Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Геополитика

Причины распада Российской империи и его геополитические последствия. Характер геополитических угроз, столкновений и конфликтов в истории России

Как отмечали многие российские и западные исследователи, самая опасная тенденция, существовавшая в Российской империи, – это увеличивающийся разрыв между элитой и народом, ослабление влияния традиционной религии. Еще И. Посошков жаловался, что правители ни во что ставят русского человека. Русский поэт, художник, публицист, богослов, философ, основоположник раннего славянофильства Алексей Степанович Хомяков (1804–1860) писал, что "давно мы убеждены, что непроходимая преграда развитию русской жизни и мысли заключается в том разделении, в котором находится с народом наше так называемое высшее, или образованное общество". А вот как писал де Кюстин: "страна, о которой влиятельные русские думают меньше всего, с особенностями и потребностями которой считаются меньше всего – это страна, которой они правят". С ними солидарен и один из самых значительных и известных в мире русских писателей и мыслителей Федор Михайлович Достоевский (1821 – 1881): "Народ не сочли чем-нибудь важным и стали смотреть на него как на материал... По весь верхний слой России кончили тем, что переродились в немцев, и оторвавшиеся кончили любовью к немцам и презрением и ненавистью к своим... Коренные русские возненавидели свой народ".

Подводя итоги развитию российской государственности до революции Н. С. Трубецкой заметил: "большинство образованных русских совершенно не желали быть “самими собой”, а хотели быть “настоящими европейцами”, и за то, что Россия, несмотря на все свое желание, все-таки не могла стать настоящим европейским государством, многие из нас презирали свою “отсталую” родину".

В России постепенно прогрессировало вырождение централизованного управления. В силу перечисленных выше особенностей правящей элиты Российской империи оно было неизбежным. В Средние века построение централизованного государства требовал инстинкт самосохранения народа. Этот же инстинкт подсказывал его лучшей части, что даже крайности самодержавия лучше, чем смуты и раздоры, о чем и писал в своих знаменитых письмах князю Курбскому Иван Грозный. Ю. Крижанич в своем произведении "Политика" относил "совершенное самовладство" к причинам счастья русской земли. Благодаря такой власти могут, по его мнению, твориться всякие чудеса, могут быть исправлены все ошибки и введены всякие благие законы.

Обширные и разнородные по своим характеристикам пространства требовали сильного централизованного управления, это отмечала Екатерина II, увлекавшаяся идеями французских просветителей. Обширность территории и слабость коммуникаций, но мысли Николая I, выраженной в беседе с де Кюстином "при расстояниях, которые все делают затруднительным", требовали сильной власти. И то обстоятельство, что Россия была жестко централизованной страной, позволило ей выжить между Востоком и Западом.

Плеханов заметил, "полное подчинение личности интересам государства не было вызвано какими-нибудь особыми свойствами русского народного духа. Оно являлось вынужденным следствием тех условий, при которых пришлось вести борьбу за существование русским людям... Раз возникнув, следствие это само сделалось причиной, сильно замедлявшей дальнейший экономический и культурный прогресс Великороссии".

Таким образом, консервация правящего класса, отсутствие вертикальной социальной мобильности в начале XX в. обусловило неэффективность управления и предопределило гибель империи.

При этом не следует забывать, что политика империи в данном вопросе не всегда была такой. Петр I подбирал людей для государственной службы вне зависимости от их национальности, вероисповедания и происхождения. Напрасно призывал Меньшиков – "дайте доступ народу, волна людей сама прихлынет, как та волна талантов, которая не раз выносила Россию из тьмы".

Отдаленность пространств и централизация власти объясняет и тот неискоренимый порок русской жизни, который Александр I называл произволом. Последнее обстоятельство весьма препятствовало развитию предпринимательства в стране, "столь слабой самостоятельным почином", по характеристике академика Р. Виппера, а соответственно, и созданию экономической основы гражданского общества. Необходимость жесткой централизации в военное время оборачивалась своей противоположностью и развращала общество в мирное, лишала гражданской инициативы и мужества.

С другой стороны, центральная власть, имея в своем распоряжении крайне скудные средства и решая сложные задачи по реализации национальных интересов, не могла поступать иначе, кроме как отнимать и делить. В свою очередь это порождало негативное отношение к труду. "Вот почему народ (хотя вообще способный переносить всякие труды) предается лени и пьянству... ибо будучи стеснен и лишаем всего, что приобретает, теряет всякую охоту к работе", – писал английский дипломат XVI в. Д. Флетчер.

Многонациональной империей всегда было сложно управлять. Между тем данную особенность России, которую замечали наиболее проницательные европейские писатели, понимали и русские императоры. Николай I в беседе с маркизом де Кюстиным заметил: "общая покорность заставляет вас предполагать однообразие у нас, – разуверьтесь: нет страны, где различия рас, нравов, религий и духовного склада были бы так велики, как в России". И это говорил император, у которого, по словам Ф. Энгельса, был кругозор ротного командира.

В Российской империи большинство присоединенных народов пользовались большими привилегиями, чем коренное население. Именно на великорусские губернии в течение длительного времени ложилась рекрутская повинность. Надо сказать, что в теоретическом плане по отношению к русскому народу русские марксисты вполне следовали европейской традиции, которую достаточно ясно выразил Данилевский – "вы увидите в них симпатию к самоедам, корякам, якутам, татарам, к кому угодно, только не к русскому народу". Можно сравнить это замечание с мнением Ленина, выраженном в известной статье "О национальной гордости великороссов" – "экономическое процветание и быстрое развитие Великороссии требуют освобождения страны от насилия великороссов над другими народами". Это негативное отношение к русским всегда являлось характерной чертой западнических теорий.

Характер геополитических угроз, столкновений и конфликтов в истории России. Источник угроз России Менделеев видел в ее обширной территории. "Она лакомый кусок для соседей Запада и Востока потому именно, что многоземельна, и оберегать се целость всеми народными средствами необходимо".

Малонаселенность и обширные территории обусловили такую особенность русского государства, что, с очень небольшими перерывами, оно было практически военным лагерем. После разгрома Руси монголо-татарами выбор Александра Невского был непрост. В начале XIII в., оказавшись между двух огней: Монгольской империей и западным нашествием, Русь не смогла бы устоять в борьбе на два фронта – необходимо было заключить перемирие хотя бы на одном из них. Александр Невский выбрал Восток и этим сохранил Русское государство и русское национальное самосознание, поскольку в Монгольской империи господствовала широкая веротерпимость. Но длительное время, особенно после Петра I, историю России рассматривали лишь в плоскости истории европейской, поскольку последняя считалась стержнем мирового прогресса.

Геополитика России часто отождествлялась с концепцией Третьего Рима монаха псковского Елизарова монастыря Филофея. На самом деле такая трактовка противоречит духовной сущности русского государства. Третий Рим понимался не в геополитическом, а в духовном смысле, как центр святости и православной веры.

Обширная территория России предполагала ненасильственный характер контактов с другими народами и отличие от европейских войн. "Одно основано на нарочитом желании покорять, иметь у себя в руках потребителей для избытков произведений метрополии, а другое вынуждено историческими событиями, более или менее побочными, не имеет никакого отношения к производительности России и клонится к тому, чтобы народы, вошедшие в ее состав, постепенно слились с ее коренным населением".

В этом состояло коренное отличие войн, которые вела Россия, от войн, ведущихся европейцами. И именно потому, что Россия представляла собой лакомый кусок для завоевателей, она вынуждена была вести кровопролитные войны с соседями.

Реальное геополитическое движение России на Восток ощущалось гораздо сильнее, чем на Запад, особенно после покорения Сибири. Встретив непреодолимые препятствия на Западе, не добившись возвращения утерянных земель и выхода к морю, русская экспансия началась на Восток. Менее чем за 30 лет русские "землепроходцы" прошли расстояние от Енисея до Тихого океана и достигли Аляски. Примерно за 60 лет со времени похода Ермака русские от Урала прошли до Тихого океана, тогда как американцам пройти от Атлантического до Тихого океана понадобилось 350 лет. В книге английского географа Дж. Бейкера "Истории географических открытий и исследований", получившей широкую известность в первой половине XX в., признается факт удивительно быстрого продвижения русских на Восток, подчеркивая, что в этом отношении никакая другая нация не может сравниться с русскими. Этой же точки зрения придерживался и К. Хаусхофер, указывая, что "русским удалось в баснословно короткое время пройти вдоль северной анэйкумены через Сибирь и достичь Тихого океана, создать громадное имперское образование".

В 1798 г. по инициативе известного купца и географа Г. И. Шелихова была основана торговая компания, получившая с 1799 г. название Российско-Американской компании. Она имела свои крепости, корабли, войска и даже своих неофициальных представителей в Западной Европе.

В 1810 г. недалеко от нынешнего Сан-Франциско, русским промышленником Т. Таракановым был основан форт Росс, который был русским владением до 1839 г. Задачей русской колонии было снабжение Аляски, главным образом продовольствием. После продажи данной русской колонии там было найдено золото и за первые пять лет его было добыто на сумму 65 млн долл.

Движение русского народа на Восток осуществлялось, как правило, мирным путем. В этом его отличие от аналогичных экспедиций европейцев. Русские землепроходцы заселяли малоосвоенные территории и ограничивались сбором дани, часто весьма символической, давая взамен местным племенам промышленные изделия и обучая их более высоким промышленным навыкам. Основными задачами российской колонизации были следующие:

  • – геополитическая – приведение "новых землиц" под "высокую и крепкую государеву руку", сочетавшейся с военно-стратегической – построение крепостей и укрепленных пунктов;
  • – экономической – сбор дани (ясака) с местного населения.

Сбор пошлин с населения и купцов восточных земель уже в середине XVII в. давал до трети доходов царской казны. Попутно выполнялись и научные исследования, Академия наук организовывала ряд экспедиций для исследования новых или недостаточно изученных земель.

После укрепления и расширения Русского государства интерес к восточным странам усилился. Для многих российских деятелей стало ясно, что основным источником развития западноевропейских стран является экспансия за пределы европейского мира – прежде всего на Восток в Индию. Интерес к экономическим и торговым контактам с восточными странами особенно возрос после 1710 г., когда были практически исчерпаны экономические ресурсы, необходимые для Северной войны. Именно тогда впервые начали обсуждаться планы налаживания прямых торговых отношений с Индией через среднеазиатский регион и для этого был организован ряд экспедиций, в частности Оренбургская экспедиция 1734 г. Она являлась частью грандиозного проекта по продвижению России в окраинные регионы и укреплению ее стратегических позиций на Востоке. Эта задача предусматривала привлечение казачества и местного населения, широкое строительство крепостей и торговых факторий с выходом на важнейшие торговые пути, обеспечивающие развитие российской экономики.

Необходимо отметить, что угрозу жемчужине своей короны – Индии со стороны любого государства Великобритания всегда воспринимала весьма болезненно. На протяжении XIX в. две крупнейшие империи – Российская и Британская постоянно враждовали и поэтому планы проникновения России в Индию возникали периодически в зависимости от складывающейся геополитической ситуации. Наиболее оптимальным направлением борьбы с Британской империей, по мнению некоторых российских государственных деятелей, была поддержка освободительной борьбы индийского народа, хотя эта точка зрения встречала сопротивление со стороны проевропейски и проанглийски настроенных слоев российского императорского двора. Разграничение сфер влияния между Россией и Англией и их постепенное сближение положило конец данным планам.

После Октябрьской революции 1917 г. поддержка борьбы Индии за независимость приобрела государственный и идеологический характер. Троцкий планировал даже военный поход советских войск в Индию с целью распространения мировой революции. Кроме Индии, русских в процессе движения на Восток интересовал Китай. В отечественной литературе, особенно популярной, она освещается крайне скупо, отчасти потому, что Китай длительное время был закрытой страной. Попытки европейских миссионеров и торговцев закрепиться в Китае терпели неудачу вплоть до XIX в. Первая русская миссия в Китае относится к началу XVIII в. (миссия Ивана Петлина – 1618 г.), т.е. задолго до аналогичных европейских миссий. Параллельно с миссиями шла колонизация дальневосточного края русскими казаками. В 1715 г. была открыта русская православная духовная миссия в Пекине, вскоре превратившаяся в культурный, научный и дипломатический центр. С ней связана деятельность Н. Я. Бичурина (отца Иакинфа).

После Октябрьской революции "по отношению к Востоку впервые взят правильный топ, соответствующий сущности России-Евразии: впервые Россия признала себя естественной союзницей азиатских стран в их борьбе с империализмом стран европейской (романо-германской) цивилизации. При Советской власти Россия впервые заговорила с азиатами, как с равными, как с товарищами по несчастию, и отбросила ту совершенно не идущую роль высокомерного культуртрегера-эксплуататора, роль, которая прежде ставила Россию в глазах азиатов на одну доску с теми романогерманскими хищниками-поработителями, которых Азия всегда боялась, но также всегда и ненавидела".

Исторический экскурс. Борьба с внешними противниками на Западе была весьма кровопролитной для России, особенно в XIX и XX в. В наполеоновских войнах Россия потеряла убитыми 90 тыс. чел., а с 1815 по 1897 г. – еще 58 тыс., больше чем любая европейская страна. Из 6 млн убитых в Первую мировую войну 1,2 млн – русские.

Ложной является посылка, что европейские державы до Гитлера вели с Россией войны европейские, т.е. за решение торговых споров в свою пользу, за контрибуции и т.п. В исторической литературе получила распространение точка зрения, что Наполеон начал войну с Россией из-за нарушения последней условий континентальной блокады Англии. Но вот мнение самого Наполеона: "Александр насмехается надо мной. Не думает ли он, что я вступил в Вильно, чтобы вести переговоры о торговых договорах? Я пришел, чтобы раз навсегда покончить с колоссом северных варваров. Шпага вынута из ножен. Надо отбросить их в их льды... Цивилизация отвергает этих обитателей севера". В конечном счете история "отвергла" Наполеона, а не Россию. Его поражение в России привело к краху Французскую империю (рис. 5).

Карта Европы в 1812 г.

Рис. 5. Карта Европы в 1812 г.

То, что против России осуществлялась вооруженная интервенция объединенного Запада, подтверждает состав вооруженных сил "великой армии" Наполеона. Как и во времена крестовых походов, так и во времена Наполеона вооруженные силы Запада были этнически неоднородны: "наличные силы, которыми располагал Наполеон 1 июня 1812 года в Германии и Польше, состояли из 678 ООО человек (включая австрийский корпус), из них 355 913 французов (к ним надо причислить и присоединенные народы, т.е. бельгийцев, голландцев, прирейнских жителей, немцев 32-го военного округа, генуэзцев, пьемонтцев, тосканцев, римлян) и 322 000 союзников. Таким образом, армия более чем наполовину состояла из элементов, враждебных Франции 1789 года. Среди славянских народов, которые Наполеон сумел вооружить против восточной великой славянской империи, были поляки, кроаты, далматинцы, иллирийцы". Из них вступило на территорию России около 400 000–420 000 чел., из которых по подсчетам Л. Н. Толстого, приведенным в романе "Война и мир", едва ли было 140 000 говорящих по-французски. Эта армия "двунадесяти языков", впоследствии увеличившаяся до 533 000, не имела никакой другой цели, кроме планомерного грабежа завоеванной страны. Особенно ярко это проявилось в захваченной Москве, которая была объявлена военным трофеем "великой армии". "Спасенные от пожара дома были разграблены. Несчастные жители, оставшиеся в городе, подвергались избиениям".

Точно такая же картина, как при захвате крестоносцами Константинополя в 1204 г., поляками и литовцами Москвы в 1610–1612 гг. Даже оставляя Москву, захватчики пытались взорвать Кремль – национальную святыню России. Наполеон полагал, что России нужно 200 лет, чтобы оправиться от последствий войны. Естественно, что такая армия стремительно разлагалась, при отступлении из Москвы в ее обозе было 40 тыс. повозок с награбленным имуществом.

Размышляем самостоятельно. В эмиграции великий князь Александр Михайлович писал: "горький опыт XIX века научил Царя (Александра III. – Авт.), что каждый раз, когда Россия принимала участие в борьбе каких-либо европейских коалиций, ей приходилось впоследствии лишь горько сожалеть об этом. Александр I спас Европу от Наполеона I, и следствием этого явилось создание на западных границах Российской империи – могучих Германии и Австро-Венгрии.

Его брат Николай I послал русскую армию в Венгрию для подавления революции 1848 г. и восстановления Габсбургов на венгерском престоле, и в благодарность за эту услугу – Император Франц-Иосиф потребовал себе политических компенсаций за невмешательство во время Крымской войны. Император Александр II остался в 1870 году нейтральным, сдержав, таким образом, слово, данное Императору Вильгельму I, а восемь лет спустя на Берлинском конгрессе Бисмарк лишил Россию плодов ее побед над турками.

Французы, англичане, немцы, австрийцы – все в разной степени делали Россию орудием для достижения своих эгоистических целей".

Сохраняется ли данная геополитическая тенденция в современных отношениях между и Россией и Западом? Ответ обоснуйте.

Втягивание России в европейские дела и участие в европейских коалициях требовало непосильных для страны военных расходов, поэтому существовала постоянная зависимость российской экономики от Запада. Структура российского экспорта практически не менялась на протяжении столетий: меха, лен, конопля, смола, строевой лес, рыба, т.е. продукты земледелия, рыболовства и сырье в основном первичной обработки. В Россию ввозились сукно, полотно, металлы.

Главным предметом российского экспорта в конце XIX в. стал хлеб, его вывоз увеличился за первую половину более чем в 30 раз и к концу века он составлял больше половины российского экспорта (52,8%). Внешнеторговые грузы перевозились преимущественно на иностранных судах: 92,4% по экспорту и 85,9% по импорту.

Пример практики. В XIX в. на Россию приходилось 4/5 мирового производства льна. Но производство одежды из льна было налажено в Европе, которая потом импортировалась Россией. Перед революцией в экономике страны наблюдалось преобладание иностранного капитала, который не заботился о долговременном использовании природных ресурсов. Иностранный капитал контролировал почти 90% добычи платины, около 80% добычи руд черных металлов, нефти и угля; 70% производства чугуна. Банковская система страны оказалась почти полностью в руках иностранцев.

В период Первой мировой войны из России было вывезено около 2,6 тыс. т золота – % ее золотого запаса для закупки военного снаряжения и оружия, строительства заводов бездымного пороха в США. Обязательства "союзников" остались практически невыполненными.

Тем не менее Российская империя оказалась достаточно устойчивым геополитическим образованием, она на протяжении всей истории противостояла значительно более сильным мировым державам и смогла выстоять и победить в неравной борьбе. Во многом уязвимые места ее национальной силы объясняются неравенством сил в борьбе с превосходящим ее Западом.

Ситуация не изменилась и в XX в. Учитывая патологическую ненависть Гитлера и его окружения к славянам и России в частности, западные державы делали все для того, чтобы двинуть Германию на Восток. Мюнхенский пакт, затем "странная война" на западном фронте после начала Второй мировой войны, преследовали одну и ту же цель – любой ценой столкнуть СССР и Германию. В этих условиях заключение Сталиным пакта о ненападении в 1939 г. было единственным правильным решением, принятым по образцу аналогичных западных решений, т.е. с учетом только интересов своей страны. Заключение данного пакта позволило отодвинуть границы СССР от его жизненно важных районов, исключить вступление Прибалтики на стороне Германии в войну (примерно 20 прибалтийских дивизий), получить техническое оборудование для военных заводов. В данном случае геополитическая целесообразность победила идеологические императивы.

Характерно, что необходимость заключения данного пакта с Россией Гитлер обусловливал геополитическими установками – "в случае России и Германии... две великие нации по своей природе вещей не будут иметь каких-либо причин для столкновения их интересов, если каждая нация поймет, что другой стороне требуются некоторые жизненно необходимые вещи, без которых ее существование невозможно". Гитлер далее указывал, что Германия приобрела уже к 1939 г. столько жизненного пространства, что ей "потребуется его лет" для его освоения.

Нападение же на СССР Гитлер обосновывал идеологическими причинами. "Вскоре после заключения германо-русских договоров возобновил свою подрывную деятельность против Германии Коминтерн", СССР "проводил дальнейшую большевизацию Европы" и т.д.

Пример практики. После нападения Германии свои вооруженные формирования отправили на восточный фронт Испания, Италия, Дания, Норвегия, Финляндия, Словакия, Венгрия, Румыния, Хорватия. Активно содействовали агрессору Болгария, вишистская Франция. Не менее трети танковых экипажей в 1941 г. были чешскими. Каждый третий танк был изготовлен из железной руды, которую предоставляла Швеция. Тяжелая артиллерия и тягачи достались Германии в результате капитуляции Франции.

Из примерно 600 дивизий, разгромленных Красной Армией, около 100 принадлежали союзникам фашистской Германии. Из всех военнопленных, захваченных Красной Армией (3 770 290 чел.), 67,5% (2 546 242) составляли немцы и австрийцы. Остальные 32,5% – представители других европейских стран, в том числе и тех, которые формально не объявляли войну СССР. Из немецких военнопленных вернулось домой 75%, из примерно такого же количества советских военнопленных – около 20%.

Цели Германии в отношении СССР широко известны, но есть смысл их еще раз озвучить для того, чтобы убедиться, что западноевропейская политика в отношении России часто сохраняла преемственность. Эти цели, как уже было указано, зафиксированы в "Генеральном плане Ост". И хотя исторические преступления нацистов в настоящее время находят осуждение, то только, как правило, но отношению к западным странам, но не к России. "Больше половины публикаций о войне показывают “теневую” сторону победы России: мародерство солдат и военачальников, жестокость советских лагерей для военнопленных".

Между тем на долю России (СССР) в Первой мировой войне пришлось до 33,6% потерь населения от общемировых и до 68,2% во Второй мировой войне. Самые большие расходы также приходятся на Россию: в Первой мировой войне – 44% всех мировых расходов, во Второй мировой войне – 55%, в холодной войне – 12,6%. США в холодной войне истратили только 5,6% мировых расходов.

В Великой Отечественной войне демографические потери Красной Армии составили 8668 тыс. чел., а немецкого вермахта, вопреки распространенному мнению о невысоком числе потерь, не менее 7 млн чел. Данные цифры подтверждаются как отечественными, так и иностранными исследователями. Общие громадные потери СССР в Великой Отечественной войне обусловлены высокими потерями гражданского населения (до % всех потерь).

Таким образом, основной вывод, который можно сделать в данной главе, состоит в том, что с точки зрения и зарубежных, и многих отечественных ученых, неблагоприятные географические и климатические условия в России обусловили проблемы формирования и развития ее геополитики на протяжении всего исторического периода существования российского государства. Кроме этого, обширные размеры страны и низкая плотность населения делали ее территорию вплоть до XVIII в. привлекательной для захватчиков. Расширение территории России по мере укрепления ее национальной силы осуществлялось в основном на Восток. На Западе Россия только в конце XVIII – начале XIX вв. сумела вернуть в свой состав земли, принадлежавшие некогда единому русскому государству – Киевской Руси. Именно в этот период она достигла, по выражению В. О. Ключевского, своих естественных границ.

Такие характеристики российского государства, как его закрытость, жесткая централизация власти, высокий уровень налогообложения, концентрация усилий на наращивании военного компонента национальной силы и т.д. определили порочный геополитический круг, постоянно преследовавший Россию. Необходимость решения геополитических проблем заставляла пренебрегать развитием других, кроме военного, компонентов национальной силы. Эго обусловило слабость гражданского общества и паразитирование правящей элиты в относительно мирные периоды развития России.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы