Типологии и модели политической культуры

Стремление проникнуть в суть политической культуры конкретной страны, соотнести ее со спецификой другой страны, выделить качественную определенность данной культуры ставит вопрос о необходимости определиться с типом политической культуры данной страны.

Многообразие политических культур, порожденных обществом за несколько тысяч лет существования политических отношений; многомерность содержания этих культур, наконец, широкий спектр возможных политических подходов к их анализу (за которыми стоит различие исследовательских интересов) — все это предопределяет возможность построения множества типологических моделей политической культуры.

С одной из основных типологий (типологией школы Г. Алмонда и С. Вербы) мы уже познакомились в предыдущем разделе. Рассмотрим и другие варианты типологий и моделирования политической культуры.

Одной из широко применяемых в политологических работах типологий считается типология, предложенная У. Розембаумом. Он берет за основание степень консенсуса между членами общества относительно основополагающих политических ценностей и правил * политической игры». В итоге он получает спектр типов, полюса которых составляют фрагментированная и интегрированная политические культуры, между которыми находятся различные модели и промежуточные типы.

Фрагментированный тип характеризуется отсутствием консенсуса относительно принципов политического устройства общества. Этот тип господствует в большинстве африканских и латиноамериканских стран, отчасти в Северной Ирландии и Канаде. В его основе лежит заметная социальная, социокультурная, конфессиональная, национально-этническая и иная фрагментация общества. Это создает условия для идеологической непримиримости и бескомпромиссности между конфликтующими группами, препятствует выработке неких общепринятых правил политической игры и т. д. Преобладает локальная политическая лояльность над национальной; острое недоверие социальных групп по отношению друг к другу; нестабильные и недолговременные правительства. Перед странами с преобладание данного типа политической культуры стоит проблема «формирования нации». Такой тип свойственен переходным обществам. Несомненно, фрагментированной является и современная политическая культура России, не случайно некоторые российские авторы определяют ее как «политическую культуру конфликта».

Интегрированный тип отличается сравнительно высокой степенью консенсуса по основополагающим вопросам политического устройства, преобладанием гражданских процедур в улаживании споров и конфликтов, низким уровнем политического насилия, высокой степенью различных форм плюрализма (который нужно отличать от фрагментированности). К такому типу относятся страны Европы, Великобритании и США, так как они основываются на единых для всего населения базовых ценностях либерализма и демократии [1. С. 30].

Помимо построения типологий, где за основу берется определенный признак, отражающийся на специфике политической жизни разных стран, большой интерес вызывают модели, в основе которых лежит совокупность признаков, создающих нередко и гипотетические модели политической культуры.

Согласно моделированию политической культуры, предложенной Д. Элазаром, в обществе существуют два основных регулятивных механизма, формирующих тип личности, тип сознания и тип поведения. Согласно данпой точке зрения выделяются две модели политической культуры: рыночная и этатистская (государственная).

Рыночная политическая культура есть культура, рассматривающая политические проблемы и процессы сквозь призму отношений купли-продажи, свободного обмена товарами между свободными производителями, достижения выгоды как высшей цели деятельности. Политика с точки зрения этой культуры есть разновидность бизнеса, сам политик — разновидность бизнесмена, а политические решения — разновидность торговой сделки. Культура, ориентированная на конкурентную борьбу как универсальный принцип функционирования и развития общественного организма. Это индивидуалистически ориентированная культура, для которой высшей целью и ценностью является партикулярное (индивидуальное, групповое или национальное) существование, причем социальные и политические структуры государства и общества воспринимаются и оцениваются через призму партикулярного опыта; культура, ориентированная на стихийность, спонтанность, непосредственность в отправлении политических функций, и в этом смысле — антибюрократическая культура.

Этатистская политическая культура — это культура, связывающая решение политических проблем и контроль над политическими процессами с действием механизмов государственного регулирования, и в этом смысле — бюрократическая культура. Данная культура ориентирована на регулирование конкурентной борьбы, социальных и политических конфликтов. Это «тотальная» культура, для которой интересы целого (государства) выше партикулярных интересов; «рациональная» культура, ориентированная на организованность и бюрократизированное управление [3. С. 51-53].

Гаджиев К. С. выделяет следующие крупные типы, или модели, политической культуры: органическая, либерально-демократическая и смешанная. В рамках органического типа он вычленяет различные варианты авторитарной, тоталитарной, традиционной политических культур и субкультур. При всех расхождениях общим для них является господство коллективистских, групповых, общинных ценностей, приоритета публичного над частным, прав и свобод группы, коллектива над индивидуальными правами и соответственно подчинение личности коллективу. Для носителей данного типа политической культуры характерны повышенные ожидания от государства, преувеличение его роли в жизни общества, зачастую доходящее до его мифологизации и даже обожествления.

Государство рассматривается как единый организм, в котором различные институты, организации, группы, отдельные люди играют подчиненную роль. В сфере взаимоотношений индивида и государства, правителей и управляемых преобладающие позиции часто занимают отношения патрон — клиент. Государство и его руководители оцениваются массой населения по их способности проявлять и реализовывать 4отеческую» заботу о своих подданных. Имеет место та или иная степень персонализации политики и самого государства, когда последние отождествляются с личностями конкретных государственных деятелей, вождей, фюреров, «отцов нации» и т. д. Важное место (с существенными оговорками применительно к тоталитарной политической культуре) занимают традиция, обычай, норма. В наиболее жесткой форме некоторые важнейшие элементы данного типа проявились при тоталитарной системе с ее жестким подчинением всех сфер жизни всемогущему государству.

В большей степени данный тип распространен в развивающейся зоне современного мира — Азии, Африке, Латинской Америке. Однако авторитарные и тоталитарные его варианты в разные периоды утвердились во многих европейских странах — СССР, Германии, Италии, Испании, Португалии, Греции и др.

Либерально-демократический тип характеризуется плюрализмом в социальной, экономической, духовной, политической и других сферах жизни. Важнейшим его компонентом стала идея индивидуальной свободы, самоценности отдельной личности, прирожденных, неотчуждаемых прав каждого человека на жизнь, свободу и частную собственность. Центральное место здесь занимает убеждение в том, что частная собственность — основа индивидуальной свободы, а она в свою очередь рассматривается в качестве необходимого условия самореализации отдельного индивида. Особенно важна в данном случае идея идеологического и политического плюрализма и связанные с ним принципы представительства и выборности должностных лиц в государстве.

Приверженцы либерально-демократической модели политической культуры оценивают право, правовую систему как гарант индивидуальной свободы выбора по собственному усмотрению морально-этических ценностей, сферы и рода деятельности. Они считают, что закон призван гарантировать свободу личности, неприкосновенность собственности, жилища, частной жизни, духовную свободу и т. д. В обществе должен господствовать закон, а пе люди, и функции государства состоят в регулировании отношений между гражданами на основе закона. Для них самоочевидной истиной являются право участия каждого члена общества и человека в политическом процессе, соблюдение определенных правил игры между политическими партиями, разного рода заинтересованными группами и т. д., смена власти в результате всеобщих выборов на всех уровнях власти, другие нормы и принципы парламентаризма и плюралистической демократии.

Эти и другие сущностные характеристики либерально-демократического типа политической культуры, который присущ прежде всего для индустриально развитых стран Запада, в разных национально-культурных условиях проявляются по-разному. Именно в этом контексте следует выделить гомогенный, фрагментированный, интегрированный, консенсусный, конфликтный и другие варианты политической культуры в рамках единого либерально-демократического типа [3. С. 56-60].

Между этими двумя типами располагается целый спектр всевозможных национальных, региональных или иных вариантов и разновидностей политической культуры. Отсюда то разнообразие, сложность и многое л ойность, которая в рамках даже одной и той же модели обнаруживается в различных государствах, регионах и т. д.

Для изучения типов политической культуры важное значение имеет выделение понятия «политическая субкультура», под которой понимается совокупность политических ориентаций и моделей поведения, характерная для определенных социальных групп, регионов или личностей, отличающаяся от доминирующих в обществе ориентаций и типов поведения. Появление субкультур обусловлено различиями в положении общественных групп в экономической и социальной структуре общества, различиями по этническому, расовому, религиозному, образовательному, половозрастному и другим признакам. Так, несомненно, отличаются политические субкультуры англоканадцев и франкоканадцев; молодежная и субкультура старшего возраста, женская и мужская, массовая и элитарная, субкультура ветеранов; аграрных и индустриальных, исламских и христианских, различных этнона- циональных регионов и т. д. При этом, политическая культура общества не есть сумма существующих политических культур. Каждая политическая субкультура включает в себя и то общее, что характеризует доминирующую политическую культуру, и то специфическое, что выделяет в субкультуру. Очень часто субкультуры предстают как самостоятельные, автономные образования, мини-культуры. Речь идет о региональных субкультурах, обладающих такими отличиями, как наличие региональной идентичности, особенностей экономической жизни, политического режима, форм политического участия и т. д., что позволяет выделять в большом государстве региональные политические культуры, так как они в свою очередь также имеют в своем составе субкультуры и контркультуры, выделяемые по демографическому, национальному, религиозному, социоэкономическому признаку. Субкультурная неоднородность российского общества вносит существенную специфику в особенности восприятия тех или иных политических явлений, обусловливает идеологические пристрастия граждан, поддержку и отрицание тех или иных политических институтов. Поэтому одно и то же событие или явление политической жизни может вызвать различные реакции у населения, к примеру, Рязанской области и республики Саха, у жителей центра и сельских районов или представителей разных национальностей, религий и конфессий.

Кроме того, часть населения может разделять ценности, установки, противоречащие политической культуре общества, отрицающие все или основные базовые ценности, и тем самым составлять контркультуру. Иногда эти контркультуры отражают прошлый этап общественного развития (монархисты, ортодоксальные коммунисты и т. д.). В других случаях — это новый, лишь формирующийся тип политических ценностей, имеющий шанс в перспективе стать преобладающим (экологическое движение, демократическое сознание в переходных обществах).

Степень устойчивости и живучести субкультур и контркультур зависит от многих факторов, и прежде всего, от отношения к ним государства. В то же время свободное развитие субкультур и контркультур делает политическую жизнь обществ более насыщенной, богатой и разнообразной, содействует развитию доминирующей политической культуры.

Литература

  • 1. Рукавишников В. О., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные изменения. Международные сравнения. М., 2000. 368 с.
  • 2. Политическая культура: теория и национальные модели/Под ред. Гаджиева К. С. М.: Интерпракс, 1994. 352 с.
  • 3. Баталов Э. Я. Политическая культура современного американского общества. М., 1990. 252 с.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >