Идеология и утопия

Оценка идей и мнений через призму специфики мышления и знания

В самом общем виде идеология, по К. Маннгейму, — отражение современной действительности правящими социальными группами, которое своими корнями уходит в систему идей, относящуюся к прошлому. При этом социолог выделяет два типа идеологии — частичную и тотальную.

Понятие частичной идеологии означает то, что «мы не верим определенным «идеям» и «представлениям» противника, ибо считаем их более или менее осознанным искажением действительных фактов, подлинное воспроизводство которых не соответствует его интересам. Здесь речь может идти о целой шкале определений — от сознательной лжи до полусознательного инстинктивного сокрытия истины, от обмана до самообмана»[1].

Это понятие рассматривает часть высказываний противника в аспекте содержания, т.е. ложь может быть выявлена и источники обмана в принципе устранены, ибо ложь не касается всей структуры мышления.

Тотальная же идеология представляет собой «идеологию конкретной исторической или социальной группы (например, класса), имея в виду своеобразие и характер всей структуры сознания этой эпохи или этих групп»[2]. Это означает, что определенная группа людей мыслит в одних категориях, а мы в других, т.е. «определенному социальному положению соответствуют определенные точки зрения, методы наблюдсния, аспекты»[3]. Поэтому анализ тотальной идеологии не предполагает подозрение во лжи.

Утопии интерпретируют настоящее через призму будущего. «Утопичным является то сознание, которое не находится в соответствии с окружающим его “бытием”»[4]. Утопии, как правило, порождены сознанием угнетенных классов и маргинальных групп: «Определенные угнетенные группы, — отмечает социолог, — духовно столь заинтересованы в уничтожении и преобразовании существующего общества, что невольно видят только те элементы ситуации, которые направлены на его отрицание»[5].

Поэтому всегда есть конфликт интересов между теми, кто придерживается идеологии, и теми, кто отстаивает утопические идеи.

Идеологии служат защите и поддержанию существующего социального порядка. Утопии, напротив, стремятся к подрыву его основ. Утопию может создать даже отдельно взятый индивид, обладающий харизмой. Но чтобы сохранить свое существование, утопическое знание должно касаться реальных общественных проблем и потому быть связанным с конкретной социальной группой.

Идеологии и утопии представляют собой искажение социальной реальности, ибо их представители отстаивают одностороннюю правоту знания своей группы, выдавая абсолютизируемую часть за социальное знание в целом. В связи с этим задача социологов, считает К. Маннгейм, снять маску с идеологии и утопии. Отсутствие принципиальных различий между идеологией и утопией позволяет последней превращаться в идеологию с приходом угнетенных групп к власти.

Важно заметить и то, что к анализу утопий социолог подходит с позиций принципа релятивизма знания. Из него, в частности, вытекает, что «конкретное определение утопического всегда связано с определенной стадией в развитии бытия, утопии сегодняшнего дня могут стать действительностью завтрашнего дня» К Так, в свое время утопией была идея «свободы». Либерально-гуманистические идеи также были утопией. Консервативная идея как утопия, замечает социолог, «полностью приблизилась к конкретному бытию».

  • [1] Там же. С. 56.
  • [2] Там же. С. 57.
  • [3] Манхейм К. Идеология и утопия // Карл Манхейм. Диагноз нашеговремени. М.: Юрист, 1994. С. 58.
  • [4] Там же. С. 164.
  • [5] Там же. С. 40.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >