Россия и современные геоцивилнзации: особенности взаимодействия

Западная геоцивилизация

К странам, входящим в западную цивилизацию, следует отнести 35 государств: Австрию, Бельгию, Хорватию, Чехию, Данию, Эстонию, Финляндию, Францию, Германию, Венгрию, Исландию, Ирландию, Италию, Латвию, Литву, Мальту, Нидерланды, Норвегию, Польшу, Португалию, Словению, Испанию, Швецию, Швейцарию, Великобританию, Словакию, Люксембург, Лихтенштейн, США, Канаду, Филиппины, Австралию, Фиджи, Новую Зеландию, Папуа-Новую Гвинею66. Сегодня западная цивилизация оказывает мощное давление на российскую цивилизацию, осуществляет экономическую, политическую, культурную, торговую и другие виды геоцивилизационной экспансии. Современным инструментом западной экспансии вполне можно назвать Североатлантический альянс. Государства, олицетворяющие в настоящее время западноевропейскую цивилизацию, ее лидеры, - это США, Англия, Германия и Франция. А так называемое расширение НАТО на Восток есть своего рода проявление западной экспансии. Невольно напрашивается аналогия с Ливонским и Тевтонским орденами. Вопреки ожиданиям, с распадом своего главного противника - Организации Варшавского Договора - Североатлантический альянс на самороспуск не пошел. Более того, принял решение о расширении на Восток за счет государств Центральной и Восточной Европы. Расширяя НАТО, Запад пытается заполнить свое геоцивилиза- ционное пространство за счет государств западно-христианской культуры. Эти государства, можно сказать, возвращаются в свое цивилизационное лоно, а НАТО стремится расширить зону ответственности как раз в пределах пространства западно-христианской цивилизации и ликвидировать буфер между западной и российской цивилизациями.

В современных условиях западная цивилизация в очередной раз пытается распространить свои политические, экономические и культурные ценности на все государства и народы, которые сохраняют собственные цивилизационные коды, в том числе и на Россию. Эго - одна сторона экспансии западной цивилизации, вторая - поставить под контроль, подчинить себе материальные, людские и природные ресурсы этих государств. Безусловно, самым лакомым куском представляется Россия, в недрах которой заключено 50% мировых запасов минеральных ресурсов.

Особенностью формирования сознания западного человека стало чувство исключительности, избранности, преимущества представителя западной цивилизации над представителями остальной части человечества. Поэтому нет ничего удивительного в том, что геоци- вилизационные вызовы исходят для России с западного направления. Добавим к этому, что Европа не является исключительно стабильным регионом. В новых условиях отнюдь не уменьшается, а скорее повышается угроза возникновения локальных конфликтов и войн в Европе с втягиванием в них России на почве территориальных, экономических, религиозно-конфессиональных и других противоречий. «В Европе линия раздела между народами проходит не столько по границам национальных территорий, сколько по линиям религиозного размежевания. Она пересекает Украину и Боснию, а, например, во время Второй мировой войны превратила хорватов в палачей сербского народа, с которыми они говорят на одном языке и имеют общие национальные корни, традиции... Словом, понять, кто свои, а кто „чужие”, и почему, далеко не просто»67.

Ныне на Западе наблюдается борьба трех концепций феномена России: идеологической, геополитической и концепции постепенного вовлечения. Сторонники первой (М. Макфол, П. Редуэй, Э. Лутвак и др.) исходят из того, что противник Запада — не СССР, не Россия, не российский народ, а коммунизм, коммунистическая система. Они предполагали, что с ее разрушением противостояние уйдет само по себе. После распада СССР ожидалось быстрое внедрение рыночных отношений, западных культурных ценностей, изменение социальных отношений (от традиционного коллективизма к индивидуализму), создание политической системы западного типа. Представители этой идеологической концепции, пытающиеся найти причины того, что после разрушения коммунистической системы Россия никак не может прийти к соответствию западным представлениям, все чаще ссылаются на цивилизационно-культурные различия. Так, М. Макфол замечает: «Договор об ограничении вооружений СНВ-2, расширение НАТО, торговля с Ираном и Ираком, новый российский драконовский закон, санкционирующий деятельность лишь определенных религий... Эта старая повестка дня говорит лишь о том, что контуры нового посткоммунистического стратегического партнерства между Соединенными Штатами и Россией не определились. Заново звучат аргументы, что США и Россия попросту обречены быть противниками»68. Основной постулат этой позиции заключается в том, что, несмотря на крушение коммунизма, Россия остается не-Западом, а другой цивилизацией и соответственно противником Запада.

Сторонники геополитической концепции феномена России прямо говорят, что объяснение того, почему Россия и Запад (прежде всего США) не стали стратегическими партнерами, лежит в области геополитики. А геополитика сегодня - основа поведения США в мире. Приведем одно из мнений сторонников данной концепции: «В случае если Россия восстановит свою экономическую и политическую мощь, она станет конкурентом и соперником США; это будет уже не идеологическое соперничество, а соперничество великих держав»69. Другими словами, сегодня уже не идеология, а геополитика определяет правила мировой игры. И никакие иллюзии в отношении тесного сотрудничества с Западом, в благодарность за содействие в разрушении коммунистической системы, не способны помочь России.

Последователи концепции постепенного вовлечения России, примирительной концепции (Н. Петро, А. Рубинстайн, Ч. Купчан, И. Билински) утверждают, что опасаться нужно слабой России по следующим причинам:

  • • изоляция и сдерживание России способны трансформироваться в у1розу американской безопасности;
  • • исключенная из западноевропейских политических, экономических и военно-политических образований, Россия будет вынуждена конструировать свой центр силы, что более опасно, чем ее включение в эти институты;
  • • российский упадок может привести к распространению ядерного оружия и ядерных технологий среди неядерных государств;
  • • несмотря на упадок, Россия остается важной экономической силой в плане наличия энергоресурсов и обеспечения электроэнергией Европы;
  • • включенная в Европу, Россия позволит создать два уравновешивающих друг друга центра: российский и франко-германский, т.е. более устойчивую геополитическую систему, сдерживающую устремления к превосходству отдельных государств70.

Однако несмотря на подобное отношение со стороны Запада, Россия имеет значительный вес в мире, является одним из геополитических центров силы, причем по-прежнему глобальным, а не региональным.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >