Идейно-теоретические истоки

А. Шютц — создатель оригинального теоретико-методо- логического инструментария, направленного прежде всего на понимание социальных феноменов повседневного «жизненного мира» как объектов осознания людей, которые конструируются в процессе их непрерывной жизнедеятельности.

Свою задачу социолог видел в том, чтобы дать более полное представление о сложности мира через понимание противоположных точек зрения на социальные феномены, выясняя то, как они субъективно конструируются и воспринимаются на уровне обыденного сознания самых обычных людей в процессе их взаимодействия.

Своими корнями феноменологическая социология уходит в социальную философию Э. Гуссерля, его учение о «жизненном мире» как мира нашего субъективного повседневного опыта, который предшествует научной объективности.

Для Э. Гуссерля философское осмысление жизненного мира является предпосылкой выработки общего представления о системе человеческого знания, включая и знание научное. По его мнению, индивиды видят мир упорядоченным. Для них социальный мир предстает хорошо организованным и структурированным. Однако люди нс осведомлены о том, что именно они его упорядочивают определенным образом. Феноменология же как раз изучает, какими предстают объективные реалии — события, социальные ситуации, действия — в сознании индивидов. Как считал Э. Гуссерль, сознание всегда представляет собой сознание конкретных жизненных реалий.

Необходимость изучения собственно жизненного мира продиктована, полагал Э. Гуссерль, тем, что реальная картина мира искажается в результате научных идеализаций. В итоге люди сталкиваются как бы с двумя мирами: миром повседневной жизни и миром, формализованным в результате его научного описания. Причем мир научный обычно воспринимается людьми как «объективный», а жизненный мир — как «субъективный». Философ пытался преодолеть эго противопоставление «субъективной жизненности» и «объективной научности»[1].

А. Шютц взял у Э. Гуссерля идеи субъективного упорядочивания людьми объективного социального мира, а также взаимосвязи научной теории с жизненным миром, видя в этом основу принципиально новой социологической парадигмы, которая помогает глубже понять природу конструируемых людьми социальных феноменов, исходя из относительности как социальной реальности, так и знания о ней. Однако в отличие от Э. Гуссерля, который сосредоточился на исследовании собственно сознания, А. Шютца интересуют жизненные миры, точнее, систематизированные знания о них, выраженные в теоретических моделях, которые можно проверить и эмпирическим путем.

А. Шютц также обращается к «понимающей» социологии М. Вебера, к его видению социального действия и методологическому инструментарию, выраженному в идеальных типах. Однако, по мнению Л. Шютца, М. Веберу не удалось провести различие между объективным и субъективным значением контекста, что крайне важно для более углубленного понимания социального действия.

Предложенная А. Шютцем методология как раз позволяет понять социальное действие с учетом «жизненного опыта» нашего сознания и, соответственно, субъективного восприятия социального контекста, в котором оно происходит.

  • [1] Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологическойфилософии. Т. 1. М., 1999; Его же. Логические исследования. Картезианские размышления. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. Кризис европейского человечества и философия. Философиякак строгая наука. Минск, 2000.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >