Институциональное регулирование в бизнесе

Институты могут поощрять и порок, и добродетель. Хозяйственная этика и этика бизнеса выясняют вопрос, вызвано ли мошенничество порочностью предпринимателя или оно обусловлено системно, как именно институты поощряют пороки и добродетели и что необходимо сделать, чтобы добродетели поощрялись, а порочные намерения сдерживались. В условиях, когда институтами не осуждается и не наказывается аморальное поведение, чрезмерное увлечение бизнесмена моральными заповедями чревато его поражением в конкурентной борьбе, особенно когда он пытается стоически противостоять в одиночку "нечестной экономике". Поэтому предъявлять обвинения предпринимателю, когда социальные условия не только не способствуют, но и даже препятствуют проявлению его моральности, несправедливо.

Деятельность предпринимателя в условиях рыночного хозяйства далеко не свободна, коридор выбора решений может быть очень узким. С одной стороны, границы выбора задаются конкуренцией, а, с другой - законами государства. Результаты действий предпринимателя во многом зависят от того, как ведут себя другие предприниматели. Волчьи законы в предпринимательской среде не оставляют шанса выжить не только честным предпринимателям, но не гарантируют этого и нечестным. Общество в лице законодателей должно взять на себя ответственность за создание благоприятствующих нравственным проявлениям человека, в том числе в бизнесе, условий. И общество, и предприниматели заинтересованы в создании такой системы взаимоотношений в бизнесе, которая бы подчинялась четким и общезначимым правилам. В этом случае моральное регулирование деятельности предпринимательского сообщества осуществляется другим образом - путем непрямого влияния на поведение и сознание предпринимателей, создания справедливых условий конкуренции посредством установления общих для всех ограничений морального порядка, т.е. речь идет об институциональном регулировании, установлении правил игры, которые обязательны для всех. Эти правила К. Хоман называет рамочным порядком.

Моральные рамки (ориентиры и ограничения) предпринимательской деятельности задаются законами, преследующими цель установления справедливых отношений в бизнесе, и коллективными самообязательствами - соглашениями, имеющими обязательную силу для договаривающихся сторон - группы предприятий, отрасли или предпринимательского сообщества в целом. Эти требования (правила честной конкуренции, требования по сохранению окружающей среды, по соблюдению прав человека и т.д.) выдвигаются к предприятиям извне. Правила игры, которые обязательны для всех агентов народного хозяйства, исследуются экономической (хозяйственной) этикой. Эти правила интегрируют основные моральные требования к бизнесу, но никогда не могут охватить эти требования полностью.

Предпринимательская этика заполняет этот нормативный вакуум, она занимается действиями внутри этих границ. Предприниматель решает, с помощью каких действий можно реализовать выраженные в законах общественные требования к бизнесу. Эти действия могут быть двух типов. Во-первых, это собственно экономическая деятельность, действия, ориентированные на выгоду, которые в то же время оцениваются на их соответствие правилам игры - законам и коллективным самообязательствам, в которых воплощены нравственные требования. Но законы и коллективные соглашения сами могут быть несовершенными с моральной точки зрения и неспособными гарантировать моральность бизнеса. Тогда остается второй путь: действия, направленные на изменение существующих правил игры. Это уже политическая деятельность, которая обусловлена опасением за репутацию бизнеса и озабоченностью условиями его ведения. Законы должны быть такими, чтобы побуждали людей быть моральными, даже если они этого очень не хотят. Лучшее государство, писал И. Кант, - то, которое функционирует хорошо, даже если оно состоит из дьявольского народца. К. Хоман и Ф. Бломе-Дрез выделяют несколько направлений в этике бизнеса: этику социальной ответственности, о которой уже шла речь; концепцию двухэтапной легитимации предпринимательской деятельности; предпринимательскую этику, в основе которой лежит принцип ограничения прибыли; предпринимательскую этику как этику разумного ведения хозяйства.

2. Свой вариант институциональной этики бизнеса К. Хоман называет концепцией двухэтапной легитимации предпринимательской деятельности (К. Хоман, Ф. Бломе-Дрез и др.). Основную цель регулирования рыночных отношений К. Хоман видит в создании механизма честной конкуренции. Честная конкуренция обеспечивает экономический рост, разнообразие ассортимента продукции и снижение цен, что является несомненным благом для потребителя, в то время как монополизация экономики, картельные соглашения приводят к обратным результатам. Конкуренция обеспечивается законом, устанавливающим для всех одинаковые ограничения. Но конкуренция - не универсальный механизм. Существуют такие блага, которые должны оставаться общедоступными (образование, транспорт и др.), и сферы, которые не могут регулироваться рынком (армия, экология).

Эта теория рассматривает два типа действий предпринимателей: во-первых, это действия, ориентированные на прибыль, эти действия оцениваются только на их соответствие установленному рамочному порядку в экономике; во-вторых, это действия, направленные на изменение собственно рамочного порядка. Под рамочным порядком понимается система принципов и ценностей, воплощенная, прежде всего, в законах, но также и в других установлениях, регламентирующих деятельность предпринимателей. Соотношение между действиями предпринимателей и рамочным порядком К. Хоман иллюстрирует аналогией правил и ходов в игре: цели игры предусматриваются и обеспечиваются ее правилами, ходы же в игре могут либо соответствовать, либо не соответствовать правилам. Моральные требования к предпринимательской деятельности, по К. Хоману, должны быть воплощены в законах, никаких дополнительных моральных обязательств предприниматели возлагать на себя не должны. Только законы могут обеспечить справедливые условия конкуренции, поскольку они предъявляют одинаковые требования ко всем агентам экономических отношений (процедурная справедливость). Задача же предпринимателя как морального субъекта заключается в том, чтобы честно следовать законам в своей профессиональной деятельности: этого достаточно, чрезмерный моральный энтузиазм может тормозить развитие экономики, считает К. Хоман.

Если же существующие законы не обеспечивают моральности бизнеса, а какие-либо действия предпринимателей вызывают возмущение общественности, бизнес-сообщество должно взять на себя дополнительную ответственность за репутацию бизнеса, предпринять усилия по собственной легитимизации, восстановлению доверия к бизнесу в обществе. Пример, который приводят К. Хоман и Ф. Бломе-Дрез, - поставки оружия немецкими предприятиями во время войны в Персидском заливе, которые осуществлялись в соответствии с законом, но были прекращены под давлением возмущенной общественности. В этой ситуации предполагается уже не экономическая, а политическая деятельность, и состоит она в а) лоббистской деятельности, предложениях по совершенствованию законов и б) принятии бизнес-сообществом на себя коллективных самообязатсльств (отраслевых, нaдотраслевых).

Первый путь надежнее: законы поддерживаются силой государства. По и второй путь имеет целый ряд преимуществ. Принятие новых правил игры, моральных обязательств, зависит только от самого сообщества, поэтому этот путь обеспечивает большую гибкость и скорость принятия решений, а также более полно выражает волю бизнес-сообщества, которая может быть искажена при принятии закона парламентом. Второй путь имеет и репутационные преимущества, поскольку свидетельствует и о способности бизнеса к самоорганизации, и о понимании им своей социальной ответственности. А общественное признание - одна из центральных задач менеджмента в бизнесе: к злостным нарушителям моральных норм могут быть применены самого разного рода санкции (как это было, например, с компанией "Нестле", продукцию которой бойкотировали в США в течение семи лет). Положительная репутация компании становится конкурентным преимуществом, например, в случае получения кредитов или в выборе партнеров.

Задача предпринимательской этики - показать альтернативы поведения, научить рассуждать последовательно и строго. Когда возникает какая-то проблема, это означает, что изменились условия деятельности предпринимателя. Сначала анализируется изменившаяся ситуация, затем описываются возможные стратегии воплощения моральных требований и условия их применения. Если речь идет о моральной критике деятельности бизнесмена, необходимо проверить, насколько предъявляемые требования обоснованы с этической точки зрения, прежде всего путем проверки требования на универсализуемость. Обвинения, например, в сговоре, протекционизме, необоснованном получении дотаций как аморальных действиях совершенно справедливы, поскольку эти действия не выдерживают проверки на универсализуемость и являются способом защиты от честной конкуренции. Если требование правомерно, стоит проверить, а не включено ли это требование имплицитно в систему уже существующих регуляторов. Если включено (воплощено в законе или в соглашении), значит, предприниматель нарушил правила ведения бизнеса, а если моральное требование правомерно, но не охватывается существующей системой правил, значит, следует искать возможности для выполнения справедливого требования.

3. Еще одна версия институциональной предпринимательской этики - предпринимательская этика как ограничение принципа получения прибыли (X. Штайнман, А. Лер и др.). Для нормальных, ординарных случаев здесь используется уже известная двухступенчатая легитимация предпринимательских действий. Но в этой концепции дополнительно обращается особое внимание на моральные цели предпринимательской деятельности, достижение которых позволит получить общественное одобрение. Речь идет о ситуативном ограничении принципа получения прибыли, отказе от ориентации исключительно только на экономический успех.

Предпринимательская деятельность не полностью определяется экономическими условиями и правовыми рамками, в определенных границах предприниматель свободен. Именно в этих границах и могут быть реализованы моральные установки предпринимателя, его самообязательства, причем, чем более конкурентоспособно и успешно предприятие, тем шире пространство практической деятельности, в которой могут реализоваться моральные ориентации предпринимателя. Мораль должна доминировать над экономическим расчетом, ограничивать или пресекать сомнительные с моральной точки зрения экономические способы деятельности. Способы и мера ограничения должны определяться консенсусом в институционализированном диалоге предпринимателей, но реализуются эти договоренности не посредством принятия коллективных самообязательств, а путем принятия решений отдельными предпринимателями или менеджерами. Главный принцип - моральные ограничения не должны причинять вреда морально ориентированному субъекту хозяйственной деятельности. Выбор конкретного морального действия зависит от ситуации в конкурентной борьбе, характера ограничений, способностей менеджеров и других конкретных обстоятельств.

Эту концепцию сразу же назвали дополнительным налогом на успешных. Она нарушает принцип универсализуемости: чем успешнее предприятие, тем больший груз социальных обязательств оно должно нести, а для аутсайдеров и тех же успешных прежде предприятий в неблагоприятные для них времена моральные требования свою всеобщую обязательность утрачивают.

4. Под влиянием дискурсивной этики Ю. Хабермаса ("этики разума") П. Ульрих предложил создать новый коммуникативный фундамент для экономической науки в виде предпринимательской этики как этики разумного ведения хозяйства. Классическая идея гармонии между пользой индивидуального хозяйства и общественного, считает П. Ульрих, устарела, экономические процессы становятся все более иррациональными, и средством сохранения дееспособности предприятия, а также способности предпринимателя к принятию решений может стать постоянный политико-предпринимательский диалог.

Предприятие является инструментом для достижения общественных целей, оно всегда находится в пространстве противоречащих друг другу интересов групп. Взаимопонимание, компромисс конфликтующих интересов может быть найден на двух уровнях: на уровне принятия решений предпринимателем и на институциональном уровне. На институциональном уровне должны быть созданы разумные основы предпринимательской политики, своего рода предпринимательская конституция, в которой должны быть урегулированы права всех, кого касается предпринимательская деятельность (аналогично тому, как в конституциях государств закрепляются основные права человека). Эта предпринимательская конституция должна последовательно проводить в жизнь принцип: в распределении прибыли должны участвовать все, кто участвовал в ее создании. Другой рациональной целью может стать оптимизация использования ресурсов (рабочей силы, природных ресурсов, инвестиций). Консенсус групп относительно рациональных целей социально ориентированной экономики - приоритетный критерий принятия решений, он оставляет на втором плане сам принцип прибыльности. Законодательное упорядочивание социально-экономических отношений П. Ульрих называет обходным, интервенционистско-государственным путем, он предлагает эти вопросы решать "на месте", на предприятиях, вместо того чтобы решать их как политические проблемы.

В этой концепции задачи социальной политики неправомерно переносятся на уровень предпринимательский и таким образом отстраняются от участия в принятии политических решений (через своих представителей) работники наемного труда. Акцент делается на легитимизации, социально-нравственном оправдании целей предпринимательской деятельности, но при практической реализации этой концепции неизбежно возникнут вопросы критериев, оснований принятия решений, а не их оправдания: какую ценность, норму предпочесть в той или иной ситуации, как должен определяться круг стейкхолдеров - вопросы, на которые эта версия этики бизнеса не отвечает.

Перечень подходов в этике бизнеса будет неполным, если мы не упомянем еще об одном варианте этики бизнеса. Эта концепция исходит из моральной нейтральности бизнеса и заключается в его нравственном оправдании.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >