Общественный порядок и факторы, его обеспечивающие: кейс-стади

О реальном демократизме и свободе общества можно судить по характеру общественного порядка, по тому, какие общественные силы его обеспечивают, как граждане включаются в общественную и политическую жизнь.

Естественно, что в разных обществах в зависимости от культурных ценностей и норм, а также от мотивационной и ценностной ориентаций членов общества отношение к участию в политической жизни различно, иногда весьма существенно.

Так, в советское время россияне жили по принципу: «Политика — дело каждого». Коллективное участие миллионов людей в политических акциях, демонстрациях, разного рода организациях, включая органы власти, безусловная поддержка политического курса КПСС были проявлениями коллективистских лояльностей, сформированных социеталь- ным сообществом традиционного типа.

Они были также адекватны характеру действий россиян на микроуровне — их выборов в пользу аффективности (быстрого решения сложных проблем), партикуляризма (веры в исключительное превосходство советского образа жизни), ориентации на коллектив (надежды на патернализм государства, партии, общественных организаций).

В странах с развитой демократией подавляющее большинство людей не стремится «ходить во власть». Они больше делают выборов в пользу ориентаций на себя и потому предпочитают индивидуальные формы жизни, хотят просто свободы, права быть самими собой, не будучи принудительно вовлеченными в членство каких-либо структур.

Тс же, кто проявляет интерес к политике, имеют возможность выбирать политические коллективы (партии и движения), предполагающие, как разные роли, так и разные линии политического поведения вплоть до принятия или вообще отвержения официальных политических целей.

Начиная с 1990-х гг. в России стали происходить радикальные изменения.

Социетальное сообщество перестало производить лояльности адекватные вождизму и «коллективистской» политике.

Фидуциарная подсистема дала сбой в генерации и поддержании традиционных ценностей. Более того, она стала производить принципиально новые идеалы — представления об индивидуальных правах и свободах, о гражданском обществе и правовом государстве.

Разумеется, это не могло не сказаться на политике как подсистемы общества. Характер политического поля стал существенно меняться, вплоть до переосмысления ценностной парадигмы с коммуно-патерналистской на демократическую, хотя сами представления о гражданских и демократических свободах пока не устоялись.

Тем не менее, несмотря на неустойчивость демократических ценностей в массовом сознании, стали изменяться представления о социальном порядке, роли в нем человека, об основных политических целях и средствах их достижения. Отныне россияне могут индивидуально осознанно играть активную политическую роль, переходя от одной альтернативы к другой: участвовать или нет в политических партиях и движениях; голосовать ли и как на выборах в Государственную думу; кому отдать предпочтение па президентских выборах, по каким ценностным критериям оценивать кандидатов.

В этой связи структурно-функциональная парадигма интегрального толка Т. Парсонса может быть полезной в исследование того, как в обществе складывается порядок, какие факторы являются решающими в его поддержании, как возникают социальные и политические новации и, соответственно, как ориентации действий людей, их явные и латентные выборы адаптируются к новым социокультурным реалиям.

По мнению Т. Парсонса, власть не является главной силой, способной предотвратить социальное противоборство и ее негативные последствия.

Применение силы может быть эффективным средством, но лишь в течение исторически непродолжительного периода. В долговременной же перспективе ставка на силу может лишь усугубить проблемы взаимодействия подсистем общества. Насилие способно вызвать разлад в мотивационных и ценностных ориентациях людей, что также способствует общественной дезинтеграции. Оно не эффективно и по трудовым и временным затратам, которые неизбежно требуются для поддержания порядка.

В качестве альтернативы силовой власти как средства для поддержания порядка в обществе Т. Парсонс видит иные факторы.

По его мнению, более эффективным средством является утверждение такого социетального сообщества и фидуциарной подсистемы, которые через нормы и ценностности способны обеспечить взаимное сотрудничество людей, их коллективов на основе учета и согласованности общих целей и базовых потребностей.

В современном обществе решающим фактором поддержания порядка являются самоограничения людей, добровольное принятие ими норм и ценностей общества, а также все большая ориентация их выборов в процессе действий на аффективную нейтральность, универсализм, достижение, ориентацию на себя. В идеальном случае вообще исчезает надобность во внешнем источнике власти как фактора, обеспечивающего порядок в обществе.

Структурно-функционалистская парадигма Т. Парсонса, будучи примененной к российским реалиям, позволяет пролить свет на некоторые стороны как нынешней дезинтеграции страны, так и функциональных патологий, имевших место в разные периоды ее развития.

Произвольные манипуляции советских, а затем и российских властей с институциональными структурами и их функциями, согласно данной парадигме, неминуемо должны были вызвать рассогласование всех подсистем общества, привести в движение дезинтеграционные силы, что в действительности неоднократно случалось.

Достаточно вспомнить, какие институциональные перемены и последовавшие социальные взрывы вызвала политика В. И. Ленина по «коммунизации» экономики. Или попытки Н. С. Хрущева ради доказательства идеи «отмирания» государства в условиях «развернутого коммунистического строительства», передать собственно государственные функции профсоюзам и трудовым коллективам. Им, в частности, в принудительном порядке предписывалось брать «на поруки» лиц, совершивших определенные правонарушения. В итоге вместо ожидаемой социальной гармонии общество столкнулось с дисфункциональностыо государственных правоохранительных органов и трудовых коллективов и, соответственно, невиданной волной социальной деструктивности.

В приведенных примерах нарушались сразу все четыре функциональных требования — адаптации, целедостижения, интеграции и воспроизводства культурного образца.

Так, были резко ослаблены адаптационные возможности экономической подсистемы за счет навязывания ей «воспитательных» функций. Переосмысливались прежние цели государства и профсоюзов, при этом ставились новые, подчас искусственные, навеянные идеологическими догмами; нарушалась интеграция внутренних компонентов государственных и общественных структур. Наконец, переосмысливались мотивации и ценностные ориентации индивидов, что нарушало воспроизводство устоявшихся образцов поведения людей на работе и в быту. Все это в конечном счете привело к дезинтеграции, резкому ухудшению социального и экономического благосостояния людей.

Отнюдь не случайно некоторые политические силы, прежде всего прокоммунистической ориентации, ратуют за стабильность и порядок. Однако при этом осознанно или нет, в стороне остается принципиальный вопрос о характере социального порядка.

Какой порядок мы собственно хотим?

Прежний, основанный «на сильной руке» вождя с тотальным государственным контролем и предписанными сверху статусами, ограниченным числом возможных ролей, или новый, демократический, предполагающий индивидуальную инициативу со всеми возникающими новыми ролевыми конфликтами?

В утверждении социального порядка Т. Парсонс особую роль отводит культуре.

Культура обладает особой способностью проникать во все другие подсистемы общества, будучи их органической частью. Так, культурные нормы входят в личности индивидов, включая их в социальную систему, определяют суть, качество интеракций между социальными акторами вообще.

Культура может иметь самостоятельную форму существования, выступая в виде знания, идей, ценностей и норм. Поэтому культура обладает, по словам Т. Парсонса, «сверхординарной интеграционной техникой системы действия». Однако культура традиционного общества закрепляет старые неравенства предписанного толка, предполагает использование силы для поддержания порядка, даже если общество является формально эгалитарным в основе своей, каким, например, было советское общество.

Культура, связанная с либерально-демократическими ценностями, напротив, по мнению Т. Парсонса, создает «новый тип социетального сообщества», обеспечивая стабильное взаимодействие, социальный порядок и общественное равновесие не силой принуждения, а прежде всего авторитетом самих «ценностных приверженностей».

«Новое социетальное сообщество, понимаемое как интегративный институт, — заявляет Т. Парсонс, — должно функционировать на уровне, отличном от тех, что привычны нашей интеллектуальной традиции; оно должно выйти за те пределы, где правят политическая власть, богатство и факторы, их порождающие, и подняться на уровень ценностных приверженностей и механизмов влияния»[1].

Т. Парсонс также отмечает, что противодействия людей друг другу вообще избежать нельзя, но от этого общество не входит фатально в кризис и социальную вакханалию. Главное — чтобы работал механизм социального контроля, обеспечивающий непременное преимущество силам взаимодействия людей, что не исключает использование материальных, духовных, воспитательных, а также репрессивных средств. Стабильное развитие в конечном счете детерминируется общей системой ценностей, которая формирует единую мотивацию поведения, гармонизирует социальные роли через большинством разделяемые моральные ориентации.

Применительно к современному российскому обществу можно утверждать, что преодолеть нынешнюю дезинтеграцию вполне возможно, если подавляющее большинство россиян примет общую систему культурных ценностей, которая адекватна модели демократического свободного общества в ее российской форме. Бесперспективность ценностей патерналистского толка очевидна — их добровольно не примут социально активные слои и группы, в своей совокупности они диссонируют с тенденциями общемирового развития.

Разумеется, переход от властно-силового порядка к порядку, основанному на культурной легитимизации, не может осуществиться быстро, ибо для этого требуются принципиально новые для России структурно-функциональные связи. В стране должно произойти развитие ролевого плюрализма.

Таким образом, опираясь на положения парсоиовской структурно-функциональной парадигмы, можно сделать следующее заключение: для перехода к социальному порядку с культурной легитимизацией, предполагающего свободных индивидов, правовое регулирование отношений между ними, нужны не только демократические и рыночные институты, значительный уровень индустриализации, информатизации и образовательного потенциала народа, но и в качестве необходимых и достаточных условий — культурные основания в виде либерально-демократических ценностей, достижимых социальных статусов.

  • [1] Парсонс Т. Система современных обществ. М. : Аспект Пресс, 1997.С. 162.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >