Технология сценарного сопровождения как механизм обеспечения согласованных действий субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних

  • 1. Идентификация технологии.
  • 1.1. Вид технологии: технология психолого-педагогического сопровождения институционального взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних.
  • 1.2. Принадлежность технологии к направлению институционального взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних: технология установления и функционирования координирующих связей субъектов профилактической работы.
  • 1.3. Объект влияния: представители социальных институтов — субъекты институционального взаимодействия в профилактике детской и подростковой безнадзорности.
  • 1.4. Ключевые понятия:

сценарий — описание возможных вариантов развития исследуемого объекта при различных сочетаниях определенных, заранее выявленных условий [37]; организационный план, возможный набор событий;

сценарное поле — аспект институционального взаимодействия, к которому будет применяться сценарный подход;

стратегема — ведущая идея, приводящая к достижению целей по оптимизации институционального взаимодействия;

институциональное стратегирование — концептуальное осознание смысла, цели, содержания и технологии проектируемого процесса профилактики безнадзорности несовершеннолетних; своеобразный обзор процесса институционального взаимодействия, содержащий рациональные элементы взаимодействия, а также представления о перспективах и технологиях его реализации;

сюжетное стратегирование — способ институционального стра- тегирования, представление исходных позиций субъектов взаимодействия ограниченным набором типовых сюжетов, которые отражают основное содержание институционального взаимодействия;

психолого-педагогическое сопровождение институционального взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних — совместные действия сопровождающего (координатора взаимодействия) и сопровождаемых (субъектов профилактической деятельности) в рамках системы институционального взаимодействия в профилактике безнадзорности, обеспечивающие создание условий для принятия субъектами взаимодействия оптимальных решений в различных ситуациях, возникающих в совместной профилактической работе.

2. Концептуально-теоретические основы технологии отражают следующие положения:

I. Интеграция действий субъектов профилактики, направленная на оптимизацию их институционального взаимодействия.

II. Осуществление психолого-педагогического сопровождения институционального взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних.

III. Стратегирование институционального взаимодействия субъектов профилактики детской безнадзорности — своеобразный обзор процесса предупреждения ослабления связей ребенка с семьей, школой и другими социальными институтами, содержащий рациональные элементы, а также представления о перспективах и технологии совместных действий в рамках профилактики.

Деформации институционального взаимодействия во многом обусловлены неумением взаимодействующих субъектов стратегировать такого рода взаимодействия: дифференцировать предмет взаимодействия и анализировать наличную ситуацию, выявлять и учитывать основные факторы, детерминирующие взаимодействие; прогнозировать результаты и определять текущие задачи на основе перспективных целей; выбирать наиболее адекватные ролевые позиции, технологии институционального взаимодействия и т. д.

Стратегирование направлено на выработку представлений о том, каким должен быть процесс профилактики, если его строить согласно целевым установкам и принципам институционального взаимодействия (перспективного опережения детской безнадзорности, комплексности, согласующих координационных связей). Стратегирование связано с пониманием того, к каким результатам субъекты взаимодействия стремятся, с помощью каких средств и в каких временных рамках достигнут цели. Иными словами, стратегирование институционального взаимодействия в профилактике безнадзорности несовершеннолетних — это концептуальное осознание смысла, цели и технологии взаимодействия субъектов профилактики детской и подростковой безнадзорности.

IV. Сценарное построение институционального взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних: выделение определенной логики развития сценариев, схемы взаимодействия, ролевых позиций и др.

Поле институционального взаимодействия представлено наборами неких типовых сюжетов, которые отражают основное содержание взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних.

Такого рода сюжеты выступают обобщенными экспликациями реальности в наиболее интересных для субъектов профилактики, практически значимых моментах.

Из перечисленных концептуальных идей вытекают следующие принципы реализации технологии сценарного сопровождения субъектов профилактики детской безнадзорности: принцип интеграции действий субъектов профилактики, принцип психолого-педагогического сопровождения институционального взаимодействия, принцип стратеги- рования институционального взаимодействия, принцип сценарного построения институционального взаимодействия.

  • 3. Целефункциональные характеристики технологии представлены деревом целей процесса психолого-педагогического сопровождения институционального взаимодействия субъектов профилактики.
  • 4. Содержательные характеристики технологии.

В сюжетном стратегировании институционального взаимодействия субъектов профилактики детской безнадзорности задействованы два типа ситуаций — исходная (реально существующая) и нормативноценностная (соответствующая нормам), которые связаны траекторией перехода из одного состояния в другое. Сюжетное стратегирование отталкивается от исходной ситуации, представляет собой обзор всего происходящего и позволяет определить наиболее рациональный способ институционального взаимодействия. Основу типового сюжета (исходной и нормативной ситуации) составляют смыслы, ценности, ролевые позиции, основные страте- гемы участников взаимодействия.

5. Организационно-управленческие характеристики технологии включают субъектов технологии (представителей всех социальных институтов, включенных в поле профилактической работы по предупреждению детской и подростковой безнадзорности) и механизмы построения их деятельности.

Выбор тактики управления взаимодействием субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних определяется в зависимости от активности взаимодействующих субъектов. Основываясь на идее Н. И. Михайловой [74, с. 262, 274], поле институционального взаимодействия можно представить графически, а в качестве разнонаправленных полюсов принять оси «активность» и «пассивность», к которым тяготеет субъект взаимодействия. Перпендикулярно этой линии располагается другая, ограниченная точками «интерес» (к взаимодействию в рамках профилактики безнадзорности несовершеннолетних) и «отсутствие интереса» (рис. 3.1).

На рис. 3.1 просматриваются четыре пространства:

I. Пространство «Активностьинтерес» — пространство сотрудничества субъектов профилактики. Позиция сопровождающего такое институциональное взаимодействие связана с сохранением интереса субъекта к межинституциональной профилактической деятельности.

Позиция субъектов институционального взаимодействия в пространстве профилактической работы

Рис. 3.1. Позиция субъектов институционального взаимодействия в пространстве профилактической работы

II. Пространство «Интереспассивность»: один из субъектов с интересом наблюдает за участниками институционального взаимодействия, при этом оставаясь пассивным. Выбор позиции «пассивного наблюдателя» может быть обусловлен, например, прежней неутешностью субъектов профилактики в ситуациях конкуренции ведомств. Роль сопровождающего взаимодействие в этом пространстве связана с преобразованием пассивности в активность, что предполагает сохранение интереса и снижение конкуренции за счет использования различных форм совместной профилактической деятельности.

III. Пространство «Пассивностьотсутствие интереса». Это пространство вслед за Н. И. Михайловой [там же, с. 266] можно назвать «мертвой зоной». Действительно, две точки — интерес и активность — отсутствуют. Один из субъектов институционального взаимодействия отчуждается от предлагаемых форм взаимодействия: все происходящее в пространстве взаимодействия не вызывает интереса, но другой вариант взаимодействия не предлагается. Позиция сопровождающего институциональное взаимодействие в этом пространстве связана с преобразованием пассивности в интерес, что предполагает поиск «точек пересечения интересов субъектов».

IV. Пространство «Отсутствие интересаактивность» — конфликтная зона во взаимодействии субъектов профилактики, один из которых активно противостоит предлагаемым формам взаимодействия, профилактическим действиям (тактика оппозиции). Позиция сопровождающего институционального взаимодействие в этом пространстве предполагает сохранение активности субъекта взаимодействия и ее преобразование в интерес: создание эмоционально привлекательной атмосферы совместной профилактической деятельности; формирование новых, пересекающихся интересов в профилактической работе; согласование интересов различных субъектов профилактики: привлечение субъекта к построению «общего» профилактического пространства.

6. Структурно-логические и инструментально-технологические характеристики технологии.

Основой построения психолого-педагогического инструментария данной технологии выступает сценарный подход.

В сценарии институционального взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних можно выделить завязку, инициирующую сценарный процесс, и развязку, снимающую основное противоречие между позициями взаимодействующих субъектов в ситуации выбора стратегии и тактики профилактической работы.

Сценарный подход в институциональном взаимодействии субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних обеспечивает:

  • — технологичность и вариативность институционального взаимодействия субъектов профилактики, что позволяет учитывать реальные условия его построения;
  • — возможность преодоления механистичности, стереотипности во взаимодействии, когда субъекты профилактики, следуя традиционным схемам, не учитывают, например, изменяющиеся условия, приоритетные направления профилактической работы социального института или его представителей;
  • — установление возможных вариантов развития событий для их дальнейшего анализа и выбора наиболее реальных, благоприятных.

Сценарий институционального взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних представляет собой метасценарий, т. е. сценарий, внутри которого заложен другой сценарий — сценарий конкретного субъекта. В зависимости от целей взаимодействия метасценарии можно дифференцировать на следующие виды:

контрсценарии, направленные на полную нейтрализацию действующего сценария одного из субъектов взаимодействия;

коррекционные сценарии, ориентированные на коррекцию институционального взаимодействия;

развивающие сценарии, связанные с развитием действующего сценария взаимодействия, актуализацией его позитивных аспектов;

закрепляющие сценарии, направленные на закрепление действующего сценария институционального взаимодействия.

Р. М. Нижегородцев выделяет три типа взаимодействия сценариев управления динамическими системами: наложение, иерархию, конфликт [68]. Эти типы применимы и к взаимодействию сценариев институционального взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних.

Наложение возникает в том случае, когда цели взаимодействующих субъектов различны, но не противоречат друг другу. Например, в ходе межведомственной операции «Подросток» задача представителей органов УВД — выявить факты правонарушений, совершенных несовершеннолетними, факты вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий и пресечь их, а задача представителей образовательных учреждений — выявить детей, пропускающих учебные занятия, не посещающих школу, провести воспитательную работу с несовершеннолетними, нарушающими общественный порядок.

Иерархия возникает в том случае, когда субъекты институционального взаимодействия преследуют различные цели, находящиеся в иерархической зависимости: достижение целей одного из субъектов совпадает (существенно коррелирует) с достижением целей другого и наоборот. Например, задача представителей органов УВД — предупредить совершение несовершеннолетними правонарушений и антиобщественных действий. Решить эту задачу инспектор органов УВД может только с помощью школы, которая решает задачи правового и нравственного воспитания подростков.

Если цели субъектов институционального взаимодействия по профилактике безнадзорности противоречат друг другу (например, школа, органы социальной защиты населения стремятся повысить ответственность конкретной семьи за воспитание детей, а органы УВД — лишить эту семью родительских прав), можно говорить о конфликте сценариев.

Конфликт можно перевести в состояние бесконфликтного наложения управляющих воздействий (один из субъектов взаимодействия навязывает другому свои цели). Этот вариант нежелателен, так как превращает одного из субъектов в пассивный объект. Оптимальный вариант разрешения конфликта сценариев — найти «точки сопряжения» (каких-либо ценностей, смыслов, целей) субъектов, через реализацию которых возможно достижение целей взаимодействия в рамках профилактики.

Сценарный подход в организации институционального взаимодействия субъектов профилактики детской и подростковой безнадзорности предполагает выполнение сопровождающим взаимодействие следующих шагов, которые можно рассматривать в качестве основных этапов реализации технологии:

  • 1) определение предмета стратегирования;
  • 2) анализ исходной ситуации (вычленение ключевых проблем, выявление факторов, которые должны быть учтены при стратегировании);
  • 3) выделение типового сюжета (исходной и нормативной ситуаций); определение траектории перевода исходной ситуации в нормативноценностную; определение соподчиненных целей развития институционального взаимодействия;
  • 4) построение сценария решения проблем (определение ролевых позиций участников институционального взаимодействия; смыслов, ценностей, стратегем участников взаимодействия; эффективных управляющих воздействий).

Опишем указанные этапы более подробно.

I. Определение «сценарного поля» — того аспекта институционального взаимодействия, к которому будет применяться сценарный подход. В качестве такого «поля» могут выступать, например, коммуникативное или операциональное взаимодействие субъектов профилактики, реализация ими одного из направлений взаимодействия, решение конкретной задачи профилактики, например, согласование критериев и показателей постановки несовершеннолетнего на учет.

В процессе сюжетного стратегирования институционального взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности необходимо выделить предмет институционального взаимодействия, ценностносмысловое ядро которого составляет набор ключевых проблем. В качестве предмета взаимодействия могут выступать: восстановление и усиление связей ребенка с семьей, школой и другими социальными институтами; включение ребенка в социально организованную среду, восстановление его социального и воспитательного статуса; наращивание возможностей семьи по самостоятельному разрешению жизненных ситуаций; ослабление причин, обусловливающих безнадзорность; согласование воспитательных воздействий различных субъектов и др.

II. Выявление и анализ сценария взаимодействия, генерируемого одним из субъектов профилактики, определение его основных характеристик, продуктивности, соотнесение этого сценария с типовым сценарием. Все типовые сценарии институционального взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних можно условно разделить на четыре группы:

непродуктивные («Вызов», «Обособление», «Конфронтация», «Игнорирование»);

низкопродуктивные («Псевдосотрудничество», «Подчинение»);

среднепродуктивные («Взаимная выгода», «Соперничество»);

высокопродуктивные («Сотрудничество»).

Для дальнейших построений диады «сценарий — сюжет» особый интерес представляет исследование Т. В. Тюриной, в котором определены особенности способов взаимодействия школы с учреждениями культуры («взаимодействие-соседствование», «взаимодействие-содействие», «взаимодействие-координация», «взаимодействие-кооперация», «взаимодействие-интеграция»), обоснованы основные характеристики такого взаимодействия (прогностическая, материально-техническая, нормативно-правовая, кадровая, управленческая) и представлена их дифференциация по уровням проявления (показателям) [106].

В институциональном взаимодействии субъектов профилактики детской безнадзорности просматриваются типовые сюжеты, которые выстраиваются на негативном и позитивном векторах. Позитивная часть оси представлена сюжетами с продуктивным вектором институционального взаимодействия субъектов профилактики —

соседствование, содействие, координация, кооперация, — которые в совокупности представляют собой экспликацию «поля сотрудничества». Поле «отчуждения» представлено такими сюжетами, как отстранение, конфронтация, псевдосотрудничество, противостояние. Между полярными значениями оси находится «поле наращивания потенциала сотрудничества», которое представлено следующими сюжетами: приспособление, консультирование, помощь, участие и привлечение, соглашения.

III. Выбор стратегии институционального взаимодействия, определение его содержания и средств в соответствии с целями и задачами профилактики безнадзорности несовершеннолетних и особенностями сценариев взаимодействующих субъектов.

После определения типового сюжета исходной ситуации можно наметить траекторию перевода исходной ситуации в нормативноценностную, установить соподчиненные цели развития институционального взаимодействия субъектов профилактики. При этом проясняется вопрос о ролевых позициях, смыслах, ценностях и стратегемах участников взаимодействия, а также выстраивается сценарий решения проблем, в котором воплощается типовой сюжет исходной и нормативно-ценностной ситуации.

Значительную роль в построении и реализации сценариев институционального взаимодействия играет позиция, занимаемая субъектами профилактики. Поле их «отчуждения» представлено следующими типовыми сюжетами взаимодействия: отстранением, конфронтацией, псевдосотрудничеством, противодействием. Эти сюжеты могут развиваться по разным сценариям: «Зомбирование», «Игнорирование», «Дезориентация», «Уход от ответственности», «Вызов», «Атака» и др.

Раскроем особенности типовых сюжетов и сценариев «поля отчуждения» субъектов институционального взаимодействия в профилактике безнадзорности.

Отстранение. Этот тип сюжета может развиваться по нескольким сценариям, первый из которых связан с доминированием одного субъекта взаимодействия и отстранением другого. Здесь возможны такие варианты сценария: подавление, игнорирование, дезориентация.

В сценарии «подавление одного субъекта взаимодействия другим» активный субъект, «задающий тон взаимодействию» отводит другим роль пассивных субъектов, послушных исполнителей каких-либо действий в рамках профилактики. В этом сценарии субъекты институционального взаимодействия не рассматриваются как партнеры совместной профилактической деятельности. Доминирующий субъект взаимодействия не пытается учесть позиции представителей другого социального института, отрицает значимость совместной работы команды разнопрофильных специалистов. Пассивный, подавляемый субъект взаимодействия уходит от ответственности за эффективность взаимодействия и профилактической работы в целом. Непродуктивная стратегема в сценарии «подавления одного субъекта взаимодействия другим» — «Одни субъекты взаимодействия должны приспосабливаться к другим». Основным смыслом для доминирующего субъекта взаимодействия является удобство во взаимодействии с пассивным субъектом. Цель доминирующего субъекта взаимодействия — сделать других субъектов «послушными», навязать им свой подход в построении совместных профилактических действий. Ролевые позиции доминирующего субъекта взаимодействия в данном сюжете — непререкаемый авторитет, поучающий, верховный судья; позиции пассивных субъектов — послушные исполнители воли представителей другого социального института.

Другой сценарий — «игнорирование одного субъекта возможного взаимодействия другим» — возникает на фоне доминирования ведомственного подхода, в соответствии с которым каждая структура решает свои специфические задачи исключительно в рамках своей сферы деятельности, не стремясь координировать при этом свою деятельность с другими субъектами профилактики детской безнадзорности. Например, школа не признает важную роль комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав как главного координирующего органа профилактики беспризорности и безнадзорности; рассматривает Комиссию как пережиток советской системы профилактики. Еще один пример: для инспекции по делам несовершеннолетних школа — образовательное учреждение, которое занимается только обучением и воспитанием детей; профилактика безнадзорности и беспризорности, работа с трудными подростками — направления деятельности милиции и правоохранительных органов. В результате такого искаженного восприятия ролей субъектов профилактики их эпизодическое (разовое, не системное) взаимодействие выстраивается по необходимости (например, инспектор по делам несовершеннолетних только по запросу школы проводит лекцию для педагогов о правонарушениях подростков, которая не встраивается в общую логику совместной работы).

Непродуктивные стратегемы в сценарии «игнорирование одного субъекта возможного взаимодействия другим» — «Каждый должен заниматься своим делом». Смыслом для некоторых субъектов в этом сценарии может стать экономия времени («Зачем тратить время на взаимодействие, если можно обойтись без него?»), целью — отстранение других субъектов, уход от взаимодействия. Ролевая позиция доминирующих субъектов в этом сценарии — всемогущие, а отстраняемых от взаимодействия — «лишние элементы», создающие помехи, «дилетанты» в профилактике детской безнадзорности, ничего в этом деле не понимающие.

В сценарии «дезориентация субъектов взаимодействия» один субъект готов взаимодействовать, а другой допускает просчеты и дезориентирует первого, в результате чего принимаемые решения, реализуемые действия не отличаются научной и прогностической обоснованностью. В таком сценарии институциональное взаимодействие субъектов профилактики детской безнадзорности происходит при дефиците информации на фоне того, что безнадзорность воспринимается одним из субъектов взаимодействия как неизбежное явление, обусловленное «не преодолеваемыми» обстоятельствами, в результате чего вырабатывается позиция безучастия. Например, коммерческие структуры готовы оказать материальную помощь малообеспеченным семьям с детьми, а в ответ на запрос получают от школы «устаревшие» списки, поскольку в образовательном учреждении мониторингу социальной среды с целью выявления и контроля семей группы риска не придается должного значения. Еще один пример: школа не сообщает в наркологический диспансер о систематических случаях употребления подростком пива, и соответствующее медицинское сопровождение несовершеннолетнего не осуществляется.

В сценарии «дезориентация субъектов взаимодействия» непродуктивная стратегема — «Ситуация риска стабильна и мало подвержена изменению». Смыслом для одного из субъектов взаимодействия является следование своим принципам несмотря ни на что. Цель — реализовать свою линию взаимодействия с другими субъектами без учета обстоятельств. Ролевая позиция дезориентирующего субъекта взаимодействия в этом сценарии — путник, ощупью ищущий дорогу в темном лесу; дезориентированных субъектов — сомневающиеся, введенные в заблуждение.

Второй сценарий — «уход от ответственности». В таком сюжете один субъект ответственность за институциональное взаимодействие и профилактику детской безнадзорности в целом перекладывает на другого (других), оправдывая отсутствие каких-либо специальных усилий, направленных на координацию взаимодействия. Например, школа отрицает свою ответственность за правонарушения несовершеннолетних, признавая, что их наличие определяется не поддающимися изменению факторами социальной и экономической жизни общества. Этот сценарий, несомненно, приводит к негативным последствиям в практике институционального взаимодействия субъектов профилактики безнадзорности несовершеннолетних. Проиллюстрируем сценарий данными опроса различных субъектов профилактики правонарушений подростков: около 80 % опрошенных педагогов все причины правонарушений связывали с семьей; 27 % судей и инспекторов инспекций по делам несовершеннолетних к причинам высокого уровня правонарушений отнесли недостатки школьного воспитания, 53 % эти причины связали с семьей (Трудные судьбы подростков — кто виноват? / под ред. С. Н. Чихаловой. М., 1991. С. 117).

В основе сценария «уход от ответственности» лежат непродуктивные стратегемы — «Во всем виноваты другие субъекты профилактики», «В функции нашей организации (нашего учреждения) не входит взаимодействие с другими субъектами профилактики». Основной смысл уклоняющегося от взаимодействия субъекта профилактики — уход от ответственности, облегчение работы. Цель — оправдать себя, доказать собственную непричастность к низкой эффективности профилактической работы. Ролевая позиция этого субъекта взаимодействия в таком сценарии — обвинитель, жалобщик; ролевая позиция других субъектов — «провинившиеся», «не справляющиеся с задачами профилактики».

Следующий типовой сюжет — конфронтация — может развиваться по нескольким сценариям. Первый — «вызов одному из субъектов институционального взаимодействия». В этом сюжете один субъект взаимодействия предъявляет обвинения за промахи во взаимодействии и профилактической работе в адрес другого субъекта. Например, семья, не выполняя своей воспитательной функции, обвиняет школу в плохом воспитании ребенка, выбирает конфликтные модели взаимодействия со школой.

Непродуктивная стратегема в сценарии «конфронтация» — «Авторитет одного из субъектов превыше всего». Основным смыслом для этого субъекта является собственная защита, его цель — «осадить представителей другого социального института». Ролевая позиция первого субъекта взаимодействия — «обвинитель», а второго — «обиженный».

Второй сценарий — «атака, направленная на одного из субъектов взаимодействия». При таком сценарии один субъект обвиняет другого в сложностях взаимодействия. Практика реализации описанного сценария чаще всего неэффективна, поскольку второй субъект отстраняется от взаимодействия, выбирая пассивно-оборонительные формы реагирования. Например, на заседании родительского комитета разворачивается атака на родителей ребенка группы риска со стороны членов родительского комитета и учителей, уверенных, что оправдание родителей скрывает их безответственность. Еще один пример: семья подростка придерживается позиции «Школа должна учить и воспитывать детей, учителям и классным руководителям за это платят деньги», а школа, разделяя полярную точку зрения «Семья обязана контролировать учебу и поведение своих детей», атакует родителей, вызывая их на заседания педсовета, административной комиссии, направляя письма по месту работы родителей.

Сценарий «атака, направленная на одного из субъектов взаимодействия» может быть обусловлен конкуренцией различных ведомств, занимающихся профилактикой безнадзорности. «Все звенья «системы», без исключения, от общеобразовательной школы до воспитательнотрудовой колонии практикой организации и оценки результатов их деятельности (штаты, материально-техническое оснащение, показатели деятельности и др.) объективно поставлены в условия, заставляющие их стремиться передать свой педагогический брак другому ведомству, искать возможность освободиться от детей и подростков, требующих особого внимания, большой затраты сил и средств» (Трудные судьбы подростков — кто виноват? / под ред. С. Н. Чихаловой. М., 1991. С. 306).

Непродуктивная стратегема в этом сценарии — «Нападение — лучший способ защиты». Основным смыслом для атакующего субъекта становится поддержание собственного (ведомственного) авторитета, доминирование над другим субъектом. Цель атакующего субъекта взаимодействия — показать недостатки в профилактической работе другого субъекта. Ролевая позиция первого субъекта — «обвинитель», второго — «виновный».

Следующий тип сюжета — псевдосотрудничество — можно охарактеризовать как неправильное понимание профилактических задач. Например, субъекты осуществляют деятельность по предупреждению безнадзорности без опоры на имеющуюся информацию у каждой из сторон, в результате чего происходит нерациональное дублирование функций, нерациональное использование времени и усилий специалистов. Еще один пример: родители ребенка группы риска не хотят «выносить сор из избы», боятся, что их семью посчитают нуждающейся в каких-либо мерах воздействия, поэтому внешне демонстрируют готовность к взаимодействию со школой, однако скрывают достоверную информацию, позволяющую включить в поле взаимодействия представителей других социальных институтов.

Непродуктивная стратегема в таком сюжете — «Субъекты взаимодействия всегда должны поддерживать друг друга». Основной смысл взаимодействия — «не потерять лицо». Цель — привлечь других на свою сторону. Ролевые позиции таких взаимодействующих субъектов — «несущиеся в одной упряжке в пропасть лошади».

Согласно сюжету «противодействие», представители социальных институтов направляют усилия на одну предметную область, но имеют взаимоисключающие интересы. Разрозненность действий субъектов институционального взаимодействия, отсутствие согласованной цели и общих направлений деятельности значительно снижает результативность профилактической работы. Отношения между субъектами взаимодействия часто такие напряженные, что невозможно объединить усилия для прекращения дальнейшей деформации ребенка или его семьи.

Непродуктивная стратегема в данном сюжете — «Моя позиция единственно верная». Основной смысл одного из субъектов взаимодействия в таком сюжете — самоутверждение. Цель — реализовать свою линию профилактической работы, несмотря на противодействие другого субъекта. Ролевые позиции субъектов институционального взаимодействия — «лебедь, рак и щука».

IV. Построение сценария институционального взаимодействия (определение ролевых позиций участников процесса профилактики; смыслов, ценностей, стратегем участников взаимодействия; вариантов управляющих воздействий).

Разрабатывая конкретный сценарий взаимодействия, выстраиваемый в логике задач профилактической работы, следует детально продумывать его составляющие:

побудительную (отражающую причины, факторы, которые обусловливают выбор определенного сценария институционального взаимодействия);

ментальную (раскрывающую смыслы, ценности, нормы, установки, которые регулируют поведение взаимодействующих субъектов);

процессуальную (определяющую особенности институционального взаимодействия, последовательность его развития: цели, содержание, схемы и сюжеты взаимодействия, ролевые позиции субъектов);

результативную (дающую представление о влиянии применяемой технологии на результаты институционального взаимодействия в профилактике безнадзорности).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >