ЗНАНИЯ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ Д0ЦИВИЛИЗАЦИ0НН0Г0 ПЕРИОДА РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Не трогайте далекой старины.

Нам не сломить ее семи печатей.

А то, что духом времени зовут,

Есть дух профессоров и их понятий, Который эти господа некстати За истинную древность выдают.

Как представляем мы порядок древний?

Как рухлядью заваленный чулан,

А некоторые еще плачевней —

Как кукольника старый балаган.

По мненью некоторых, наши предки Не люди были, а марионетки[1].

И.-В. Гете

Проблемное поле и особенности логики и содержания данного раздела

Введение темы о доцивилизационной древности в курс истории науки требует обоснования, поскольку знания того периода невозможно отнести к научным, даже обладая очень богатым воображением. Конечно, на первый взгляд мифологические представления древних никакого отношения к науке не имеют. Вместе с тем, во-первых, они могут быть и уже являются предметом серьезного научного исследования (появляются даже новые научные дисциплины, например палеоастрономия), а во-вторых, даже в столь далеком прошлом можно усмотреть истоки современной науки - по крайней мере как когнитивной системы.

Кроме того, мифопоэтическое понимание мира, характерное для древнего человека, обладает удивительно притягательной силой. Это целостный, единый мир, в котором еще нет субъект-объектного разделения, это мир живой и поэтому очень хрупкий, и, чтобы защитить его от всепоглощающего хаоса, его необходимо постоянно воссоздавать в сакральных обрядах и ритуалах по наставлениям, заключенным в мифе.

Еще одним аргументом за включение данной темы в учебник может служить ссылка на прецедент. Многие авторы включают рассмотрение знаний древности в общую систему историко-научных знаний. Из работ на русском языке можно сослаться на очень важную для настоящего курса книгу «Очерки истории естественно-научных знаний в древности», подготовленную Институтом истории естествознания и техники РАН в 1982 г., — первую книгу Библиотеки всемирной истории естествознания. Впрочем, более весомыми нам представляются аргументы «от содержания».

Принцип историзма подсказывает, что знания доцивилизационной древности так или иначе связаны с собственно наукой, и задача историка — выяснить, как именно. Вряд ли целесообразно рассматривать знания древности как ненаучные, антинаучные или даже преднаучные. Это совершенно другая и удивительная по мощности система знаний. Характерно, что современная наука приходит к исключительно высокой оценке операционной ценности и познавательной силы первобытного знания именно в последние годы. Начиная изложение этой темы, мы ставим следующие цели и задачи:

  • • выделение основных вех в развитии знаний о мире и способах его постижения — от палеолита до возникновения первых цивилизаций;
  • • оценка места мифа и ритуала в фиксации знаний;
  • • анализ появления форм знания, сопоставимых с научными.

Подчеркнем также, что первобытная культура — целостное явление,

в котором любые вычленения считаются условными. Интерес к нему проявляет отнюдь не только история науки и техники, поэтому нам хотелось бы пробудить этот интерес и у студентов, изучающих эту тему. При этом важно не терять границу между научным и ненаучным подходами и тем более избегать опасности создания правдоподобных фантазий.

  • [1] И.-В. Гете. Избранные произведения : в 2 т. Т. 2. М.: Правда, 1983. С. 146.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >