорной инстанции. Вышестоящие суды, за исключением районного суда, структурированы, все они имеют президиумы, которые в коллегиальном составе рассматривают надзорные жалобы или заключения прокурора о возобновлении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Отсутствие в районном суде подобной структуры повлечет за собой на практике разные подходы при разрешении вышеуказанного заключения прокурора. Поэтому было бы целесообразно вопрос о рассмотрении заключения прокурора по возобновлению производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств по уголовным делам мирового суда передать на рассмотрение областным и приравненным к ним судам, а не районным.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы