Теоретико-методологические основания

Предметная область, ее развитие

На характер творчества Г. Зиммеля оказал влияние широкий круг социальных теоретиков.

В ранний период для него были характерны эволюционно-позитивистские позиции, навеянные работами

Ч. Дарвина и Г. Спенсера. В интерпретации влияния взаимоотношений индивидов на функциональность культуры и общества прослеживаются дюркгеймовские мотивы («все определенным образом взаимодействует с чем-нибудь еще», — писал Г. Зиммель). Следующий период в идейном развитии, обычно называемый «неокантинианским», связан с обращением к трудам философа И. Канта, его подходам к различению формы и содержания, интерпретации ценностей. Г. Зиммель также использовал диалектику К. Маркса, его концепцию отчуждения, подход к анализу общественных явлений через призму их внутренних противоречий. Вместе с тем он не принял революционный оптимизм К. Маркса. Также Г. Зиммель испытал глубокое влияние идей своего друга М. Вебера относительно рационализации общественной жизни. Последний этап его идейного развития связан с анализом нарастания иррациональных тенденций в культуре современного общества.

Представления Г. Зиммеля о предмете социологии как особой дисциплины менялись и уточнялись на протяжении всего творчества. В итоге можно выделить три предметные сферы, соответствующие трем выше обозначенным периодам его идейного развития.

Изначально ученый, как и многие его современники, стремился создать «чистую» теорию, которая бы строилась на аналитическом основании, позволяющем объективно интерпретировать общественную жизнь. Таким основанием для него были эволюционный позитивизм Ч. Дарвина и Г. Спенсера в сочетании с этнопсихологией, о чем свидетельствуют работы этого периода: «Дарвинизм и теория познания». Как заметил сам Г. Зиммель, ему потребовалось десять лет, чтобы перейти «от этнопсихологии к социологии», что сопровождалось развитием «формального» подхода.

На втором этапе творчества предметом его изучения становятся формы социального взаимодействия, взятые вне конкретного содержания, находящегося, например, в таких формах, которые он исследовал, как господство, подчинение, соперничество, флирт, свободное общение и т.д.

Заметим, что особенно важно для тех, кто решит обратиться к рекомендуемой литературе, что используемое здесь понятие «социальное взаимодействие» довольно трудно перевести как на русский язык (используются, в частности, эквиваленты «общение», «социация» и «обобществление»), так и на английский (в работах американских социологов встречаются в качестве эквивалентов «association» и «sociation», что, очевидно, и привело к появлению русской кальки — «социация»).

В свой термин Г. Зиммель вкладывал тот смысл, что в процессе общения индивиды непрерывно порождают общество. Со своей стороны общество, побуждая индивидов к конкретным формам взаимодействия, делает их «обобществленными».

Этот процесс мы и будем иметь в виду, прибегая к более простому и современному термину «социальное взаимодействие» как эквиваленту «социации» и «обобществления», использованных при переводах, на которые даются отсылки.

В статье «Проблема социологии» Г. Зиммель, подчеркивал, что его интересуют формы социального взаимодействия: «Особые причины и цели, без которых, конечно, никогда не происходит обобществление, образуют некоторым образом тело, материал социального процесса; но что действие этих, споспешествование целям вызывает среди их носителей именно взаимодействие, обобществление, — это форма, в которую облекаются эти содержания»[1].

Кроме форм социального взаимодействия Г. Зиммель считал необходимым исследовать типы людей, вовлеченных в это взаимодействие: бедняк, циник, кокетка, проститутка, аристократ и др. Предметом его анализа были также социальные и культурные продукты человеческой истории в контексте того, как происходит образование общественной формы[2].

Заметим, что социолог различал индивидуальную (субъективную) и объективную культуру, являющиеся также предметом социологического исследования.

Наконец, на завершающем этапе своего творчества социолога интересуют проблемы философско-социологического толка, такие как: является ли общество целью человеческого существования или средством, каковы ненамеренные последствия развития интеллекта, денежного хозяйствования (социология, считал Г. Зиммель, может их предвидеть), воздействие все увеличивающегося и усложняющегося культурного производства на индивида, появление новых форм отчуждения, их влияние на перспективы развития культуры и человечества.

Методология

Центральным принципом для Г. Зиммеля является методологический релятивизм, воззрение, согласно которому все знания об индивидах и общественных структурах являются относительно правильными. Они зависят от множества факторов и в частности: от ценностных ориентаций людей, их внутреннего жизненного опыта, от положения, которое они занимают в социальном пространстве, от количественных и качественных параметров социальной группы и многого другого.

Вместе с тем ценности и нормы также существуют в интернализированной форме в сознании индивида, т.е. усвоены им и выступают как внутренние импульсы, определяющие поведение и характер взаимодействия данного индивида с другими людьми. Благодаря этому действия индивида обретают релятивный характер', у него практически всегда есть возможность выбора деятельности.

Постулат о релятивности ценностей и норм логически приводит Г. Зиммеля к взгляду на социологию как на рефлексивную науку. Добытое ее знание в конечном счете зависит от характера знания самих социологов, их видения мира.

Г. Зиммель, так же как и К. Маркс, использовал диалектический подход при интерпретации общественных реалий, предполагающий их анализ в контексте противоречий и конфликтов, суть которых раскрывается через показ дуализма взаимодействующих сторон.

Однако если марксистская диалектика нацелена прежде всего на выявление внутренних закономерностей в материальном, экономическом развитии (ибо от них в конечном счете зависит развитие всего остального), то зиммельская диалектика сфокусирована на различных аспектах социального и культурного мира.

Если К. Маркс предполагал, что противоречия могут быть сняты, «разрешены» при переходе от капитализма к социализму, соответственно, становится возможным гармоническое, разумное развитие индивидов без социальных конфликтов, то для Г. Зиммеля противоречия есть атрибут развития человеческой цивилизации — пока существует дуализм сторон, их амбивалентность возможно социальное взаимодействие и, соответственно, общественная жизнь. При этом Г. Зиммель, опираясь на свои культурологические истолкования новых форм отчуждения (опять-таки в противоположность экономических подходов К. Маркса), прогнозирует неизбежное нарастание иррационалистических тенденций, которые негативно скажутся на судьбах человечества.

Еще одной характеристикой методологии Г. Зиммеля является антиредукционизм, выражающийся в том, как считает современный английский социолог С. Лэш, что ученый не сводит суть важных социальных явлений к совокупности комбинаций низшего порядка, а имеет дело с эмерджент- ными социальными формами[3].

  • [1] История теоретической социологии. Т. 2. М. : Канон, 1998. С. 288—289.
  • [2] Там же. С. 292.
  • [3] Lash S. ‘Lebcnssoziologic’: Georg Simmcl in the Information Age //Theory, Culture and Society. 2005. № 22.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >