Гипотеза Сепира — Уорфа

Значимые символы содержатся прежде всего в языке. Но язык не просто описывает реалии окружающего мира, а передает их специфику, оттенки, что детерминировано конкретной культурой: чем более значимо явление в конкретной культуре, тем больше оно имеет оттенков выражения в соответствующем языке.

Так, например, у эскимосов существует огромное множество вербальных значений снега и льда.

В связи с этой тенденцией американский антрополог Э. Сепир и его студент Б. Уорф высказали положение, получившее название гипотезы Сепира — Уорфа, согласно которому значимые символы языка определяют характер ментальности людей, говорящих на нем.

Используя эту гипотезу, социологи, в частности, отмечают в современном английском языке корреляцию между множеством агрессивных вербальных значений, равно как и мужских терминов, обозначающих социально престижные профессии (хотя ныне многие женщины овладели ими), и его сексистским характером. Это, по мнению некоторых исследователей, сказывается на характере ментальности говорящих и, соответственно, на отношениях между мужчинами и женщинами вообще.

Исследования в этом направлении продолжаются[1].

Самость

Социологическое воображение Дж. Мида позволило ему дать оригинальное определение человека как «животного, создающего инструменты», важнейшим из которых является «символический язык», дающий не только контроль над всеми другими существами, но и позволяющий влиять на направление самой эволюции[2].

По его мнению, люди не единственно мыслящие существа в этом мире. Однако социальный разум, разумное поведение характерны только животным, создающим инструменты. Путь к социальной разумности требует введение символических инструментов в поведенческие практики. Социолог показал важнейшую роль символов в становления собственно личности человека.

В мировую социологическую мысль Дж. Мид вошел именно как создатель теории самости.

Дословно слово «самость» (self) можно перевести как «я сам». В парадигме символического интеракционизма данный термин имеет несколько иной смысл. Как утверждает Дж. Мид, через процесс принятия роли индивиды развивают самость — способность людей представлять себя в качестве объектов своей собственной мысли.

По Дж. Миду, именно самость отличает человеческое общество от остального живого мира, делая само человеческое общество возможным.

Самость формируется только на основе социального опыта и поддерживается благодаря социальным контактам, прежде всего языковой коммуникации. Говоря о сути формирования самости, социолог отмечает: «Мы постоянно, особенно благодаря использованию голосовых жестов, пробуждаем в себе те отклики, которые мы вызываем в других, так что мы перенимаем установки других, включая их в свое собственное поведение. Решающее значение языка для развития человеческого сознания заключается в том, что этот стимул обладает способностью воздействовать на говорящего индивида так, как он воздействует на другого»[3].

Происхождение и развитие самости своими корнями уходит в принятие роли другого. При этом социолог различает два аспекта формирования самости.

Первый — Я (соответствует английскому «I») — спонтанное, внутреннее, субъективное представление индивидом себя. Второй аспект — Я (соответствует английскому «Ме») — обобщенные представления других, которые усваиваются индивидом. Я в смысле «Ме» — это то, как люди видят себя, но глазами других. «Ме» — результат влияния социальных групп в виде норм и стандартов на личность.

Характер самовосприятия индивида, а также то, как он интерпретирует реакции окружающих на себя оказывает существенное влияние на сознание и все поведение человека. Так, если он на основе сложившегося самопредстав- ления считает себя лидером социальной группы, то такой человек во всех ситуациях будет претендовать на управленческие роли. Даже если человек по тем или иным причинам лишается институциональных постов, его поведение определенное время будет детерминировано прежней самостью в нем так или иначе сохраниться властная направленность. И напротив, если человек считает себя трусливым (в этом представлении неизбежно присутствуют и представления других), то он вряд ли будет вести себя смело в опасных ситуациях.

По Дж. Миду, личность индивида имеет двойственную природу: самость = «I» + «Ме».

Иными словами, имеется в виду следующее:

  • — внутренний стержень личности, с позиций которого в конечном счете формируются социальные требования;
  • — совокупность установок других, которые, будучи усвоенными, образуют личностные ценностные ориентации.

  • [1] Whorf В. L. Language, Thought and Reality: Selected Writings of BenjaminLee Whorf / ed. John B. Carroll. N. Y. : Wiley, 1956; Уорф Б. Л. Отношениенорм поведения и мышления к языку // Повое в лингвистике. Вып. 1. М.,I960; Брутян Г. А. Гипотеза Сепира — Уорфа. Ереван, 1968.
  • [2] Shalin D. N. George Herbert Mead //The Blackwell Companion to MajorSocial Theorists. Edited by G. Ritzer. Blackwell Publishers Ltd, 2000. P. 324.
  • [3] Мид Дж. От жеста к символу // Американская социологическаямысль : тексты. М.: Изд-во МГУ, 1994. С. 217.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >