Источники гражданского и торгового права Японии

Гражданское и торговое право Японии сформировалось под влиянием национальных обычаев, китайского, "континентального" (французского и германского) и англо-американского права. По мнению некоторых авторов, "несмотря на модернизацию японского права во второй половине XIX столетия по образцу стран континентальной Европы (прежде всего Франции и Германии) и влияние англо-американских идей после 1945 г., японская правовая действительность по-прежнему несравнима с европейской и американской; при применении законов играют свою роль чуждые нам особенности восточноазиатского мышления"-. Думается, здесь есть преувеличение. Во всяком случае гражданское право Японии в своих основных чертах имеет много общего с гражданским нравом других государств. Это, естественно, вытекает из общих закономерностей соотношения правовой формы и содержания регулируемых отношений. Различия касаются отдельных технико-юридических подробностей и относятся к тому, что можно назвать формой формы.

Действующий Японский гражданский кодекс 1898 г. (ЯГК) был создан и усовершенствован под влиянием ГГУ, он построен по иандектной системе и наряду с общими положениями содержит нормы о субъектах гражданского права - физических и юридических лицах, вещном праве, обязательственном, семейном и наследственном праве. Источником торгового права Японии служит Торговый кодекс 1899 г. (ЯТК), построенный по образцу Германского торгового уложения. ЯТК регламентирует, в частности, многие положения, связанные с ценными бумагами, правовым статусом юридических лиц (прежде всего торговых товариществ). Отдельными законами регулируются вопросы патентного и авторского права. Германское право (ныне право ФРГ) продолжает оказывать влияние на японское частное право, что нетрудно проследить на примере патентного законодательства и в целом законодательства об охране промышленных прав. Влияние англо-американского права проявилось в законе о доверительной собственности (1923 г.), акционерном законодательстве (1951 г.) и антитрестовском законе (1947-1953 гг.).

О длительном всестороннем влиянии германского, а также французского и американского права на японское право подробно говорится в изданной Зситаро Китагавой и Карлом Ризенхубером в 2007 г. книге с характерным названием "Идентичность немецкого и японского гражданского права в сравнительном аспекте".

Тенденции развития источников (форм) гражданского и торгового права зарубежных стран. Право Европейского Союза, НАФТА и МЕРКОСУР

Наблюдаются "встречные" процессы развития форм права в различных правовых семьях. В странах романо-германского права усиливается роль судебной практики, в странах англо-американского права - статутного права. Например, ст. 1 ПИК (1907 г.) прямо предоставляет судьям право восполнять пробелы в законе. Усилению роли судебных решений в Германии способствовало обилие в ГГУ каучуковых понятий "доброй совести", "добрых нравов" и т.п. (§ 137, 242 и др.), а также многочисленных пробелов.

В современной ФРГ особенно велико значение решений Верховного суда. Кассационный суд Франции посредством толкования ст. 1384 ФГК установил новый принцип гражданско-правовой ответственности'. "Неудивительно, следовательно, современное утверждение о том, что право, содержащееся в кодексе, - это то, каким его сделали судьи. В том же духе можно сказать, что право, созданное судами, стало тем, что от него оставили статуты".

Примером усиления роли статутного права в странах общего права может служить Великобритания, другие страны Содружества Наций и США. Не случайно в этих странах в конце 1970-х гг. стали появляться такие работы, как "Общее право в эпоху закона", "Имея дело с законом" (США), "Статутное право" (Великобритания) или "Законодательство и общество в Австралии" (Австралия)'. В связи с этим американские юристы прямо говорят о проблеме "статутификации" общего права.

В Великобритании увеличение роли закона побуждает юристов вести поиски новых форм самих законов, их публикации, систематизации и даже кодификации, выработки "английской модели кодексов". В частности, планируется объединить принятые в 1970-е гг. законодательные акты о семье в единый кодекс. При этом следует учитывать, что кодификации в странах общего права заметно отличаются от классических кодексов стран романо-германского права: они направлены в основном на консолидацию имеющегося правового материала, а не на его реформу; имеют "открытый" характер, т.е. не претендуют на полноту регламентации и допускают свободное толкование судами их положений.

Важной тенденцией развития содержания источников зарубежного частного права является так называемая коммерциализация гражданского права, т.е. усиливающееся влияние торгового права на гражданское. Проявлением данной тенденции служит в первую очередь само расширение сферы действия торгового права: любые материальные и духовные блага в современных зарубежных странах могут стать предметом купли-продажи. И не случайно некоторые страны (например, Италия и Швейцария) отказались от торговых кодексов, перейдя на единые гражданские кодексы, регулирующие имущественные отношения и в хозяйственной области.

Строго говоря, частное (гражданское) право Швейцарской Конфедерации, сформировавшееся в процессе эволюции права отдельных кантонов, базируется на Швейцарском гражданском кодексе 1907 г. с последующими изменениями и дополнениями (ШГК), составной частью которого служит обязательственное право, интегрированное в ШГК в виде его пятой части, хотя и существовавшее изначально в качестве отдельного закона.

Тенденция к коммерциализации проявляется также в США, где (при отсутствии федерального гражданского кодекса и гражданских кодексов в большинстве штатов) применяются нормы Единообразного торгового кодекса во всех штатах (кроме Луизианы). Логическим завершением идеи коммерциализации являются многочисленные предложения об объединении гражданского и торгового права в единое частное право.

Современное гражданское и торговое право имеет ярко выраженную тенденцию к интернационализации и даже глобализации, являющейся следствием усиливающегося выхода за национальные границы процесса концентрации самого производства и капитала. Как отмечалось, массив национального законодательства многих стран нередко растет за счет актов, принимаемых на основе международных соглашений. Многие из этих соглашений (в том числе в области купли-продажи, транспорта, авторского, патентного и другого права) преследуют цель унификации частного права, приспособления его к нуждам экономической интеграции зарубежных стран.

Примером такой интеграции в настоящее время служит прежде всего Европейский Союз, в рамках которого создан единый внутренний рынок стран - участниц ЕС и протекают наиболее интенсивные процессы гармонизации и унификации частного права. В Европейском Союзе важную роль играют разработанные Комиссией по европейскому договорному праву Принципы европейского договорного права, применяемые в случае, если стороны согласились урегулировать договор "общими принципами права", "lex mercatoria" или иными подобными нормами. Более того, активно развивается идея создания Европейского гражданского кодекса.

Аналогичные интеграционные процессы протекают и в других регионах, примерами которых могут служить H АФТА и МЕРКОСУР. НАФТА - это Североамериканское соглашение о свободной торговле (North American Free Trade Agreement, NAFTA), подписанное между США, Канадой и Мексикой 17 декабря 1992 г. и вступившее в силу 1 января 1994 г. МЕРКОСУР - это Общий рынок юга (Mercado Comun del Sur - MERCOSUR).

Помимо международных соглашений в конкретных областях частного права, являющихся одной из наиболее эффективных форм интернационализации и унификации права, эти процессы протекают и в рамках отдельных регионов (Скандинавские страны, ЕС, страны Андского пакта и т.п.).

Например, по Римскому договору такие нормативные акты органов ЕЭС, как регламенты и директивы, изначально являлись обязательными для исполнения внутри каждой страны - члена ЕЭС и без какого-либо специального акта их инкорпорации либо имплементации в национальное законодательство.

Оценивая в целом рассмотренные тенденции, можно сказать, что они в основном касаются развития форм частного права, его источников и особенностей их применения. Однако и этот общий обзор позволяет сделать вывод, что многие тенденции развития гражданского и торгового права - это "цивилистически окрашенные" общие тенденции развития зарубежного права в целом. Так, усиление государственного вмешательства в частноправовую сферу выражается в выступлении государства в роли собственника национализированного имущества, патентообладателя или субъекта имущественной ответственности за вред. Государство все чаще играет роль стороны в сделках (в условиях научно-технической революции, прежде всего в контрактах на проведение исследований и разработок в военной, ядерной и космической областях).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >