Этико-профессиональное развитие государственных служащих

Одним из важнейших факторов формирования высокой нравственной культуры и антикоррупционного поведения государственных служащих, как показывает международный опыт, является этическое обучение.

Зарубежный опыт

Бывший посол США в Нидерландах, крупный бизнесмен Джон Шэд предоставил Гарвардскому университету на создание программы по этике бизнеса 20 млн долл., полагая, что обладающие твердыми моральными убеждениями выпускники университета обратят свои знания на благо общества, а не в ущерб ему. А для этого, считал он, необходимо уже на стадии приема в университет отсеивать абитуриентов с искаженными моральными устоями, сделать этическую проблематику неотъемлемой частью каждой дисциплины, не ограничиваясь лишь курсом по этике, ибо, как показывает опыт, наиболее успешных предпринимателей и компании рынок вознаграждает за качество, честность и этичное поведение. Реализация такого пожелания была бы полезной и в отношении будущих государственных чиновников. Честность и этичное поведение ценятся не только на рынке. В политике и общественной жизни они возвращаются и вознаграждаются доверием, авторитетом и поддержкой[1].

Предполагается, что на государственную службу должны приходить люди с твердыми, сформированными нравственными убеждениями и незапятнанной репутацией. Однако обвальный характер коррупции в стране на всех уровнях власти говорит об обратном, актуализируя проблему профессионально-этического развития корпуса государственных и муниципальных служащих.

Зарубежный опыт

Анализ практики стран Западной Европы (Великобритания, Германия, Франция), Северной Америки (Канада, США) и Восточной Азии (Япония) показывает: для всех этих государств при подготовке руководящего звена государственной службы характерен общий, междисциплинарный, интегральный подход, при котором процесс обучения не сводится к одной-двум основным дисциплинам. По завершении учебы персонал оказывается подготовленным не только в экономическом, правовом, управленческом и других узкоспециализированных направлениях, но и в области культуры, этики и этикета деловых отношений.

В британской государственной службе высшие уровни занимает элита, получившая общую подготовку, в структуре которой 71% занимают гуманитарные дисциплины, т.е. для высших управленческих звеньев готовятся не «специалисты», а «генералисты» (англ, general — общий). Да и те, кто приходит на руководящие должности в порядке карьерного продвижения без предварительной специальной подготовки, в Великобритании имеют по преимуществу гуманитарное образование. Оксфордский и Кембриджский университеты, так же как и Гарвардский университет в США или Токийский университет в Японии, откуда активно рекрутируются кадры государственной службы, отличаются прежде всего фундаментальностью обучения, основательностью, широким профилем и гуманитарным характером своей общеобразовательной программы.

«Оксбриджский» характер комплектования государственной службы в Великобритании, т.е. очень высокий процент в ее составе выпускников Оксфордского и Кембриджского университетов, предопределяет и традиционно высокий уровень общей и нравственной культуры британских чиновников, которые всегда отличались своей корпоративной культурой, строгим следованием кодексу административной морали и верностью этико-профессиональным ценностям и принципам.

В настоящее время в Великобритании сформирована многоуровневая система подготовки и переподготовки персонала государственной службы — специалистов «широкого профиля». Система ориентирована не только на поддержание высокого профессионального уровня, но и на всестороннее развитие личностных и нравственных качеств чиновников[2].

Американские менеджеры считают наиболее эффективным способом улучшения морального климата организации, наряду с принятием этического кодекса (39% опрошенных), введение большего числа гуманитарных дисциплин в экономическое образование (30%)[3]. Профессиональная этика и деловой этикет изучаются в университетах, колледжах и других учебных заведениях по специальной программе, разработанной для бизнес-школ.

В докладе на одиннадцатой сессии Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию Экономического и Социального Совета ООН 25 апреля 2002 г. «Осуществление Международного кодекса поведения, государственных должностных лиц», анализируя ответы 54 стран на разосланный вопросник, Генеральный секретарь ООН сообщил, что почти в половине из ответивших государств их национальные административные органы организуют для государственных должностных лиц учебные курсы по вопросам этики и профессионального поведения продолжительностью до 30 дней[4]. Япония сообщила, что вопросы этики включены в административные учебные курсы и другие курсы, организуемые для сотрудников всех министерств и ведомств. Агентство национальной полиции Японии разработало и проводит специальные учебные курсы по вопросам этики для сотрудников и инструкторов, а также специальный курс подготовки по вопросам этики для руководящего состава всех министерств и ведомств. Все вновь назначенные сотрудники, сдавшие приемный экзамен для поступления на службу, обязаны пройти учебный курс, включающий вопросы этики (продолжительностью около одного полного рабочего дня). Кроме того, новые сотрудники, которые, как ожидается, могут стать административными руководителями, должны пройти девятинедельный учебный курс, включающий вопросы этики.

Зарубежный опыт

По опубликованным данным (университет штата Майами), около трети организаций имеют факультативные или обязательные учебные программы по этике, в каждой третьей организации этика стала одним из важных критериев при найме и повышении по службе (причем авторы представляют эти данные в критическом плане, высказывая неудовлетворение тем, что этические программы еще недостаточно широко внедряются в практику государственной службы США).

В США обучением и тренингом в сфере этических проблем занимается Бюро правительственной этики — независимое агентство в структуре правительства, в функции которого входит «всеобъемлющее регулирование с целью предотвращения конфликта государственных интересов и личных интересов должностных лиц и служащих всех исполнительных органов» и издание распоряжений, устанавливающих «единообразный, подробный и четкий набор стандартов поведения для служащих исполнительных ведомств»[5].

Растущий интерес к гуманитаризации образования показал и опрос 2127 студентов — будущих руководителей из тридцати вузов ФРГ. Причем 73% опрошенных объявили основной целью получаемого ими образования развитие личности, а не карьеру[6].

В Канаде, которая по индексу развития человеческого потенциала, исчисляемого ООН, прочно занимает первое место среди 174 государств мира, принцип разнообразия культурной жизни стал приоритетом официальной государственной политики, воплощаясь, в том числе, и в системе обучения и профессионального развития кадров государственной службы. Ответственность за подготовку и распространение учебных, дидактических материалов по вопросам, связанным с исполнением требований к служебному поведению, за обеспечение консультативной помощи несет Управление ценностей и этики государственной службы, образованное в 2003 г. в структуре Агентства по управлению человеческими ресурсами госслужбы[7]. Только одно образовательное агентство этой страны — Канадское управление образовательных программ (Оттава) при Комиссии государственной службы Канады — ежегодно обучает 23 тыс. человек, т.е. каждого десятого государственного служащего, имея в своей учебной программе 130 различных курсов.

В практике многих стран широко используется «встраивание» предмета этики и этикета деловых отношений в программы подготовки, переподготовки и повышения квалификации как рядовых работников, так и руководителей.

В ряде стран (например в ФРГ, Японии) непосредственно в аппарате создаются «кружки качества», в которых государственные служащие не только повышают свои профессиональные знания и умения, но и обучаются технике ведения телефонных разговоров, правилам общения с посетителями, проведения деловых переговоров и т.д.

Положительно зарекомендовавший себя мировой опыт управления нравственными процессами в государственной службе нуждается в глубоком изучении не только в целях его возможной адаптации к современным российским условиям, но и для коррекции тех шагов и мер, которые осуществляются сегодня в ходе реформирования системы государственной службы РФ и реализации требований, заложенных в федеральных законах «О системе государственной службы Российской Федерации» и «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Сравнивая опыт строительства системы управления нравственными процессами в зарубежных странах с практикой, мы находим здесь много общего, с той лишь разницей, что в США, например, это строительство началось более полвека назад, а у нас — немногим более десятилетия назад. И в России за этот короткий исторический период:

  • 1) разработан Типовой кодекс этики и служебного поведения государственных и муниципальных служащих, одобренный президиумом Совета при Президенте Российской Федерации и противодействию коррупции, который пока не получил статуса нормативного документа, поэтому носит лишь рекомендательный характер;
  • 2) сделана попытка (правда, незавершенная) законодательно закрепить Кодекс служебного поведения должностных лиц государственных органов и органов местного самоуправления;
  • 3) создана правовая основа формирования системы органов управления государственной службой Российской Федерации для осуществления координации и вневедомственного контроля всех направлений деятельности государственных органов, в том числе в сфере нравственных отношений в государственной службе;
  • 4) формированием комиссий по соблюдению требований к служебному поведению государственных и муниципальных служащих, а также структурных подразделений кадровых служб федеральных государственных органов и государственных органов субъектов Федерации по профилактике коррупционных и иных правонарушений ознаменовалось строительство «нулевого цикла» будущей системы управления нравственными отношениями в государственной службе;
  • 5) что касается введения в государственной службе института присяги, здесь нам следует не адаптировать чужой опыт, а возродить свой, отечественный, вспомнив, что приведение к присяге государевых «управителей и служителей» было введено в России еще в 1720 г. специальным указом Петра I.

Таким образом, в России созданы все предпосылки и сделаны первые шаги — и правовые, и организационные — для строительства системы управления нравственными процессами в государственной службе как одного из важных условий преодоления «дефицита нравственности» и коррупции в сфере государственного управления. То, что эти шаги делаются в правильном направлении, подтверждает мировой опыт.

  • [1] См.: Брезе О. Э., Брезе В. А. Основы менеджмента. : курс лекций для студентоввузов. 2-е изд., доп. Кемерово, 2006. С. 28.
  • [2] Бочарова Е. Ю. Об этических аспектах регулирования государственной службыв Великобритании и Канаде // Государственное управление. URL: http://www.gosbook.ru/node/71409.
  • [3] Шихирев П. Н. Этические принципы ведения дел в России / под общ. ред.С. А. Смирнова. М. : Финансы и статистика, 1999. С. 46.
  • [4] См. доклад Генерального секретаря ООН «Стандарты и нормы Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия»на одиннадцатой сессии ООН (2002). URL: http://unpanl.un.org/intradoc/groups/public/documents/un-dpadm/unpan039962.pdf.
  • [5] Государственная служба. Вопросы этики. Зарубежный опыт : реф. бюлл. М., 1995.Вып. 5. С. 13.
  • [6] Государственная служба за рубежом. Эффективность кадрового менеджмента :реф. бюлл. 2002. № 4. С. 121.
  • [7] См.: Оболонский А. В. Мораль и право в политике и управлении. С. 84.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >