Понятия индивидуальной и социальной этики

Индивидуальная этика – часть этики, касающаяся только индивида. В отличие от общественной этики, рассматривает группу, сообщество как нечто привходящее, побочное по отношению к природе человека.

До сих пор мы говорили в основном о проблемах индивидуальной этики. В то же время мы знаем, что мораль выступает одновременно и как характеристика отдельной личности, являющейся носителем морального сознания и единственным субъектом нравственного решения и поступка (индивидуальная мораль), и как особая форма общественного сознания, духовно-практическая сфера жизни общества, в котором действия людей должны быть определенным образом согласованы и подчиняться общесоциальным законам. В этом заключается основная особенность морали. В ней индивидуальное и социальное находятся в сложном диалектическом единстве, отражая два основных ее измерения: нравственное измерение личности и нравственное измерение общества. Поэтому наряду с требованиями индивидуальной этики, обращенной к личности, большое значение в жизни людей имеют нормы социальной этики, характеризующие особенности функционирования морали на уровне общества, в сфере социальных отношений.

Социальная этика – этика общественной жизни, учение об этических отношениях и обязанностях, обусловливаемых самой жизнью человека в обществе.

В самом общем плане социальная этика представляет собой область нормативного обоснования общественных, институциональных, групповых отношений и призвана обеспечить институциональный порядок общества. В отличие от индивидуальной этики она акцентирует внимание на этическом значении в жизни общества именно социальных институтов, задающих как общее направление и ориентиры общественному развитию, так и характер самой морали, в том числе и в тех аспектах, в которых она определяет индивидуальное поведение. С этой точки зрения социальная этика может быть охарактеризована как институциональная этика или этика институтов и должна рассматриваться скорее как область правовых и институциональных отношений.

В современную эпоху значение социальной этики возрастает. Как считает большинство современных ученых и практиков, ни традиционная (индивидуальная) этика, долгое время являвшаяся основным средством общественной интеграции, ни идеология, посредством которой государства Нового и Новейшего времени пытались создать препятствие на пути развивавшихся в обществе дезинтеграционных процессов, не способны служить интегративной силой современного общества. Это объясняется особенностями современного общественного развития, характерными чертами которого являются анонимность и десакрализация социальных связей, плюрализм социальной жизни, распад традиционных социальных структур (семьи, класса, этнической замкнутости, экономической монополии и государственной автономии). Особое значение в этих условиях приобретают ценности и нормы социальной этики, основанной на признании приоритетного значения в современном обществе регулирующей роли социальных институтов, способных, по мнению ученых, интегрировать разорванное специализацией социальное целое и обеспечить социальную и культурную стабильность общества.

Это не означает, что современное общество может обойтись без индивидуальной этики в ее традиционном понимании как этики индивидуальных добродетелей. Это значит, что на уровне функционирования общества как целого, особенно современного общества, с присущим ему плюрализмом ценностей и интересов, не индивидуальные добродетели, несмотря на их, несомненно, важное значение в практической деятельности людей, а социальные институты в конечном счете определяют этическую квалификацию общества, его нравственный порядок. В рамках институциональной этики сегодня реализуются такие фундаментальные цели, как свобода, справедливость, общественное благо. Хорошо работающие, добротные институты и право способны облегчить людям нравственное поведение. Построенные на принципах иерархичности, разделения властей, прозрачности и подконтрольности обществу, социальные институты могут обеспечить сегодня достижение этических целей человеческого общежития.

По мнению большинства современных исследователей, именно в этой своей основной функции нормативного обоснования институционального порядка общества социальная этика может вытеснить идеологию, в которой "норма" (как лучше и как должно быть) подменялась "истиной в последней инстанции" (как есть и всегда будет) и происходило поглощение идеологией этики. И именно в этом своем качестве она способна противостоять разрушительному потенциалу идеологической борьбы и конфронтации, утвердить в качестве неоспоримых ценностей и целей ценность и права личности, демократию, правовое государство, т.е. те базовые элементы, которые составляют фундамент современной цивилизации.

Для того чтобы более наглядно представить диалектику индивидуального и социального в современной этике, рассмотрим основные положения политической этики, являющейся одной из составных частей социальной этики наряду с этикой экономической.

Наиболее авторитетным специалистом но проблемам политической этики на Западе сегодня считается Б. Сутор, немецкий социальный и этический философ, автор широко известных трудов по политической этике, в том числе изданного на русском языке в 1997 г. исследования "Малая политическая этика", признанного уже сегодня классикой во многих европейских странах. Заслуга Сутора состоит прежде всего в том, что он одним из первых среди этических философов сумел по-новому подойти к определению предмета политической этики, который, по его мнению, следует искать между моральным измерением личности, основанном на свободе выбора, и институциональным измерением политики. Это позволило ученому не только более предметно определить цели и задачи политической этики, но и гармонично соединить традиционный и современный этические подходы, индивидуальную и социальную этику.

По мысли Сутора, в политической этике оба эти аспекта должны находиться в неразрывном единстве, должны дополнять, а не исключать друг друга. Политическая этика должна быть одновременно и этикой политических институтов, и этикой политических добродетелей. Это объясняется тем, что, с одной стороны, из политики нельзя изъять моральное измерение, а с другой – политика имеет собственное институциональное измерение, поэтому было бы ошибкой подчинять политику только морали. Как этика социальная, политическая этика задается вопросом о правильности законов, порядков, институтов; как этика индивидуальная, она ставит вопрос о желаемом нравственном качестве действующих лиц. Только правильное сочетание и соотношение институциональной этики и этики добродетелей в политической морали позволит избежать непродуктивного морализаторства в политике, не уменьшая в то же время моральную ответственность политики.

Политическая этика – вид профессиональной этики, содержащей моральные принципы и нормы, регулирующие поведение людей в сфере политики, задающие ориентиры политическим решениям и действиям.

Б. Сутор уделяет большое внимание анализу политических добродетелей, разработка которых составляет основную заслугу традиционной этики. В своем исследовании он дает подробную характеристику таким добродетелям, как разумность, справедливость, мужество, умеренность, сформулированным, как известно, еще Платоном. Для политики эти добродетели, по мнению Сутора, особенно важны, так как политика – это не просто техника принятия решений, это, прежде всего сфера взаимодействия и взаимоотношения людей и их интересов. Значение индивидуальных добродетелей возрастает в демократическом обществе, в условиях выборности политиков.

В то же время моральное качество политики не может задаваться исключительно индивидуальной моралью ее представителей. В политике ее недостаточно, хотя она не только желательна, но и может стать опорой для бескорыстного использования всеобщего блага. Так, хотя совесть, например, играет важную роль в политической деятельности и без нее невозможно нормальное функционирование внешнего политико-правового порядка, она, тем не менее, не может служить основой политического порядка. Ибо, во-первых, совесть относится к интимной сфере человека, к которой у общества нет, и не может быть прямого доступа, а во-вторых, общество, по возможности, не должно покушаться на область внутренних убеждений индивида, его свободу совести. Этот пример доказывает, что многие этические ценности и добродетели, составляющие основу индивидуальной этики, не всегда могут быть применимы к сфере институциональных отношений и поэтому должны быть переведены на язык этики институтов, живущих иными закономерностями, чем отдельная личность.

Выяснению роли и значения политическою института, обоснованию его позитивной регулирующей функции Сутор отводит одно из центральных мест в своем исследовании политической этики наряду с подробным рассмотрением этики политических целей и ценностей, этики политического конфликта, этики политического действия и др. Этическое значение институтов автор объясняет многими факторами. Одним из них, по его мнению, является посредническая роль институтов, облегчающая достижение согласия между многообразными интересами граждан и общественным благом. Они обеспечивают социальной жизни определенную стабильность, а гражданам – ориентацию в сложных жизненных ситуациях. Как нормативные структуры, нормирующие повторяющееся в социальной жизни, политические институты обеспечивают надежность ожиданий и определенную регулярность в поведении действующих лиц. Они незаменимы, когда требуется координированность действий множества людей в рамках сообщества. Хотя институты не могут взять на себя функцию реализации индивидуальной морали, они могут поддерживать ее и компенсировать дефицит морали в обществе. Хорошо организованные социально-государственные институты способны исключать злоупотребления, поддерживать и усиливать граждан в раскрытии их собственных сил. В свободолюбивых институтах раскрывается нравственный порядок общества, отражается "этическая программа" государства. Поэтому свободолюбивое государство намного сильнее зависит от институтов, чем диктатура, действующая помимо и вопреки институтам.

Однако опасной была бы и переоценка значения политических институтов. Они, хотя и выдвигают нравственные требования, но не властны над нравственным существом человека. Они должны основываться на природе человека, обеспечивать минимум морали и внутренний мир в обществе, гарантировать человеку возможность преследовать свои интересы и пользоваться правами. У граждан не должно быть нечистой совести, когда они пользуются своей собственностью.

Особенностью институтов как формально-правовых объединений является их анонимный, безличный характер, что само по себе способствует освобождению от тотальности моральных требований к индивидууму. Институт ограничивается требованием лояльности по отношению к себе, освобождая тем самым личность от многих традиционных ограничений. Институциональный порядок современного общества, таким образом, подводит общественное сознание к пониманию необходимости социального компромисса в отношениях между обществом и личностью, построенного на взаимных правах и обязанностях, а само государство, не обладающее приоритетом перед личностью, становится правовым государством.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >