Защита частной собственности и других вещных прав

Гражданское и торговое право предусматривает различные средства защиты собственности. Одни из них применяются в рамках обязательств: обеспечивая соблюдение различных обязательств, например обязанности арендатора в установленный срок вернуть нанятое имущество, частное право тем самым защищает и право собственности на данное имущество. Однако в дополнение к обязательственно-правовым частное право устанавливает и вещно-правовые меры защиты права собственности. В числе таких мер - виндикация, т.е. иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику, и негаторный иск, т.е. требование собственника об устранении препятствий в пользовании своей собственностью, хотя бы и не связанных с лишением владения ею.

ГГУ, не употребляя самого термина "виндикационный иск" (actio rei vindicatio), тем не менее в § 985 и 986 регламентирует "требования собственника на выдачу вещи", равнозначные традиционной виндикации. По смыслу § 985 ГГУ собственник вправе требовать от владельца выдачи вещи. Решение вопроса об изъятии вещи зависит от признания владельца добросовестным или недобросовестным. Добросовестен тот владелец вещи, который не знает и не должен знать, что приобрел ее у лица, не имеющего права на ее отчуждение. Владелец, который знал или по обстоятельствам дела должен был знать о неправомерности отчуждения вещи, является недобросовестным. По общему правилу у добросовестного приобретателя вещь не изымается, а у недобросовестного изымается. Но в обоих случаях существуют исключения. Например, если вещь выбыла из обладания собственника или другого титульного владельца (хранителя, арендатора, комиссионера) помимо его воли (украдена, потеряна), то она изымается даже у добросовестного владельца. Исключение составляют лишь деньги и ценные бумаги на предъявителя, которые и в этих случаях не подлежат изъятию у добросовестных владельцев в целях обеспечения устойчивости оборота денег и ценных бумаг. Кроме того, законодательством Японии, Великобритании и США не допускается изъятие у добросовестного приобретателя также вещей, купленных на аукционе, в розничном магазине или у любого продавца, открыто торгующего этими вещами.

Виндикация обычно сопровождается взаимными расчетами сторон. Недобросовестный владелец возвращает собственнику все доходы, которые он извлек или должен был извлечь из вещи за все время неправомерного владения ею. В случае изъятия вещи у добросовестного приобретателя последний возвращает лишь тс плоды и доходы от вещи, которые он получил после того, как узнал или должен был узнать о неправомерности своего владения либо после предъявления к нему виндикационного иска, как это предусматривает, например, § 987 ГГУ.

С другой стороны, и добросовестный, и недобросовестный владелец имеют право на возмещение необходимых расходов, произведенных за время владения вещью. К примеру, в силу ст. 1381 ФГК "тот, кому вещь возвращена, должен возместить даже недобросовестному владельцу все необходимые и полезные расходы, сделанные для сохранения вещи". Напротив, § 989 ГГУ предусматривает возмещение необходимых расходов лишь с того времени, с какого собственник вправе истребовать плоды и доходы, приносимые вещью. Произведенные улучшения, повышающие стоимость вещи, возмещаются, если это было сделано до того, как владелец узнал о противоправности владения.

Негаторный иск (actio negatoria) - это требование прекращения противоправных действий, препятствующих осуществлению правомочий собственника, хотя бы и без утраты им владения вещью. Типичным проявлением подобных действий является лишение собственника "света и воздуха", нормального входа и выхода из своего дома. Собственник вещи, гласит § 1004 ГГУ, права которого нарушены не захватом или неправомерным удержанием владения, может требовать от нарушителя прекращения нарушения своего права. Если есть основания ожидать дальнейших нарушений, то собственник может предъявить иск о недопущении их в будущем. Во Франции правила о виндикационном и исках прямо не установлены гражданским кодексом. Они выработаны доктриной и судебной практикой путем толкования и применения норм о добросовестном и недобросовестном владении имуществом, а также об исковой, приобретательной давности и о "как бы договорах" (квазидоговорах).

Особенностью права Великобритании, США и других стран общего права является отсутствие виндикационного и негаторного исков. Право собственности защищается в Великобритании отдельными видами исков из правонарушений, прежде всего иском из нарушения владения недвижимым имуществом. Имеется в виду и насильственное завладение чужим земельным участком, и просто вход на огороженную территорию, в чужую квартиру или сад. Нарушения владения могут касаться и движимых вещей, в том числе удержания их без намерения обратить в свою собственность. Рассматривая подобные иски, суды или изымают вещи у нарушителей, или запрещают владение ими, или, наконец, налагают на нарушителей штраф.

Защита владения известна всем развитым странам. В странах общего права она лишь более ярко выражена. Повышенное внимание частного права к владению и его защите обусловливается не в последнюю очередь тем фактом, что владение - это правомочие не только иных титульных владельцев (арендатора, хранителя либо комиссионера), но и самого собственника. Не случайно в ст. 2279 ФГК подчеркивается, что "в отношении движимостей владение равнозначно правооснованию", т.е. праву собственности. В соответствии с § 1006 (1) ГГУ "владелец движимой вещи предполагается ее собственником". Владению как "господству над вещью" посвящен целый первый раздел третьей книги ГГУ, регламентирующий отношения по приобретению и прекращению владения, совладению и переходу владения по наследству. Помимо права на самопомощь или самозащиту (§ 859 ГГУ) владелец вправе предъявить иски о возврате самоуправно отобранного владения, об устранении помех владению, а также иски из предшествующего владения (§ 854-872 ГГУ).

В соответствии с субъективной теорией владения (выдвинутой К.-Ф. Савиньи в начале XIX в. и до сих пор отражающейся, скажем, во французском частном праве) владение - это осуществление или возможность немедленного осуществления фактического господства над вещью в зависимости от воли лица. Защита владения прежде всего подчинена облегчению охраны права собственности. Хотя частное право обеспечивает защиту данного права как такового специальными исками собственника, возможность использования им также правовых средств защиты фактического обладания вещью с помощью владельческих исков является упрощенным способом достижения той же цели.

Вещные права и прежде всего право частной собственности служат материальной базой власти в обществе. Собственность и власть напрямую связаны, в частности, в акционерных обществах, несмотря на происходящее отделение функции управления частной собственностью от самих собственников. В подтверждение своих тезисов о "социализации"; "демократизации" собственности исследователи приводят статистику владельцев акций в развитых странах. Если в 1952 г. в США владели акциями 6,5 млн чел., то в 1959 г. - уже 12,5, в 1965 г. - 20,1 и в 1975 г. - 25,3 млн чел. По разным источникам к началу 70-х гг. прошлого века в Японии насчитывалось 8-10 млн акционеров, в ФРГ - 5 млн, а в Великобритании - свыше 2 млн. В настоящее время эти цифры еще возросли.

Тем не менее участие работников, в частности размер участия отдельных работников акционерных компаний, ограничивается в целом небольшой величиной. Так, в США лишь 2,8% рабочих и 0,3% фермеров владеют акциями. В то же время одному лишь семейству Дюпонов принадлежит в десять раз больше акций, чем всем рабочим США. Прослойка сверхбогачей, составляющая всего 0,5% населения США, обладает 49,3% всех акций. Поэтому, думается, по-прежнему весьма спорны теории о "социализации" частной собственности, превращении ее в "юридическую этикетку", затрудняющую, а не стимулирующую анализ реальной власти па средства производства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >