«Мы»-группа и «Они»-группа

Однако в современном усложняющемся мире люди взаимодействуют не только с членами «домашней» группы. Все чаще имеет место взаимодействия представителей «Мы»- группы с многочисленными «Они»-группами.

Вот здесь-то, как правило, и возникают конфликты социальных смыслов. А. Шютц особо подчеркивает, что для типизации объектов и оценки социальных действий каждый индивид использует ту шкалу измерений, которая характерна для его «домашней» группы.

Интерсубъективный мир одной «домашней» группы может существенно отличаться от интерсубъективного мира другой «домашней» группы. Отсюда и проистекает то, что индивид из одной социальной группы («домашней» группы) видит объекты иначе, чем человек из другой социальной группы. Именно благодаря интерсубъективности повседневное знание и жизнь индивидов одной группы отличается от других.

Так возникают различия между «Мы»-групна, в которой индивид чувствует себя как дома, и «Они»-группами, что проявляется в виде явных или латентных конфликтов.

Эти различия между «Мы»-группа и «Они»-группами позволяют наблюдать эффект «прерывания постепенности» в социальной реальности. Он, в частности, проявляется при переходе индивида из одной социальной группы в другую — ему неизбежно приходится сталкиваться не только с иным социокультурным порядком, но и с тем, что члены новой группы руководствуются своими знаниями, своими социальными смыслами, имеют свою, специфическую шкалу измерения значений и типизации социальных объектов.

В социологии различия между «Мы»-группа и «Они»- группа (часто они просто называются «Мы» и «Они») трактуются как различия между внутригрупповыми и межгрупповыми отношениями. Изучение пары противоположных отношений позволяет наблюдать «перерывы постепенности» в социальной реальности, сравнивать разные самости. Как считает А. Шютц, при переходе индивида из одной социальной группы в другую ему неизбежно приходится сталкиваться не только с иным социокультурным порядком, но и с тем, что члены новой группы руководствуются своими знаниями, имеют свою, специфическую шкалу измерения значений и социальных объектов. Для пришельца могут возникать и проблемные ситуации, и даже катаклизмы.

Отметим некоторые направления исследований, характерные для феноменологической парадигмы.

Иптерсубъективпый мир содержит знание, включающее и убеждения, и элементы веры, которые реальны в том смысле, что так их определяют сами участники интеракции определенной социальной группы.

Скажем, для некоторых племен, живущих сегодня в Австралии, колдовство не является обманом, а элементом их социальной реальности. Вследствие чего их обыденное знание может представлять интерес для изучения, чтобы получить общее представление об их жизни.

Или — составить суждение о реалиях жизни в Советской России можно по документально зафиксированным знаниям людей того времени, принадлежавших к разным социальным группам, об окружающих их объектах и явлениях (дневники, кинофильмы, литературные произведения), а не по нашим современным знаниям — тому, как нам, «внешним» наблюдателям она кажется сегодня.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >