Пруст под сенью предшественников

Импрессионистская картина - это именно живопись, где художник мыслит цветом. Ни малейшей крупицы художественной реальности, созданной этой живописью, не может передать никакое другое искусство, в то время как содержание картин, написанных предшествующими художниками, хоть отчасти можно передать, пересказывая их тему и сюжет.

Роман Пруста - это литература и именно литература, где художник мыслит словом. Ни малейшей крупицы художественной реальности, созданной этой литературой, не может передать никакое другое искусство. Даже в эпоху экранизаций всех сколько-нибудь значительных произведений невозможно мало-мальски адекватно передать сочинения Пруста кинематографическими средствами.

Кинематограф сумел сделать процессы сознания фотогеничными. И например, удалось экранизировать даже такой роман потока сознания, как "Прошлым летом в Мариенбаде" А. Роба-Грийе. Однако те мельчайшие и тончайшие подробности потока сознания, те переливы и переходы одних мыслей и чувств в другие, которые сумел запечатлеть Пруст, оказались не переводимыми с языка литературы на язык другого искусства.

Хотя в других искусствах происходили подобные процессы, кино искало фотогеничность внутреннего мира героя. Пруст извлекает из памяти впечатления и включает их в систему ассоциаций и связей, диктуемых творческим воображением. Этот прустовский способ художественного мышления позже был присущ русскому живописцу Р. Фальку, который учил своих учеников запоминать впечатления от натуры и затем писать этюды по памяти. Творчество Пруста метафорично. Он считал, что метафора - привилегированное выражение глубокого поэтического видения, запечатленного в памяти и придающее стилю "род вечности".

Книга вошла в мировую литературу. Но чем и почему? Если это великая книга, то какую великую художественную концепцию она несет?! Какова концептуальная парадигма этого пристального и скрупулезного вглядывания писателя в мельчайшие и часто малозначимые события духовной жизни героя?

Парадоксы следует объяснять другими парадоксами. Объяснение надо начинать с разговора об Эмиле Золя и о Клоде Моне. Линия преемственности Пруста восходит к импрессионизму и натурализму. Однако причем здесь натурализм, он не имеет отношения к проблемам потока сознания. Этой литературной технологией Золя не владел. Казалось бы, ничего общего у Пруста и Золя нет.

Однако именно натурализм ввел столь важный для Пруста принцип документализма, и именно натурализм проявил себя великим гуманистом в преддверии заката Европы, в преддверии эпохи отказа от гуманизма и вплывания Европы в Первую мировую воину. Что же особо гуманное высказал Золя? Сам принцип его творчества нес гуманизм, ибо для натурализма человек оказался интересен во всех его проявлениях, во всех подробностях его бытия, во всех деталях окружающей человека среды. Если исходить из предлагаемого мною определения природы художественного направления как инварианта художественной концепции мира и личности, то именно в этой общезначимости, общеинтересности, ценности человека и окружающего его мира, именно в понимании значимости любых самых незначительных подробностей бытия личности и заключается суть натурализма как художественного направления.

Эта гуманная установка в несколько преобразованном виде проявилась в творчестве импрессионистов, утвердивших значимость любых человеческих впечатлений бытия. Золя поддерживал импрессионистов. Для Золя импрессионизм был разновидностью натурализма в живописи, настолько сближены были в глазах писателя принципы этих двух направлений. Оба направления стремились документировать реальность в тех подробностях, которые искусство раньше не замечало (так, натурализм запечатлевает наследственные и физиологические аспекты жизни человека, а импрессионизм - пленэр, воздушную среду, окружающую предметы). В свете этого экскурса к творчеству непосредственных предшественников Пруста можно понять значение изменения Прустом самой парадигмы художественного творчества. Пруст утвердил гуманистический принцип высшей значимости, общечеловеческой интересности, глобальной ценности даже мельчайших проявлений жизни человеческого духа. Главным гуманным принципом и художественным открытием Пруста стало утверждение эстетической ценности всех подробностей духовного мира человека, подробностей потока сознания. Это было возведено Прустом в принцип.

Пруст интересен и значителен не только своей новой концептуальной парадигмой, но и своим мастерством и тем, что его текст доставляет читателю эстетическое наслаждение.

Художественное творчество начинается с обостренного внимания к жизни мира и предполагает, как считал Гёте, "редкие впечатления", умение их удержать в памяти и осмыслить. Остановись, мгновение - ты прекрасно! Пруст как бы следует этим призывам Гёте и именно останавливает и запечатлевает каждое мгновение жизни сознания. В творчестве Пруста память имеет особое значение. Она сохраняет и возвращает к бытию в слове канувшее в Лету событие.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >