Ч. Кули: создание теории «зеркального Я»

Чарльз Хортон Кули {Cooley) родился 17 августа 1864 г. в семье профессора права Мичиганского университета, который также являлся практикующим судьей.

Ч. Кули — представитель первого поколения американских социологов, выпускник Мичиганского университета, в котором в 1894 г. защитил докторскую диссертацию и стал профессором этого же университета.

Квинтэссенция социологического воображения Ч. Кули — в методологии его теории «зеркального Я», благодаря которой ученый стремился преодолеть противопоставления индивида и общества. В ней социолог исходит из постулата о том, что общество формирует индивидов, а индивиды, в свою очередь, конструируют общество.

Ч. Кули также ввел понятие малых, первичных групп (семья, ровней, соседство, местные общины) и вторичных общественных институтов. Его основные работы: « Человеческая природа и социальный порядок», «Социальная организация», «Социальный процесс».

Умер Ч. Кули 8 мая 1929 г.

Основные постулаты и метод теории «зеркального Я»

Прежде всего, заметим, что, на наш взгляд, название теории Ч. Кули переведено на русский язык не совсем корректно. Правильнее ее обозначить как теорию «зеркальной {отраженной) самости» {looking-glass self). В этой версии сохраняется изначальное представление родоначальников символического интеракционизма о сложной структуре личности индивида, состоящей, как известно, из «I» и «Ме».

Попутно заметим, что концепция самости получила дальнейшее развитие в трудах последователей символического интеракционизма, предложивших свое видение самости (Э. Гоффман и др.), что тем более свидетельствует о спорности устоявшегося названия теории. Чтобы не вносить путаницу в терминологию, в учебнике сохранено традиционное название. Однако в уме мы будем держать отмеченное обстоятельство и помнить, что в данном случае «Я», по существу, выступает синонимом самости.

Теория Ч. Кули «зеркального Я» основывается на следующих трех постулатах:

  • - в процессе взаимодействия друг с другом люди способны представлять, как они воспринимаются обобщенным другим;
  • - люди способны осознавать характер ответных реакций обобщенных других;
  • - люди развивают самопредставления, чувства гордости или подавленности в зависимости от того, каким им видятся представления обобщенных других.

Социологическое воображение Ч. Кули исходит из того, что самосознание и ценностные ориентации индивида как бы зеркально отражают реакции на них окружающих людей, главным образом из той же социальной группы.

Социолог отмечает: «Социальную самость такого рода можно назвать отраженной, или зеркальной самостью... Мы видим наше лицо, фигуру и одежду в зеркале, интересуемся ими, поскольку все это наше, бываем довольны ими или нет в соответствии с тем, какими мы хотели бы их видеть, точно так же в воображении воспринимаем в сознании другого некоторую мысль о нашем облике, манерах, намерениях, делах, характере, друзьях и т.д., и это самым различным образом на нас воздействует»[1].

В процессе формирования самости особо важную роль играют первичные группы (семья, сверстники, соседи). Если представители первичных групп уважительно относятся к ребенку, то это зеркально отражается на нем: ребенок сам начинает уважать себя, что проявляется в адекватных социальных действиях. И напротив, если в силу разных причин ребенок лишается материнской любви, уважения окружающих, то это обязательно сказывается на становлении самости — роли, которые он способен играть, перестают соотносится с ожиданиями близких ему людей, а позднее и более широкого общества.

Ребенок, который считается «сорванцом», так и будет себя идентифицировать и, весьма вероятно, станет правонарушителем.

Если с мальчиком обращаются так, что восхищаются его мужеством и успехами, то его самоидентификация будет происходить под влиянием направленных извне ожиданий тщеславия, честолюбия. В его сознании сформируется устойчивый образ самого себя, с которым он будет жить. Преданность этому образу становится источником силы, что гак или иначе проявится в соответствующем поведении.

«Процесс, в ходе которого у детей развивается самоощущение зеркального типа, можно проследить без особых затруднений, — пишет Ч. Кули. — Изучая движения других столь пристально, как они это делают, они вскоре замечают связь между своими собственными действиями и изменениями этих движений, т.е. они замечают свое влияние на других людей или власть над ними. Ребенок присваивает видимые действия своего родителя или няни, свое влияние на которых он обнаруживает, совершенно таким же образом, каким он присваивает одну из частей своего тела или какую- нибудь игрушку, и он пытается сделать что-нибудь с этой своей новой собственностью»[2].

На развитие самости с самого начала оказывают влияние половое различие и сексуальная социализация.

Девочки, как правило, более откровенно заботятся о своем социальном образе. Они более склонны перейти на точку зрения окружающих, радуются или печалятся в зависимости от их расположения к себе.

«Можно не сомневаться, — замечает Ч. Кули, — что женщины, как правило, зависят от непосредственной личной поддержки и поощрения больше, чем мужчины. Мышление женщины нуждается в фиксации на каком-либо человеке, в сознании которого она может найти устойчивый и неотразимый образ самой себя, которым она может жить... Мужчины, более предрасположенные к агрессии, обладают большей по сравнению с женщинами самостоятельностью. Но в действительности никто не может выстоять в одиночку»[3].

Отмеченные Ч. Кули гендерные особенности в формировании самости лишь подчеркивают то общее положение, что индивиды получают самоидентификацию от общества. Причем и женщины, и мужчины нуждаются в постоянной поддержке со стороны общества. В зрелом возрасте — прежде всего со стороны вторичных общественных институтов.

В обыденной жизни «зеркальное Я» проявляется повсеместно. Студенты учатся лучше, когда ощущают одобрение профессора. Воины становятся смелее и самоотвержение, когда офицер одобряет их действия. Жена — более внимательной и заботливой, когда муж одобряет ее наряд, с похвалой отзывается о ней как хорошей хозяйке.

Ч. Кули подчеркивает, что индивиды выбирают круг общения с теми людьми, которые поддерживают их самоидентификацию. Героиня чеховской повести «Душечка» - классический тому пример: она была желанным и любимым человеком именно потому, что разделяла чаяния своих мужей. Если кто-то показывает, что хорошо информирован в вопросах охоты или рыбалки, то в присутствии заинтересованных слушателей он напускает на себя вид «спеца» этого дела. Женщина, считающая себя красавицей, стремится общаться с теми, кто разделяет ее самоидентификацию. У молодого человека открываются необыкновенные сексуальные потенции, когда женщины, «значимые другие», находящиеся рядом с ним, верят, думают о нем как о Казанове.

И напротив, люди избегают иметь дело с теми, кто не разделяет их самоидентификацию. Вряд ли кто захочет демонстрировать свой ум и юмор в компании богословов.

Социолог делает вывод, что каждая общественная структура имеет свой механизм производства самоидентификаций:, и индивиды находят себе место в рамках системы социального контроля, соответствующей их самоидентификациям.

Инновационность мышления и оригинальность социологического воображения Ч. Кули состоит в том, он предложил метод исследования сознания индивидов, названный им симпатическим самонаблюдением (sympathetic introspection). Его суть состоит в том, что социолог представляет себя в виде социального субъекта в различных ситуациях, предполагая соответствующее им свое поведение. Социолог полагал, что тем самым можно понять значения и мотивы социального поведения вообще.

  • [1] Кули Ч. Социальная самость // Американская социологическаямысль : тексты. М.: Изд-во МГУ, 1994. С. 320—321.
  • [2] Кули Ч. Социальная самость // Американская социологическаямысль : тексты. М.: Изд-во МГУ, 1994. С. 324.
  • [3] Там же. С. 327.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >