Несклоняемые существительные в современном именном склонении

Такие существительные состоят из нескольких классов с разной степенью несклоняемости: а) заимствованные нарицательные существительные; б) антропонимы с финальными безударными -о, -е; в) географические названия на -ово, -ино; г) аббревиатуры.

а) Заимствованные нарицательные неизменяемые слова.

Их несклоняемость сохраняется во всех типах речи. Наиболее многочисленный класс из этих слов представляют существительные, кончающиеся на гласный. По конечному гласному они классифицируются следующим образом:

■ с конечным -о: бюро, депо, домино, импресарио, кино, кредо, либретто, метро, пальто, панно, радио, сопрано, танго, трио, трюмо, фортепьяно, фото, харчо, эскимо и др.;

■ с конечным (): алоэ, ателье, галифе, досье, желе, кабаре, кафе, конферансье, кофе, купе, пюре, суфле, тире, турне, фойе, шансонье, шимпанзе, шоссе и др.;

■ с конечным -и: алиби, бигуди, виски, жалюзи, кули, леди, пари, пони, такси, хобби, шасси, янки и др.;

■ с конечным (): гуру, интервью, кенгуру, меню, рагу, табу, фрау и др.;

■ с конечным -а: амплуа, бра, буржуа, па, па-де-труа,ультра и др.

К заимствованным относится и маленький класс слов, включающий всего три существительных ж.р. с конечным твердым согласным: мадам, мисс, миссис.

Изменения в этой группе происходят в двух направлениях: укрепляется их несклоняемость и расширяется состав группы.

В XVIII и XIX вв. такие слова каким-то образом приспосабливались к системе русского склонения: Мужчина в розовом домине ("Собеседник любителей российского слова"); Приезжий не спрашивал себе ни чаю, ни кофию (А. Пушкин); На бюре... лежало множество всякой всячины (Н. Гоголь); Мне очень нравилась его игра, поза за фортепьянами, встряхивание волосами (Л. Толстой).

Однако уже со второй четверти XIX в. они нередко употреблялись и как неизменяемые. В течение какого-то времени те и другие формы использовались как варианты, а в одном тексте можно было встретить формы и из склоняемой, и из неизменяемой парадигм, ср., например: Уложить на рисъ яблоки] можно убрать сверху желеемъ изъ красной смородины (исходное желей) и Очень трудно удачно и хорошо сварить желе (Е. Молоховец. Подарок молодым хозяйкам. СПб., 1907).

В начале XX в. склонение многих таких слов все еще оставалось для носителей литературного языка вполне допустимым и даже обычным. У Андрея Белого читаем: Все было в дому зажжено... Мы в польтах осенних сидели. Друзья отворили окно... Поспешно калоши надели ("Золото в лазури", 1904).

В XX в. после Октябрьской революции 1917 г. круг неизменяемых заимствованных слов количественно расширился и, главное, употребление многих слов активизировалось; они стали более частотными.

Так, в советский период частотными, повседневно употребляемыми стали слова кино, кило, фото, метро, депо, такси, радио, пианино, ателье, кафе, фойе, конферансье, табло, эскимо, рагу, пюре, трико и др. У некоторых из этих слов появились новые значения, за счет чего повысилась их употребительность; например, слово радио первоначально обозначало вид связи (изобретение радио), а позднее и предмет, через который эта связь осуществлялась (на стене висело радио); джерси — первоначально вид ткани, а затем и костюм из этой ткани (купи себе джерси) и т.д.

В 1960-е и особенно 1980—1990-е гг. круг таких слов расширяется в связи с созданием общей благоприятной почвы для принятия новой иноязычной лексики. К новым можно отнести, например, такие слова, как бюстье (предмет дамского белья), видеовъю, ноу-хау, зомби, йети (снежный человек),липси (танец), киви (фрукт), жиголо. Кроме того, в повседневную речь входят многие старые заимствования, которые ранее характеризовали исключительно западную жизнь и потому были малочастотными, а теперь стали обычными и в нашей действительности: видео, казино, ретро, авокадо; кабаре, крупье; гран-при, лобби, мафиози, жалюзи; шоу и т.д.

Хотя, по подсчетам лингвистов, подобных слов в русском языке около двух тысяч, т.е. в целом они составляют незначительную часть лексики, в XX в. русский язык полностью усвоил их грамматические особенности. В советский период несклоняемость этих существительных укрепилась как единственная норма и перестала быть знаком их иноязычности. Об этом свидетельствуют как их употребление, так и результаты опроса, проведенного в 1960-е гг. с помощью морфологического вопросника. На вопрос, можно ли допускать склонение заимствованных существительных типа пальто, депо по образцу всех существительных ср.р., оканчивающихся на -о, ответили отрицательно 97% информантов (из 1500 человек). При этом в качестве мотива своего ответа большинство указало на то, что изменяемые формы не соответствуют нормам литературного языка, и только в редких случаях ответившие упоминали об иноязычном характере слов. Очевидно, что навыки употребления таких слов без падежных флексий глубоко проникли в языковое сознание носителей литературного языка [РЯСО-3. С. 48—55].

Таким образом, направление процесса было как бы противоположным обычной адаптации заимствований к основной языковой системе — постепенно нарастала их морфологическая неизменяемость.

В этом отношении русский язык отличается от других славянских языков, где отчетливо проявляется тенденция адаптировать подобные заимствования и включать их в свою систему склонения.

б) Неизменяемые антропонимы с финальными -о, -е. В ономастике изменяемость/неизменяемость собственных имен связана с тем, противоречит или нет реальному полу лица и тем самым грамматическому роду существительного его морфологическое оформление. Например, если имя собственное оканчивается на или , подобно существительному ср.р., а его род является мужским (Отелло, Ницше), то такое существительное развивает тенденцию к несклоняемости. Поэтому в современном русском языке в антропонимической лексике практически отсутствуют парадигмы, образуемые антропонимами с финальными -о, -е.

Среди таких несклоняемых имен есть и заимствованные, и исконно русские. И те и другие за последние двести лет перешли от склоняемости к полной неизменяемости. Процесс их морфологического развития сходен с развитием рассмотренных выше нарицательных существительных.

В конце XVIII — начале XIX в. заимствованные имена собственные, оканчивающиеся на ударный гласный, не склонялись, но с конечными безударными -о, обычно склонялись: Но многие ли удивляются Отеллу?; картины Павла Веронеза (Н. Карамзин); принадлежит Микель Анджелу, есть несколько картин Леонарда да Винчи (А. К. Толстой).

Иногда произношение иностранных фамилий специально с целью сделать их более удобными для склонения определялось их буквенной передачей, а не произношением в языке-источнике (например, Дидерот вместо Дидро; ср. фр. Diderot). В этом случае они склонялись по парадигме существительных, кончающихся на согласный: Слово, сказанное о ней Дидеротом (П. Вяземский); Похвалите Фальконета: вы видите произведение резца его (Н. Карамзин).

Переломным моментом в склонении подобных имен явились 1830-е гг., когда сформировалось представление о том, что они не должны склоняться. Так, А. Пушкин писал около 1830 г.: "Иностранные собственные имена, кончающиеся на е, и, о,у, не склоняются... и против этого многие у нас погрешают". На практике действительно в это время еще имело место варьирование склоняемых/ несклоняемых форм. Так, у самого Пушкина последовательно не склоняется имя Анджело, но в то же время встречаются формы типа создания Ариоста и т.п.

Гораздо дольше сохраняли склонение фамилии и имена славянского происхождения, имевшие в исходе -о, -е. В этот период и позднее последовательно склонялись фамилии типа Хитрово, Дурново:

В середу был я у Хитровой (А. Пушкин); сегодняже просил Дурнову (А. И. Тургенев). Они склонялись так, как если бы оканчивались на -ое, -ова. Такие фамилии перестают склоняться с середины XIX в.

Склонялись на протяжении XIX в. фамилии украинского происхождения на -ко. В "Наливайке" Рылеев становится мастером (И. Пущин); Александру Васильевичу Никитенке (А. Керн). Однако к началу 1920-х гг. они приобретают в письменном языке неизменяемую парадигму, и для современного литературного языка в соответствии с общей тенденцией к расширению круга неизменяемых слов нормой для жанров официальной письменной речи следует признать несклоняемый вариант: На конференции было несколько докладов о Зощенко; Журнал опубликовал знаменитое письмо Короленко Луначарскому.

В тоже время изменяемые формы еще встречаются, главным образом в художественной литературе и иногда в разговорной речи, хотя во многих случаях и здесь эти слова остаются несклоняемыми. Например, Бузенка я послал на дубок (К. Паустовский); разговор Устименки, беседу с Устименкой (Ю. Герман); Его Остапенкою звали, Он был в походе капитан (Е. Долматовский); переговоры с Шурой Назаренко (А. Степанов).

Склоняемый и несклоняемый варианты рекомендуются для художественной литературы и разговорной речи как равноправные, хотя следует признать, что склоняемые варианты не воспринимаются как вполне стилистически нейтральные и привлекают к себе внимание некоторой необычностью.

в) Географические названия на -ово, -ино. Русские по происхождению топонимы с финалями -ово, -ево, -ино, -ыно типа Воронцове, Шереметьево, Тушино, Царицыно стали переходить в разряд неизменяемых существительных в советскую эпоху.

В 1960-е гг. люди старшего поколения их еще склоняли, сознательно отталкивая новую норму, широко распространившуюся в печати и устной речи. Ср. показательный эпизод из книги Л. К. Чуковской "Записки об Анне Ахматовой. 1963—1966". Первые слова принадлежат А. А. Ахматовой, следующие — автору:

— Вы знаете, я считаю неприличным делать замечания людям, если они неверно говорят. Неприличным и пошлым. Ничего не поправляю. Все переношу. Но вот "во сколько" вместо "в котором часу" или вместо "когда", — тут она задохнулась от гнева и дальше произнесла по складам, — я вы-нес-ти не мо-гу. И "мы живем в Кратово" вместо "в Кратове" — тоже не могу.

Я тоже. Но в отличие от нее совершаю пошлые поступки: ору на собеседника. Или спрашиваю: почему вы говорите "живу в Переделкино", а не "Переделкине"? С чего бы? Ведь русский язык склонен к склонению. Почему же вы не склоняете названий? Или почему бы тогда не говорить "Я живу в Москва"?

Распространению падежной неизменяемости подобных топонимов способствовали некоторые внеязыковые факторы. Во время Великой Отечественной войны большое влияние на обыденную речь оказали военные донесения, приказы, сводки и т.д., а им традиционно свойственно стремление во избежание двусмысленности не изменять топонимические названия по падежам. Действительно, в случае склонения подобных топонимов, если их косвенные падежи омонимичны, возникает опасность неправильно восстановить исходную форму: около Царицына (может иметься в виду и Царицын, и Царицыно), в Пушкине (может иметься в виду и Пушкин, и Пушкино) и т.д.

Механизм несклоняемости таких топонимов чрезвычайно распространился и устойчиво удерживается не только в профессиональной речи (военных, топографов), но и в деловой, газетной и разговорной речи.

Однако нормативными изданиями такая неизменяемость в письменной речи не рекомендуется. В соответствии с действующими правилами [Русская грамматика, 1980. § 1220] эти имена существительные должны склоняться: В небе над Тушином; аэропорт в Шереметьеве. Несклоняемость географических наименований признается нормальной только в двух случаях: 1) если такое наименование является приложением к одному из следующих обобщающих слов: село, деревня, поселок, станция, становище, реже — город, 2) если населенный пункт назван собственным именем известного лица: около Репино, недалеко от Лермонтова. Такие нормативные рекомендации, которыми должны руководствоваться редакторы, сдерживают распространение несклоняемых форм в кодифицированной речи, создавая несколько искусственный контраст между нею и разговорной речью.

г) Аббревиатуры. К несклоняемым существительным относятся аббревиатуры разных видов: ООН (Организация Объединенных Наций), ФСБ (Федеральная служба безопасности), ГИБДД (Государственная инспекция безопасности дорожного движения), МПС (Министерство путей сообщения), ТВ (телевидение) и т.д. Класс аббревиатур на протяжении XX в. усиленно пополняется.

Аббревиация в русском языке пережила взрыв активности в послереволюционную эпоху, когда возникало множество новых организаций, носящих многословные наименования, которые сразу же подвергались сокращению, преобразуясь в аббревиатуры. Этот факт был настолько характерен для того времени, что получил многократное отражение не только в научной, но и художественной литературе.

Второй расцвет аббревиации наблюдается в 1990-е гг. Он связан с обилием новых партий, организаций, фондов, каналов телевидения и т.п., требующих новых номинаций и получающих удобные сокращенные варианты названий.

Степень несклоняемости аббревиатур зависит от их морфоно-логической характеристики и структурных особенностей.

Наибольшей степенью несклоняемости обладают буквенные аббревиатуры, название которых представляет собой сумму названий букв.

Примеры послереволюционных и советских буквенных аббревиатур: ЦК (Центральный комитет), ЧК (Чрезвычайная комиссия), ВК77(б) (Всесоюзная коммунистическая партия большевиков), НКВД (Народный комиссариат внутренних дел), СССР (Союз Советских Социалистических Республик), КПСС (Коммунистическая партия Советского Союза), ВЛКСМ (Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи), ВЦСПС (Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов). Вначале некоторые из таких существительных, особенно Цека и Чека, похожие на обычные слова, встречались иногда в изменяемой форме: Да, все мы ходим под Цекою... Но за Цекой никто не съест (А. Безыменский); ...ты бы лучше признался, что удрал из-под красных за жестокое обращение, был истязуем в чеке... (М. Шагинян).

Однако уже для того времени типичной была неизменяемая форма: А если нетпусть отправят в одесское Чека (И. Бабель). В дальнейшем этот тип закрепляется как полностью несклоняемый: И, можете себе представить, не приходим в бурный восторг ни от КВН, ни от "Кабачка 13 стульев" (В. Шукшин).

Примеры буквенных аббревиатур 1990-х гг., которые сразу употреблялись как несклоняемые: РФ (Российская Федерация), СНГ (Содружество Независимых Государств), СБ (Совет безопасности), НТВ (Независимое телевидение), ОРТ (Общественное российское телевидение), РГГУ (Российский государственный гуманитарный университет).

Аббревиатуры звукового и слогового типов являются несклоняемыми, если они оканчиваются на гласный, и либо склоняемыми, либо несклоняемыми, либо допускающими вариативность в случае, когда они имеют в исходе согласный.

Примеры несклоняемых аббревиатур на гласный: ГОЭЛРО (Государственная комиссия по электрификации России), самбо (самооборона без оружия), СМИ (средства массовой информации), ГКО (государственная казначейская облигация).

Примеры аббревиатур на согласный, склоняемых по парадигме мужского рода: нэп (новая экономическая политика), РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей), ВАК (Высшая аттестационная комиссия), ЖЭК (жилищно-эксплуатационная контора), МИД (Министерство иностранных дел), ЗИЛ (Завод имени Лихачева), ИРЯз (Институт русского языка), ГУЛАГ (Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключений). Женский и средний род стержневого слова номинации не препятствуют приобретению сокращенным словом мужского рода, что делает возможным его склонение по парадигме мужского рода: С падением РАППа кончилась всякая тень литературной борьбы (Н. Мандельштам); Начальник ЖЭКа Прохоров категорически запретил самодеятельность (В. Конецкий); Еще один безымянный узник ГУЛАГа (С. Довлатов).

Примеры несклоняемых аббревиатур на согласный: ООН, РАН (Российская академия наук), ГЭС (гидроэлектростанция), ТЭЦ (тепловая электроцентраль), ОАР (Объединенная Арабская Республика): Уже скликались добровольцы ООН (А. Солженицын); В то время у нас в горах строили новую ГЭС (Ф. Искандер). Эти аббревиатуры сохраняют женский род, как бы "память" о роде стержневого существительного номинации. Женский род противоречит "мужской" основе на твердый согласный и затрудняет склонение слова по парадигме мужского рода. Однако это тенденция, а не твердое правило.

Некоторые аббревиатуры на согласный имеют вариативный тип словоизменения, например: МХАТ (Московский художественный академический театр); студия МХАТ и студия МХАТа. При этом несклоняемые варианты возможны только в сложных номинациях: Он закончил школу-студию МХАТ, но Ясно, что это школа МХАТа (т.е. играют, как во МХАТе), а также ко МХАТу, во МХАТе, гордимся МХАТом.

Устойчивое существование неизменяемых аббревиатур, которые не имеют никаких структурных противопоказаний, чтобы беспрепятственно включаться в систему аффиксального склонения, является важным показателем общих тенденций развития склонения.

Итак, проанализировав несколько лексических подсистем, для которых характерна несклоняемость, приходим к выводу, что степень несклоняемости этих имен зависит как от их морфонологической характеристики и структурных особенностей, так и от типа речи, в котором они употребляются. Однако несомненно общее укрепление несклоняемости в морфологической системе литературного языка.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >