Вторая "великая депрессия" и поворот в общественном мнении

"Великий крах" 1929 г. на Нью-Йоркской фондовой бирже возвестил о начале глубочайшего кризиса капиталистической системы, названного "великой депрессией". То же название ранее применялось к длительному падению цен в течение понижательной фазы 2-го кондратьевского большого цикла (1874-1895), но новая "великая депрессия" вытеснила прежнюю из памяти экономистов.

История подстроила ловушку западному общественному мнению: сокрушительное падение цен, объемов производства и занятости в США и Западной Европе происходило на фоне ликвидации безработицы, высоких (хотя и не таких, как в плане) темпов роста промышленного производства и строительного энтузиазма (часто неподдельного) в СССР. За внешними успехами советской индустриализации можно было не разглядеть ее теневые стороны (структурные перекосы, обвал сельского хозяйства, миллионные жертвы).

И в США стали раздаваться призывы "отобрать коммунизм у коммунистов", т.е. ввести плановое начало в экономику; как пророческие стали восприниматься идеи Т. Веблена. Слово "технократия" облетело не только США, но и Европу как формула новой власти, способной преодолеть "саботаж" бизнесменов.

А. Берли и Г. Минз: корпорации - институт общественной власти

Прямым развитием идей Веблена об "абсентеистской собственности" стала книга юриста из Колумбийского университета в Вашингтоне Адольфа Берли (1895-1971) и экономиста из Гарвардского университета

Гардинера Минза (1896-1988) "Современная корпорация и частная собственность" (1932). Привлекая обширный статистический материал, Берли и Минз сделали вывод о принципиальном отличии от капитализма прошлого повой стадии, основанной на господстве крупных акционерных компаний, в которых раздробленная и размытая собственность инвесторов отделена от контроля. Произошло сосредоточение экономической власти в руках менеджеров, которые осуществляют контроль над экономикой в своих интересах. И власть узкого слоя менеджеров не ограничивается частными предприятиями - она стала мощным общественным институтом, который охватывает целые районы, может причинить вред или пользу множеству людей, гибель одному сообществу и процветание другому. Поэтому лишена смысла формула, которую отстаивал тогдашний президент США Г. Гувер, о невмешательстве правительства в бизнес и бизнеса в политику.

Берли и Минз указывали, что 600 крупнейших корпораций контролируют две трети промышленности США, тогда как на совокупную долю 10 миллионов мелких индивидуальных фирм приходится одна треть. Эта статистика стала веским аргументом в риторике кандидата в новые президенты США Ф. Д. Рузвельта, что государство должно выйти на первый план и защитить общественные интересы.

"Новый курс" и "мозговой трест"

Одновременно с книгой Берли и Минза вышли книги Ст. Чейза "Новый курс" и Р. Тагвелла "Экономическая политика мистера Гувера". В середине 1920-х гг. Рексфорд Тагвелл (1891-1979), редактор сборника "Тенденции экономической теории" (1924), и Стюарт Чейз (1888-1985), автор книги "Трагедия расточительства" (1925), заявили о себе как о последователях Т. Веблена. В начале 1930-х Чейз пропагандировал идею "технократии", а Тагвелл - крупномасштабное планирование, которое включало бы контроль над использованием капитала, ценами и прибылями и обеспечивало бы повышение покупательной способности населения. Он не смущался решительными мерами в духе "разрушения бизнеса в том смысле, в каком мы его понимаем, и создания чего-то иного".

Ф. Д. Рузвельт заимствовал у Чейза формулу "Новый курс", а Тагвелла наряду с Берли пригласил в свой "мозговой трест" - группу ближайших советников, в которой усматривали нечто вроде "генерального штаба" Веблена. После избрания Рузвельта президентом Тагвелл, специалист по Экономике фермерства, стал директором Администрации сельскохозяйственного восстановления, а затем Переселенческой администрации. К участию в разработке одной из важнейших реформ "Нового курса" - Акта о трудовых отношениях (1935), узаконившего коллективные договоры и пособия по безработице, был привлечен Дж. Р. Коммонс.

Рузвельт, признавая необходимость решительного вмешательства в механизм капиталистической системы, был настроен на ее реформирование, но не на революцию, и среди других участников его "мозгового треста" были крупный банкир Дж. П. Варбург (1896-1969) и журналист Наполеон Хилл (1883-1970), один из классиков жанра "литературы личного успеха", автор бестселлера "Думай и богатей". А со второго президентского срока политику "Нового курса" стало определять американское неокейнсианство. Проповедуемый институционалистами поворот экономической теории к социальным проблемам с целью использовать ее как инструмент правительственных реформ состоялся, но само направление отошло на второй план в западной экономической мысли.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >