Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Риторика arrow РИТОРИКА
Посмотреть оригинал

Формулирование цели

На втором этапе подготовки речи следует определиться: зачем вы готовите данный текст? Разумеется, этот вопрос нужно задать себе перед любым публичным выступлением.

Какой цели хотите достигнуть? Какого результата ожидаете от этого речевого действия после его совершения?

Как уже указывалось выше, попробуйте четко сформулировать одним предложением: чего именно вы хотите добиться? Информировать о каком- либо событии, явлении? Заинтересовать в чем-либо? Получить поддержку? Или хотите добиться какой-либо иной цели?

Можно сформулировать следующие требования к цели выступления.

Позитивная цель. Подумайте, чего вы хотите достичь, а не чего вы хотите избежать. Вы можете про себя решить: «Я не хочу, чтобы меня воспринимали несерьезно». С такой формулировкой вы вряд ли чего-либо добьетесь. Чего вы действительно хотите? Вероятнее всего того, чтобы вас воспринимали серьезно.

Активная позиция. Спросите себя: что вы будете делать, чтобы достичь вашей цели? Цель должна быть реально достижима. Для кого-то, наверное, забавно отправиться завтра на Марс. Идея прекрасная — но завтра это произойдет по вполне понятным причинам.

Масштаб. Поставленная цель может быть слишком глобальной, и тогда вам надо разбить ее на несколько более мелких. Или же она может оказаться чересчур мелкой, чтобы заинтересовать вас по-настоящему. Тогда спросите себя: что даст вам получение этого результата?

Конкретность. Представьте, что вы достигли своей цели. Представьте что, где, когда и как произошло. А теперь ответьте, что вы видите, слышите, ощущаете, как узнали, что достигли цели. Действительно ли вы хотели этого? Может быть надо что-то добавить?

Ресурсы. Подумайте, что нужно, чтобы достичь цели. Есть ли у вас все необходимое? Если нет, то как вы собираетесь эго получить? Ресурсы могут быть внутренними (особые навыки, умения или настроение) или внешними (известное имя, деньги, время). Если вам не хватает внешних ресурсов, возможно, у вас появится необходимость поставить вспомогательную цель, чтобы получить их.

Экология. Спросите себя: что изменится в вашей жизни, когда вы добьетесь этой цели? Кого еще это затронет? Если это случится прямо сейчас, сможете ли вы воспользоваться результатом? Будьте внимательны к чувству сомнения, продолжайте давать ответы типа «Да, но...». Подумайте, как нужно изменить цель, чтобы учесть все соображения.

Если вы изменили цель, повторите все шаги с самого начала. Последним шагом должно стать начало действий. Как гласит китайская пословица, путь в тысячу ли начинается с первого шага. Примером идеально сформулированной и достигнутой цели могут служить классические речи из истории правовой риторики.

Однажды Ф. Н. Плевако защищал старушку, укравшую чайник. Прокурор, зная силу Плевако, решил парализовать его защитительную речь и в своей речи сам начал защищать женщину: бедная старушка, горькая нужда, кража незначительная, подсудимая вызывает не негодование, а только жалость. Но, увы, собственность священна, все гражданское благоустройство держится на собственности, и если позволить людям потрясать се, то страна погибнет.

Плевако применил другую тактику:

— Много бед, много испытаний пришлось претерпеть России за ее более чем тысячелетнее существование... Двуиадесять языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь... Старушка украла старый чайник ценою в тридцать копеек, этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно.

Старушку оправдали.

Цели можно формулировать в соответствии с классификацией американского ученого II. Сопера, который выделял речи развлекательные, информационные и агитационные. Последние в свою очередь подразделяются на воодушевляющие, убеждающие и призывающие к действию[1].

Цель развлекательной речи — развеселить, поднять настроение аудитории. Развлекательная речь должна содержать шутки, анекдоты и т.п. Предпочтительнее непринужденная оригинальная форма выражения и незатейливое содержание.

Бургомистр (обращаясь к зрителям). Господа! С большим волнением я приступаю к своей речи. Процесс, на котором мы с вами присутствуем, поистине можно назвать необычным и даже уникальным, ибо в каждом городе Германии люди женятся, но не в каждом разрешены разводы. Именно поэтому первое слово благодарности наш магистрат приносит его величеству герцогу Георгу, чья всемилостивейшая подпись позволила нам стать свидетелями этого праздника свободы и демократии!

Аплодисменты.

Господа! Нам выпало счастье жить в просвещенном XVIII в., навсегда сбросившем с себя рубище Средневековья, прикрывавшее духовное невежество и мракобесие инквизиции. Сколько трагедий описывает нам история, сколько криков отчаянья доносится к нам из глубины веков — это крики супругов, лишенных возможности расстаться! Вспомним историю английского короля Генриха Восьмого, вынужденного послать на плаху свою супругу Анну Болейн и топором палача разрубить узы неудачного брака. Вспомним Иоанну Первую, Неаполитанскую, которая из-за любви к другому повесила собственного супруга на шелковом шнуре, который сама же сплела...

Нет, господа, мы не католики, чье застарелое ханжество не позволяет супругам расстаться, когда умерли их чувства. По мы, слава богу, и не магометане, чье духовное невежество разрешает иметь несколько жен там, где достаточно одной. Мы — лютеране, и учение, завещанное нам Лютером, гласит: «Неверное — да будет уничтожено, истинное — да будет узаконено!»

Г. Горин. Тот самый Мюнхгаузен

Хотя, конечно, на практике встречаются и достаточно сложные развлекательные речи, предназначенные для определенной аудитории, например, рассчитанные на профессионалов, владеющих специальной информацией. Люди, которые не знакомы с системой понятий и терминов, в данном случае ничего занимательного не услышат.

Информационная речь ставит целью передачу данных, сведений о чем- либо. Этот тип речи предназначен для формирования новых знаний, новых представлений о людях, событиях, явлениях, предметах и т.д. К информационным относятся такие жанры как доклад, инструктаж, отчет, обзор и т.д.

Я могла бы многое рассказать вам о радии и радиоактивности, отняв у вас немало времени. Но поскольку мы не можем себе этого позволить, кратко расскажу о первых годах своей работы над радием. Радий — уже не ребенок, ему больше 20 лет. Открыт он был в очень нестандартных условиях, о чем всегда интересно вспоминать и рассказывать.

Возвратимся в 1897 год. Мы с Пьером Кюри к тому времени работали в лаборатории при физико-химической школе, где мой муж читал лекции.

Я принимала участие в исследованиях уранового излучения, открытого двумя годами ранее профессором Бсккерслем.

Некоторое время я исследовала способы точного измерения уранового излучения, а потом мне захотелось узнать, существуют ли другие элементы, обладающие подобным излучением. Поэтому я начала работать со всеми известными элементами и их соединениями и выяснила, что активность проявляют все урановые соединения, а также все соединения тория. Другие элементы и их соединения оказались неактивными.

Потом я занялась измерением минералов и выяснила, что активными являются те, которые содержат уран или торий или же оба этих элемента. Эта активность была выше, чем я ожидала. Намного выше, чем активность таких соединений урана или тория, как оксиды, которые практически полностью состоят из них.

Тогда я подумала: в этих минералах, наверное, есть какой-то неизвестный элемент, который имеет намного более высокую активность, чем уран или торий. И мне захотелось найти и выделить его. Я взялась за выполнение этой задачи вместе с Пьером Кюри.

Мы были уверены, что с ней можно справиться за несколько недель или месяцев, но это оказалось не так. Понадобилось много лет кропотливого труда, прежде чем мы добились успеха. Оказалось элементов не один, а несколько. И важнейший из них — радий, который можно было получить в чистом виде.

М. Склодовская-Кюри.

Фрагмент речи в Вассарском колледже, Нью-Йорк, 14 мая 1921 г.

Воодушевляющая речь обращена к эмоциональной сфере, должна воздействовать на чувства. В последнее время усилился интерес к исследованию эмоций и их репрезентации в языке и речи. Эмотивность имеет средства выражения на разных уровнях языковой системы и в речи; на фонологическом уровне это интонация, на лексическом — экспрессивная лексика, наименования эмоций, слова, описывающие эмоции, и т.д. Богатые возможности для выражения эмоций представляет синтаксис: различные типы предложений — неполных и односоставных; специфические экспрессивные структуры — парцеллизованные, сегментированные, конструкции с лексическим повтором, вопросно-ответные конструкции в монологической речи, ряды номинативных предложений, инверсия и т.д.

Особое внимание уделяется анализу механизмов, вызывающих те или иные эмоции. Воодушевляющая речь непосредственно связана с категорией пафоса. Воздействие на эмоции — очень сильный речевой прием. Когда мы обращаемся к человеку, т.е. являемся инициаторами речи, то чаще всего хотим воздействовать на его эмоциональное состояние: понравиться, польстить, привлечь и т.н.

Большинство речей на презентациях, выступления на юбилеях и при подписании важных документов являются воодушевляющими.

Призывающая речь содержит прямой призыв к совершению действия самими слушателями. Часто этот тип речи направлен на формирование определенных эмоций. Вызвав определенные эмоции, возбудив страсть, можно формировать намерения человека и его дальнейшие поступки. Эмоциональный стресс — стимул для совершения действий. Воздействие на эмоции — очень сильный речевой прием, поскольку не без основания человек считается рабом своих страстей. Они формируют его намерения и дальнейшие поступки, что, как правило, и является конечной целью говорящего. Эмоции — стимул для совершения действий. Важно отметить, что призывающая речь обязательно предполагает совершение конкретного физического действия. Речь, в которой призывают задуматься над своим поведением или заботиться о ближних, не относится к призывающим.

Убеждающая речь ставит целью с помощью аргументов убедить согласиться с оратором в спорном вопросе. Убеждающая речь представляет собой тип интеллектуального вмешательства в сознание людей, изменение их мышления, представлений. Если при воздействии на эмоции человек действует помимо своей воли, то убеждением вы формируете его волю. Убеждение — это успешное интеллектуальное воздействие на сознание другого человека, в результате которого он сам приходит к мнению, что поступок, совершения которого вы от него требуете, необходим. Вы произносите такую речь, что ваш слушатель начинает думать так же, как вы. Дальше он уже действует в соответствии со своей волей и реализует свои собственные желания. Этого можно добиться только убеждением.

Убедить намного труднее, но убеждение имеет значительное преимущество перед приказом. По приказу можно заставить кого-либо слушать вас только с помощью страха или корысти. Разумеется, при прекращении действия таких сильных эмоциональных факторов, человек тут же попытается избавиться от влияния и освободиться. Подобное воздействие может быть только временным и результаты его не всегда можно предсказать. Как известно, под действием чрезмерных эмоциональных перегрузок живые существа способны совершать невероятные поступки. Убеждение же, напротив, действует очень длительный период, поскольку предполагает вторжение в сознание другого человека, изменение его картины мира. Определенная идея, мнение становятся органической составляющей его собственной системы мышления. И даже если в силу определенных неблагоприятных обстоятельств ситуация изменится и вы потеряете авторитет в его глазах, трансформация, которую вы внесли в сознание человека, останется, поскольку будет уже восприниматься как собственная. М. Ю. Лермонтов выразил это так: «Там храм оставленный — все храм, кумир поверженный — все бог».

Следует иметь в виду, что иногда оратор стремится достичь нескольких целей сразу и будет использовать смешанный тип речи — тогда его речь приобретает вид матрешки.

Примером агитационной (но Соперу) с элементами призывающей и убеждающей речи может служить выступление Ф. Н. Плевако по делу князя Грузинского, застрелившего любовника жены.

«Как это обыкновенно делают защитники, я по настоящему делу прочитал бумаги, беседовал с подсудимым и вызвал его на искреннюю исповедь души, прислушался к доказательствам и составил себе программу, заметки, о чем, как, что и зачем говорить пред вами. Думалось и догадывалось, о чем будет говорить прокурор, на что будет особенно ударять, где в нашем деле будет место горячему спору, — и свои мысли держал я про запас, чтобы, на его слово был ответ, на его удар — отражение.

Но вот теперь, когда прокурор свое дело сделал, вижу я, что мне мои заметки надо бросить, программу изорвать. Я такого содержания речи не ожидал.

Много можно было прокурору спорить, что поступок князя не может быть ему отпущен, что князь задумал, а не вдруг решился на дело, что никакого беспамятства не было, что думать о том, что Шмидт со своей стороны готовит кровавую встречу и под этой думой стреляет в Шмидта, — князю не приходилось. Все это — спорные места, сразу убедиться в них трудно, о них можно потягаться.

Но поднимать вопрос, что князь жены не любил, оскорбления не чувствовал, говорить, что дети тут ни при чем, что дело тут другое, воля ваша, — смело и вряд ли основательно. И уже совсем нехорошо, совсем непонятно объяснять историю со Шмидтом письмами к жене, строгостью князя с крестьянами и его презрением к меньшей братии — к крестьянам и людям, вроде немца Шмидта, потому что он светлейший потомок царственного грузинского дома.

Все это ново, неожиданно, и я, бросив задуманное слово, попытаюсь ответить прокурору так, как меня наталкивает сердце, возбужденное слышанным и боязнью за будущее моего детища — подсудимого.

Я очень рад, что судьбу князя решаете вы, по виду вашему, — пахари и промышленники, что судьбу человека из важного рода отдали в руки ваши. Равенство всех пред законом и вера в правосудие людей, не несущих с собой в суд ничего, кроме простоты и чистоты сердца, — сегодня явны в настоящем деле. Сегодня, в стороне от большого света, в уездном городке, где нет крупных интересов, где все вы заняты своим делом, не мечтая о великих делах и бессмертии имени, на скамью обвинением посажен человек, которого упрекают в презрении к вам, упрекают в том, что он из стародавней, некогда властвовавшей над Грузией фамилии... и вам же предают его на суд!...

О, как бы я был счастлив, если бы, измерив и сравнив своим собственным разумением силу его терпения и борьбу с собой, и силу гнета над ним возмущающих душу картин его семейного несчастья, вы признали, что ему нельзя вменить в вину взводимое обвинение, а защитник его — кругом виноват в недостаточном умении выполнить принятую на себя задачу...».

Присяжные вынесли оправдательный вердикт, признав, что преступление было совершено в состоянии «умоисступления».

  • [1] Сопер П. Основы искусства речи. М.: Феникс, 2006.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы