Аналитическая психология Карла Густава Юнга

Куда плывете вы? Когда бы не Елена, Что Троя вам одна, ахейские мужи?

(Осип Мандельштам)

Какой возраст — самый лучший? Многие, возможно, скажут— детство с его беспечностью и инфантильностью. Герой одного советского фильма размышляет: пенсию надо давать не в конце жизни, а в молодости, пока хочется жить и посвящать себя радостям существования. Вот и Пушкин пишет:

Пока живется нам, живи, Гуляй в мое воспоминанье; Молись и Вакху и любви.

Но ведь детство не длится вечно. В арии Керубино у Моцарта есть такие слова: "Не довольно ль вертеться, кружиться, не пора ли мужчиною стать?".

Но хорошо ли быть взрослым? Что меняется в жизни человека, когда он покидает блаженное ребячество? Американский психоаналитик Эрик Эриксон характеризует зрелые годы так: на этой стадии появляется новый параметр личности с общечеловечностью на одном конце шкалы и самопоглощенностью — на другом. Зрелая взрослость приносит более последовательное, менее неустойчивое чувство себя. Я проявляется, давая больше отдачи в человеческих взаимоотношениях: дома, на работе и в обществе... Чувство ответственности за себя, других и мир становится более глубоким. В общем, эта стадия включает продуктивную рабочую жизнь и воспитывающий стиль родительства. Развивается способность интересоваться общечеловеческими ценностями, судьбами других людей, задумываться о грядущих поколениях и будущем устройстве мира и общества.

Эта уже другая сторона жизни. Но насколько она радостна? Конечно, разве поглощенность творчеством, человеческими узами не рождает чувство всеохватной радости? Поэт Виталий Шолохов пишет:

Вершина нашей жизни — зрелость! Все в ней прекрасно: высота, Расцвет, насыщенность и спелость, И совершенства полнота.

Какие, между прочим, замечательные слова "насыщенность, спелость"! Стократно прав, наверное, Пушкин: "Всему пора, всему свой миг". И даже неизбежная старость не пугает своей неотвратимостью. Пришло время подумать, что значит моя жизнь к сегодняшнему дню? Что я собираюсь делать с оставшейся жизнью?

Строчки поэта Арсения Тарковского пленяют душу:

Не для того ли мне поздняя зрелость, Чтобы, за сердце схватившись, оплакать Каждого слова сентябрьскую спелость, Яблока тяжесть, шиповника мякоть.

О чем стихи? О том, что прелесть жизни обнаруживает себя в ее каждодневных приметах. С годами мы начинаем ценить мякоть шиповника и тяжесть яблока. Нет, далеко не всегда угасают духовные силы человека даже в зрелом возрасте. Многие великие ученые и художники сохранили свои творческие способности до глубокой старости (Гиппократ, Платон, Коперник,

Тициан, Толстой, Верди и др.)- Любовь 74-летнего Гёте к юной У. фон Леветцов подарила человечеству волнующую Мариенбадскую элегию. Романтическая привязанность пожилого Рене Шатобриана к молодой Леонтине буквально заново омыла чувства поэта. Самый крупный греческий автор трагедий Софокл создал в глубокой старости свою лучшую трагедию "Эдип в Колоне". Знаменитый римский поэт и философ Сенека написал в глубокой старости свои лучшие трагедии. Георгий, учитель Сократа, жил 107 лет, занимался наукой до последних дней. Когда его спросили, не надоело ли ему жить в таком возрасте, он ответил: "У меня нет причин жаловаться на старость". Крупный эллинский философ Платон умер в 80-летнем возрасте, записывая свои мысли. Вольтер в глубокой старости сохранил остроумие и сарказм. Лев Толстой в глубокой старости мыслил с юношеским романтизмом. Микеланджело и Тициан в 90-летнем возрасте писали столь же замечательные картины, как в юношеском и зрелом возрасте. Это вовсе не апология старости. Это, скорее, гимн жизни во всех ее земных мгновениях. Юнг не был согласен с Фрейдом, который считал, что психика человека формируется в детские годы. Его интересовали все возрасты человека.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >