Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Риторика arrow РИТОРИКА
Посмотреть оригинал

Контроль восприятия и понимания

Проблемы восприятия и понимания речи являются сегодня очень актуальными и изучаются в рамках различных наук. Особую важность указанные вопросы имеют для риторики.

Следует выделить два основных подхода к этому вопросу: информационный (или социокибернетический) и деятельностный.

Информационный (социокибернетический) подход выражает представления о том, что любое сообщение — это «конечное и упорядоченное множество элементов некоторого набора, выстроенных в виде последовательности знаков но определенны законам: “орфографии”, “грамматики”, “синтаксиса”, “логики” и т.д.»[1]. В другой своей работе этот же автор указывает, что «сообщение — это конечное упорядоченное множество элементов восприятия, взятых из некоторого “набора” и объединенных в некоторую структуру»[2].

Информационная концепция восприятия описывает внутреннее восприятие человеком текста по аналогии с работой технических опознающих устройств и состоит из следующих элементов:

  • а) отправитель сообщения;
  • б) определенный набор знаков;
  • в) канал передачи сообщения;
  • г) получатель[3].

В соответствии с информационной теорией коммуникации отправитель и получатель сообщения имеют частично совпадающие наборы знаков. Под отправителем в данном случае понимают или конкретного человека, или группу лиц, или информационную компанию и т.д. Важное условие: получатель сообщения должен знать соответствующий знаковый набор.

Процесс коммуникации в этом случае состоит из выбора определенных знаков из регистра отправителя, передачи их по каналу коммуникации и распознавание полученных знаков получателем при помощи своего знакового набора. Передача информации становится возможной только при наличии общего компонента в наборах обоих участников.

По мере повторного осуществления этого процесса в системах, обладающих памятью и «статистическим восприятием» (в частности, в человеческом мозгу), восприятие одних и тех же знаков постепенно обеспечивает все большую площадь пересечения перечня получателя с перечнем отправителя.

Помимо общего набора знаков и отправитель, и получатель должны обладать одинаковым кодом, т.е. набором правил, создающих в сознании получателя большую или меньшую возможность предсказать сообщение. В состав кода входят различные правила грамматики, синтаксиса, логики, здравого смысла, правдоподобия и т.д.

Данная теория, безусловно, описывает некоторые закономерности функционирования различных систем коммуникации, в том числе и массовой. Однако ее предельно абстрактный уровень не позволяет выявить весьма существенные особенности человеческого восприятия информации.

Альтернативой информационному, социокибернетическому подходу является теория, которая базируется на представление об активной, деятельностной природе человека. Согласно данной точке зрения, восприятие возникает как психический процесс, обслуживающий практическую жизнедеятельность человека. Специальными экспериментами исследователей установлено, что переработка информации человеком представляет собой не просто отражение статистической структуры сигналов, а активную деятельность, приводящую каждый раз к возможно более эффективному решению задачи.

Можно считать доказанным, что результат восприятия, представляющий собой целостный образ, изоморфный той или иной совокупности параметров объекта, формируется, объективируется, корректируется, проверяется (по степени адекватности) в ходе практической деятельности человека.

Подтверждая этот вывод, В. А. Лекторский указывает: «Дешифровка смыслового содержания текста — это всегда не самоцель, а средство соответствующего освоения объективной (природной и социальной) действительности»[4].

Другими словами, восприятие и понимание заключенной в текстах информации является своеобразной и достаточно сложной формой интеллектуальной деятельности. Понимание текста предполагает осуществление смыслового анализа, полнота и глубина которого определяются, во-первых, тем, в контекст какой деятельности включены процессы восприятия и понимания, решению каких задач они подчинены, а во-вторых, тем, насколько применяемые способы восприятия и понимания адекватны содержанию и структуре текста.

Поскольку понимание есть всегда понимание кем-то чего-то выраженного в «тексте» (в широком семиотическом смысле этого термина), за которым стоит кто-то, являющийся его создателем, постольку понимание действительно предполагает «встречу» субъектов (известное выражение М. М. Бахтина), «взаимодействие реальных позиций их сознания»[5]. Но такое взаимодействие возможно только тогда, когда в каждом из взаимодействующих сознаний (миров субъективной реальности) есть (или могут быть сформированы) предпосылки такого взаимодействия, предпосылки понимания.

Если рассматривать потребление информации как «особый, протяженный во времени и регулируемый особыми правилами и стандартами процесс»[6], следует выделять три этапа:

  • 1) докоммуникативный, на котором формируется цель восприятия и доминирующая мотивация;
  • 2) коммуникативный, т.е. непосредственно процесс восприятия;
  • 3) послекоммуникативный, когда воспринятая информация осваивается в сознании и памяти человека.

Первый докоммуникативный этап важен для принятия решения, будет или нет восприниматься сообщение.

Коммуникативная фаза состоит, по мнению И. Ф. Неволина[7], из пяти основных стадий, которые используются для освоения смыслового содержания текста.

  • 1. Общая ориентировка в тексте. Цель этой операции — овладение «метаинформацией» (т.е. информацией об информации). Сюда входят сведения об авторе, о частях текста и т.п. Источником метаинформации может быть вспомогательный аппарат текста (оглавление, заголовок и т.д.). Основной способ ее извлечения — предварительное знакомство с текстом.
  • 2. Структурирование текста, которое включает ряд операций:
    • - смысловое разграничение, т.е. выделение минимальных элементов текста, которые соответствуют цели чтения;
    • - сжатие высказывания до словосочетания или одного слова, т.е. создание метаинформации;

определение фактологической, теоретической, рефлексивной информации;

семантическую дешифровку информации, т.е. определение значимости отдельных текстовых элементов.

  • 3. Переструктурирование, которое может заключаться в структурировании внешней и внутренней формы текста, перегруппировке текстовых фрагментов с выделением микротсм, подтем и тем, с последующим их иерархическим выстраиванием, которое должно подчиняться общей идее текста.
  • 4. Свертывание, т.е. горизонтальное перемещение текстовых элементов каждого смыслового слоя и вертикальное перемещение смысловых слоев (их расположение в линию). Результатом подобных трансформаций должна быть структура текста, пригодная для «засылки в долговременную память».
  • 5. Развертывание информации в схему припоминания (т.е. воспроизведение тем, подтем и текстовых элементов, каждый их которых должен быть «помечен» одним ключевым словом, знаком). Эта операция обеспечивает прочность сохранения «смыслов» проработанного материала и возможность их выборочного воспроизведения в соответствии с задачами последующей деятельности.

По мнению И. Ф. Неволина, перечисленные операции являются совершенно необходимыми для усвоения смысла текста. Хотя они и не всегда оказываются достаточными для достижения этой цели (поскольку имеет место ряд факторов непонимания, этими операциями не устраняемых), именно они лежат в основе тех преобразований текста («текст в себе» — «смысл для себя» — «текст от себя»), которые являются ступенями усвоения его содержания.

Другие исследователи, характеризуя механизм восприятия и понимания текста, также отмечают, что для извлечения смысла из текста он должен быть прежде всего подвергнут переструктурироваиию (переводу на «свой язык»)[8]; затем субъект восприятия выделяет «смысловые вехи» (или смыслообразующие ориентиры), которые и сопоставляются с миром собственных представлений.

С точки зрения качества содержащейся в тексте информации можно выделить тексты трех типов. К первому относятся сообщения, в которых структура и содержание сообщения соответствует той реальности, о которой идет речь.

Особенностью второго типа текстов является то, что в оригинале сообщения искажается представление об объекте, фиксируется дезинформация о нем, которая, в свою очередь, может быть классифицирована по ряду признаков. Так, в зависимости от степени осознания создателем сообщения вносимой дезинформации она может быть осознанной или неосознанной.

В зависимости от способа внесения дезинформации можно выделить сокрытие сведений, искажение сведений, сообщение ложных сведений, подмену истинных сведений ложными.

Таким образом, можно говорить о шести основных и множестве промежуточных типов дезинформирования.

К третьему типу относятся тексты, в которых отсутствует часть информации, которая, по предположению автора сообщения, должна появиться в создаваемом потребителем образе объекта обращения благодаря ассоциативным связям. Например, сообщение «у ребенка температура» должно быть воспринято как «у ребенка высокая температура»; мы говорим «садитесь, пожалуйста», а не «садитесь, пожалуйста, на стул» и т.д.

Использование таких коммуникативных приемов позволяет отказаться от полного и подробного информирования, превращает процесс информирования в более насыщенный в эмоциональном плане, строится на сообразительности, предполагает значительно более активное соавторство приемника сообщения. Но оно же может привести к недоразумениям, объясняемым различием между оригиналом и образом. (Простое выражение «Я знал ее ребенком» может быть истолковано как «Я знал ее, когда был ребенком» либо «Я знал ее, когда она была ребенком». В выражении «Я обещаю вам закончить операцию в кратчайшее время» слово операция может пониматься и как хирургическая операция, и как финансовая, и как военная.)

  • [1] Моль Л. Социодинамика культуры. М., 1973. С. 126.
  • [2] Моль А. Теория информации и эстетическое восприятие. М., 1966. С. 40.
  • [3] См., например: Линдсей Я, Норман Д. Переработка информации человеком. М., 1974.
  • [4] См.: Понимание как философско-методологическая проблема // Вопросы философии.С. 67.
  • [5] Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук // Бахтин М. М. Эстетика словесноготворчества. М., 1979. С. 361.
  • [6] См.: Хараш А. У. Уровневая организация сообщения, его понятность и убедительность// Семиотика СМК. М., 1972. С. 120.
  • [7] См.: Неволин И. Ф. Семиотическая модель понимания // Психология техническоготворчества. М., 1973.
  • [8] Смысловое восприятие речевого сообщения. М., 1976.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы