Профессиональная этика

Первым основные контуры профессиональной этики попытался обрисовать Э. Дюркгейм (1858-1917), хотя у него четко не разделены профессиональная и корпоративная мораль. В предисловие ко второму изданию своей работы "О разделении общественного труда" (1902) Э. Дюркгейм включил материал о корпорациях и профессиональной этике - "Несколько замечаний о профессиональных группах" (теме профессиональной этики он первоначально предполагал посвятить специальное исследование, но намерение свое не осуществил). Там он указывал на зачаточное состояние профессиональной этики, расплывчатость, неопределенность как представлений о моральных обязанностях профессиональных групп (адвокатов, судей, солдат, преподавателей, врачей, священников и др.) в общественном мнении, так и санкций. "Действия, достойные самого сурового осуждения, - писал Дюркгейм, - столь часто оправдываются успехом, что граница между дозволенным и запретным, справедливым и несправедливым теперь совершенно неустойчива и, кажется, может перемещаться индивидами почти произвольно". Но ведь жизнь огромного большинства людей, занятых в сфере общественного труда, протекает в основном на работе, в форме профессиональной деятельности. Неотрегулированность столь обширных сфер общественной жизни не может не быть источником общей деморализации, писал Э. Дюркгейм. Каким же образом подчинить социальному контролю профессиональную деятельность? Ограничить индивидуальный произвол профессионалов можно либо силой принуждения, считает Э. Дюркгейм, либо силой общественного мнения. Но принуждение не способно установить устойчивое равновесие, социальный мир: вынужденный терпеть давление и не согласный с ним стремится освободиться от него при первой же возможности (каковых, заметим, у профессионалов немало), а общественное мнение в отношении профессионалов неопределенно и неустойчиво. Другое дело - авторитет нравственности - силы, которую уважают. Однако нравственные нормы, система образцов профессиональной деятельности будут действенными только тогда, когда они будут освящены авторитетом профессиональной группы. Государство не в состоянии оказывать непосредственное влияние на индивидуальные сознания и контролировать поведение каждого своего гражданина: оно слишком далеко от них и поддерживает с ними самые поверхностные и неустойчивые отношения (государство, которое силится это сделать, Дюркгейм называет здесь "социологическим чудовищем").

Отношения индивида с государством и обществом опосредованы группами, вовлекающими его в общественную жизнь. Только профессиональная группа "обладает преемственностью и постоянством, необходимыми для того, чтобы поддерживать образец за мимолетными отношениями, воплощающими его ежедневно". Она не только возводит образец в ранг "повелительных предписаний", но и "активно и положительно вмешивается в создание всякого образца", является "естественным арбитром для разрешения конфликтующих интересов и определения каждому соответствующих границ". Только профессиональная группа (корпорация) может регламентировать деятельность своих членов, поскольку для понимания потребностей узкоспециализированных профессионалов и контроля их поведения требуется корпоративная включенность и соответствующая профессиональная компетентность. И только профессиональная группа способна "сдержать натиск разных форм индивидуального эгоизма, поддержать в сердцах трудящихся живое чувство их общей солидарности". Однако, продолжает Э. Дюркгейм, поскольку профессиональные корпорации возникают для удовлетворения групповых утилитарных интересов, упорядочивания экономических интересов, профессиональные корпорации, прежде всего, и рассматривают в этом качестве: как занимающихся защитой или увеличением своих привилегий, укреплением своего монопольного положения, в то время как группа является и "источником нравственной жизни, естественно несущей на себе печать особых условий, в которых она возникла. ...Привязанность к чему-то, что превосходит индивида, это подчинение частных интересов общему и есть источник всякой нравственной деятельности. Если это чувство уточняется и определяется, если, применяясь к самым обычным и самым важным обстоятельствам жизни, оно выражается в определенных формулах, то мы получаем свод нравственных правил в процессе формирования". Э. Дюркгейм с сожалением констатирует: "Профессиональная группа отсутствует в экономическом строе точно так же, как и профессиональная этика. С тех пор как прошлый век не без основания упразднил старинные корпорации, предпринимались лишь малочисленные, слабые и непоследовательные попытки восстановить их на новой основе. Конечно, индивиды, принадлежащие к одной и той же профессии, находятся в каких-то отношениях между собой уже благодаря сходству их занятий. Даже конкуренция связывает их. Но в этих отношениях нет ничего регулярного; они зависят от случайных контактов и чаще всего носят сугубо индивидуальный характер... Исключения составляют те случаи, когда все представители одной и той же профессии собираются на конгрессы, чтобы обсудить какой-нибудь вопрос, представляющий общий интерес. Но эти конгрессы всегда длятся короткий промежуток времени, они тесно привязаны к определенным частным обстоятельствам. Поэтому коллективная жизнь, которая в них проявляется, так или иначе угасает вместе с ними".

Вопросам профессиональной этики уделяли внимание М. Вебер, Дж. Дьюи, Т. Парсонс, Р. Мертон и др. В частности, Дж. Дьюи рассматривал влияние профессионализации на личность профессионала. "Профессия, - писал он, - также выступает в качестве принципа, организующего знание и интеллектуальный рост, сбор информации и знакомство с идеями; высвечивает ось, вокруг которой сосредоточивается огромное разнообразие деталей; упорядочивает по отношению друг к другу пережитые события, различные факты и порции информации... Профессия притягивает, как магнит, и держит, как клей... Никакая классификация, никакой отбор и организация фактов, сознательно разработанные ради чисто абстрактных целей, никогда не сравнятся в основательности и эффективности с этим сплавом, образовавшимся под давлением профессии, - по сравнению с ним все названное кажется формальным, поверхностным и холодным". В то же время Дьюи предупреждал, что "каждая профессия стремится захватывать как можно больше жизненного пространства человека, который посвятил себя ей", что техническим навыкам нередко придается слишком большое значение в ущерб смыслу профессиональной деятельности. А смысл профессиональной деятельности - в служении обществу, которое является "итоговым работодателем", в улучшении жизни людей: "Следует двигаться к обществу, в котором каждый занят делом, улучшающим жизнь других; соответственно связи, соединяющие людей, станут более ощутимыми - разрушатся барьеры и уменьшатся расстояния между ними".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >