Геополитические аспекты экологической безопасности

Для иллюстрации взаимосвязи экологической безопасности с геополитикой проанализируем два типа экополитических конфликтов, которые разворачиваются на Каспийском море и способны нанести вред национальным интересам России. Первый носит моноресурсный характер и связан с наличием разногласий его участников относительно разграничения рыболовных зон и распределения квот на вылов осетровых рыб. В этом случае речь идет о распределении ресурса, о той или иной доле, которая достанется каждому из прибрежных государств Каспийского моря. Если между некоторыми государствами ведутся «тресковые», «сельдяные» и иные «рыбные войны», то на Каспии могут вспыхнуть «осетровые войны». Есть основания предполагать, что установленные межправительственной комиссией прикаспийских государств квоты на вылов осетровых не соблюдаются. До сих пор не принято и межгосударственное соглашение по использованию биоресурсов Каспийского моря.

Второй тип, вариативно-полиресурсный, заключается в наличии разногласий между государствами, избравшими различные стратегии своего национального развития и положившими в ее фундамент разные ресурсные основания. С одной стороны, это государства, которые связывают свое процветание и развитие с разработкой углеводородных ресурсов, в частности нефти, а с другой — это государства, которые в настоящий момент не заинтересованы в разработке углеводородных ресурсов и ориентируются на биоресурсы Каспийского моря. Конфликт обусловлен тем, что нефтяная стратегия представляет непосредственную угрозу реализации национального вектора, нацеленного на приоритетное освоение рыбных ресурсов.

В рамках полиресурсного конфликта одна группа каспийских государств рассматривает в качестве единственного источника средств для своего выживания и преодоления социально-экономических проблем залежи нефти и газа. Для них нефтегазовый бизнес представляется самым прибыльным видом предпринимательства и наиболее быстрым способом достижения богатства, прогресса и процветания. Нефть позиционируется и как фактор, приносящий политические дивиденды: укрепление национальной независимости, обретение новой роли на международной арене и прорыв страны в элитные ряды мирового сообщества79.

Выбор нефтяной стратегии общественного развития рядом стран Каспийского региона (Азербайджан, Казахстан, Туркмения) определяется и под давлением других стран, заинтересованных в импорте нефти из этого геостратегического района (США, Турция, ЕС). Нефть до сих пор является главным источником энергии. В обозримом будущем только нефть сможет полностью удовлетворить энергетические потребности растущего человечества. Именно поэтому из-за обладания источниками энергии могут возникнуть конфликты, в том числе и войны, что потребует на порядок больше издержек, чем мероприятия по ориентации отдельных прикаспийских стран на нефтяную стратегию. Увеличение в мире числа стран, вступающих в индустриальную полосу развития, будет закономерно вызывать рост потребления энергоресурсов. Запасы нефти ограничены, поэтому еще один мировой нефтяной район, даже несмотря на более низкое качество и более высокую себестоимость добычи, продлит существование нефтяной цивилизации. Выбор нефтяной стратегии рядом государств сократит рост зависимости мирового сообщества от источников арабской нефти, так как в противном случае в ближайшем будущем до 70% мировой добычи нефти будет приходиться на арабские страны. Отдельные прикаспийские государства, нацеленные на добычу нефти, выйдут из-под влияния России и Ирана80. Нефтяная стратегия ряда государств выгодна Турции, ибо она таким образом избавится от своей стратегической зависимости от нефти Ближнего Востока и приобретет возможность получать доходы за транспортировку нефти по своей территории на западные рынки.

Другая группа государств (Россия и Иран), выступающая противоположной стороной в экологическом конфликте второго типа, заинтересована в приоритетном освоении биоресурсов Каспия, прежде всего осетровых. Оба государства имеют нефтяные месторождения в других частях своей территории, которые освоены и работают, принося прибыль. Поэтому добыча нефти с шельфовых месторождений Каспия не является для них приоритетной задачей. Страны данной группы заинтересованы в другом источнике доходов. Прибыль от продажи каспийской осетровой икры при согласованном рыболовстве и воспроизводстве рыбных стад может, по оценкам экспертов, превышать доходы от продажи каспийской нефти, себестоимость морской добычи которой весьма велика.

Разногласия и споры вокруг проблем рыболовства и охраны окружающей среды, и особенно экологических аспектов добычи нефти и газа на шельфе Каспийского моря, в ситуации обострения борьбы за природные ресурсы могут перерасти в межгосударственные конфликты. Все более отчетливо прорисовывается линия конфронтации между Россией и Ираном с одной стороны и Азербайджаном, Казахстаном и отчасти Туркменией - с другой. Если первые чаще утверждают, что каспийские осетровые важнее и ценнее, чем нефть и газ, то последние склонны исходить из того, что добыча нефти и газа на шельфе Каспийского моря при использовании передовой природоохранной технологии не создаст реальной экологической угрозы биосистеме Каспия.

Всякая хозяйственная деятельность на Каспийском море и вблизи него должна подчиняться, в первую очередь, критериям экологической безопасности. Между тем все участники нефтяных соглашений по Каспию руководствуются пока в основном сиюминутными соображениями - ведь в ближайшие десятилетия значимость Каспийского региона в мировых поставках нефти возрастет. Нефть представляет наибольшую угрозу биоресурсам Каспия и экологическим интересам России и Ирана. С 1949 г. ведется добыча нефти в азербайджанской части шельфа Каспийского моря. Начало разработки нефти и газа в более крупных масштабах в азербайджанском, а затем в казахстанском и в других секторах Каспийского моря, безусловно, угрожает его биосистеме. Не исключается возможность аварий на местах промышленных установок и трубопроводов. Согласно мировой статистике 7-9% добываемой с морского дна нефти из-за различных аварий и дефектов трубопроводов и хранилищ разливается по морским акваториям. Условия разведки и освоения нефтегазовых и иных месторождений минеральных ресурсов каждое прикаспийское государство в своем секторе намерено устанавливать самостоятельно. Поэтому угроза загрязнения моря и гибели его экосистемы значительно возрастет.

Разрешению двух типов экологических конфликтов препятствуют следующие взаимосвязанные факторы: милитаризация Прикаспийского региона; угроза возникновения вооруженного конфликта между прикаспийскими государствами; потенциальное военное столкновение между США и Ираном.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >