Философское понимание науки

В результате изучения данной главы магистрант должен:

знать

  • • специфику философского понимания науки;
  • • сущность основных подходов к пониманию науки как вида деятельности;
  • • особенности и характеристику науки как социального института;
  • • место науки в системе культуры и характеристику науки как феномена культуры;
  • • сущность категорий "наука", "научное знание", "социальный институт", "наука как феномен культуры";

уметь

  • • использовать философские подходы для анализа конкретных наук, в том числе теории социальной работы;
  • • выявлять сущность эпистемологических и методологических проблем научного познания;
  • • характеризовать сущность основных проблем теории социальной работы;

владеть

  • • категориальным аппаратом эпистемологии и методологии науки;
  • • навыками философского анализа научных теорий.

Прежде чем подробно характеризовать основные концепции философии науки, необходимо предварительно рассмотреть ее объект и выяснить, что собой представляет наука как социальный феномен. Сложная структура сущности науки порождает целый ряд научных походов к ее исследованию и систему точек зрения на ее специфику. Могут быть выделены, в частности, следующие подходы к ее исследованию:

  • – наука как феномен культуры;
  • – наука как вид познавательной деятельности;
  • – наука как социальный институт;
  • – наука как совокупность научных текстов;
  • – наука как совокупность артефактов;
  • – наука как специфический вид интеллектуальной деятельности;
  • – наука как форма общественного сознания;
  • – наука как совокупность исследовательских коллективов;
  • – наука как фактор социально-экономического, социального, духовного развития;
  • – наука как способ самореализации и самоутверждения личности;
  • – наука как совокупность субъектов научно-познавательной деятельности.

Очевидно, что приведенным списком различные ипостаси науки не исчерпываются. Рассмотрим три из указанных подходов, в той или иной мере используемые в философии науки. Это подходы, рассматривающие науку как вид познавательной деятельности, как социальный институт и как специфическую сферу культуры.

Наука как познавательная деятельность

Рассмотрение науки как специфического вида познавательной деятельности является доминирующим для философии науки и особенно – для методологии науки.

Интуитивно кажется понятным отличие науки от других форм познавательной деятельности человека. Однако четкая характеристика специфических черт науки оказывается довольно сложной задачей. Об этом свидетельствуют многообразие определений науки, а также дискуссии по проблеме демаркации между наукой и другими формами познания.

Научное познание, как и остальные формы духовного производства в конечном счете необходимо для того, чтобы регулировать человеческую деятельность, обеспечивать воспроизводство основных систем человеческих отношений. Различные виды познания по-разному выполняют эту роль, и анализ этого различия служит первым и необходимым условием для выявления особенностей научного познания.

Как способ познания наука возникает из практической деятельности людей и является непосредственным продолжением повседневного, стихийно-эмпирического познания. Именно в рамках и посредством этого сознания люди постигали свойства и отношения необходимых им в практической жизни вещей. Базисом таких знаний является так называемый здравый смысл. В простейших случаях здравый смысл оказывается достаточным для обыденного познания предметов и явлений, которые встречаются в повседневной практической деятельности человека, для ориентации человека в окружающем мире.

Однако здравый смысл оказывается несостоятельным в тех случаях, когда ему приходится выходить за рамки обыденной жизни и практики. Ф. Энгельс (1820–1895) очень точно отмечал в связи с этим, что "здравый человеческий смысл, весьма почтенный спутник в четырех стенах своего домашнего обихода, переживает самые удивительные приключения, лишь только он отважится выйти на широкий простор исследования".

Хотя здравый смысл и ориентируется на объективно реальное существование мира, который окружает человека, хотя он и отвергает чаще всего наличие в окружающем мире сверхъестественных сил, но подобные представления основаны скорее на вере, чем на доказательном знании. Фактически обыденное знание – это бессистемный, случайный набор простейших индуктивных обобщений, полученных в результате житейских наблюдений и практических результатов.

В отличие от здравого смысла наука, возникая из практики, в процессе своего развития опережает последнюю по освоению новых объектов реального мира.

Науке удается достичь таких результатов благодаря тому, что она начинает строить теоретические модели реальных объектов с помощью абстрактных и идеальных моделей. Такие модели относительно верно отображают реальные свойства и отношения изучаемых объектов. Правильность научных моделей провернется не столько с помощью непосредственной практики, сколько посредством специально созданного для этого экспериментального метода. Логические следствия, которые выводятся из идеальной модели, непосредственно сверяются с результатами экспериментов.

В случае опровержения эмпирических следствий модель либо отвергается, либо подлежит коренному пересмотру и исправлению. Вместе с тем при подтверждении следствий можно говорить лишь об относительной истинности теоретической модели, поскольку следствия из гипотез имеют, как правило, не достоверный, а лишь вероятностный, или правдоподобный, характер. Для поиска и проверки новых истин в науке используются специальные теоретические и эмпирические методы, материально-технические средства наблюдения и измерения – различные приборы и экспериментальные установки.

Основными системообразующими факторами, которые способствуют превращению науки в важнейший способ познавательной деятельности, являются следующие:

  • – ориентация науки на объективный характер закономерностей изучаемых предметов, явлений и событий;
  • – реальность законов исследуемых явлений, которая позволяет четко выделить предмет их познания;
  • – опережающее исследование объектов, не охваченных текущей практикой; благодаря этому становится возможным исследовать не только свойства и отношения вещей, которые встречаются в существующей практике, но и таких потенциально возможных объектов, которые социальной практикой еще не освоены.

В то же время и сама наука работает на таких направлениях исследований, которые обслуживают не только сегодняшнюю практику, но результаты которых могут найти применение только в практике будущего. Один из создателей квантовой механики французский физик Луи де Бройль (1892–1987) заметил по этому поводу: "Великие открытия, даже сделанные исследователями, которые не имели в виду никакого практического применения и занимались исключительно теоретическим решением проблем, быстро находили затем себе применение в технической области. Конечно, Планк, когда он впервые написал формулу, носящую теперь его имя, совсем не думал об осветительной технике. Но он не сомневался, что затраченные им огромные усилия мысли позволят нам понять и предвидеть большое количество явлений, которые быстро и во всевозрастающем количестве будут использованы осветительной техникой. Нечто аналогичное произошло и со мной. Я был крайне удивлен, когда увидел, что разработанные мной представления очень быстро находят конкретные приложения в технике дифракции электронов и электронной микроскопии".

Таким образом, объективность, предметность и нацеленность исследования на открытие все новых явлений и процессов природы и общества придают научному познанию необходимую целостность и единство, превращая науку в систему объективно истинных и логически взаимосвязанных понятий, суждений, законов и теорий. Эти же предпосылки определяют почти универсальный характер применения науки, так как ее приемы и методы исследования могут быть использованы для изучения самых разнообразных предметов, явлений и процессов, начиная от простейшего, механического движения и кончая сложнейшими социально-экономическими и гуманитарными процессами.

Однако сугубо объективный подход оказывается ограниченным в тех областях исследования, где приходится учитывать субъективную сторону деятельности людей, их чувства, эмоции, цели, мотивы и оценки. Именно поэтому наряду с научными методами познания существуют другие способы и приемы, которые обычно называют вненаучными и которые используются, например, в искусстве, политике, философии, религии и других формах общественного сознания.

Так, в искусстве важнейшим средством освоения действительности служит художественный образ, в котором объективное и субъективное выступают в нерасторжимом единстве и предполагают чувственно-эмоциональную оценку изображаемых явлений или событий. В экономической, социальной, политической и других сферах человеческой деятельности наряду с соответствующими объективными закономерностями приходится учитывать субъективные факторы: цели, интересы, стремления, волю и мотивы поведения людей.

Наглядно и системно представить специфику научного знания и познания можно в сравнении с ненаучными формами познания. Поскольку обыденное познание является наиболее распространенным в жизни общества, сопоставим науку именно с этой формой познавательной деятельности человека (табл. 2.1).

Таблица 2.1. Специфика научного знания

п/п

Критерии

сравнения

Обыденное знание

Наука

1

Цель познания

Польза

Истина

2

Глубина познания

Уровень явлений

Уровень сущности, отражаемый в законах

3

Субъект познания

Обыватель

Профессионал-исследователь

4

Способ обоснования знания

Привычка, вера, индивидуальный опыт, авторитет

Доказательность: теоретическая и эмпирическая

5

Способ организации знания

Стихийный, "лоскутный" характер объединения фрагментов знания

Стремление к непротиворечивости системы научного знания

6

Способ освоения знания

Осваивается стихийно, "само собой"

Результат напряженной целенаправленной работы, как правило, в специализированных учреждениях: учебных заведениях, лабораториях, архивах, научных экспедициях и др.

7

Способ выражения

Повседневный естественный язык

Специализированный язык науки

8

Наличие специализированного института

Отсутствует

Наука как социальный институт

Анализ таблицы показывает существенную специфику научного знания и научного познания.

1. Наука – практически единственная форма познавательной деятельности, ориентированной на постижение объективной истины. Истина – это главная цель научного познания. В противоположность этому в обыденной жизни ведущим критерием часто становится польза. При этом сиюминутная индивидуальная польза нередко достигается посредством введения собеседника в заблуждение, т.е. посредством прямой лжи (студенты и магистранты такой вариант на обыденном языке именуют "отмазка"). Мы не касаемся вопроса об отдаленных последствиях такой лжи.

Не ориентированы на истину и некоторые другие формы познавательной деятельности. Так, целью этического познания является добро, эстетического сознания – прекрасное. Правда, иногда говорят о "художественной истине", но это лишь образное выражение, ничего общего не имеющее с истиной науки. Более того, если бы искусство ориентировалось на истину в научном смысле, оно было бы просто невозможным: не имела бы, например, право на существование Анна Каренина Л. Н. Толстого, поскольку в реальной жизни такой женщины не существовало.

Ориентация науки на изучение таких объектов, которые могут быть включены в деятельность (либо актуально, либо потенциально как возможные объекты будущего преобразования), и их исследование как подчиняющихся объективным законам функционирования и развития составляют главную особенность научного познания. Именно эта особенность отличает научное знание от других форм познавательной деятельности человека. Так, художественный образ – это отражение объекта, "сплавленное" с субъективным отпечатком личности творца этого образа, его ценностными ориентациями. В науке особенности личности, создающей знания, ее оценочные суждения не входят непосредственно в содержание продуцируемого знания. Если в портретах кисти Рембрандта запечатлена личность и мироощущение самого Рембрандта, то законы И. Кеплера не позволяют непосредственно судить о мироощущении самого И. Кеплера.

2. Специфика здравого смысла состоит в том, что он отражает окружающий мир на уровне явления. Это и его достоинство, и его недостаток. Поверхностность познания, отсутствие его глубины обеспечивает быстроту реагирования в окружающем мире, но лишает такое реагирование основательности, поэтому здравый смысл утрачивает функции жизненного ориентира за пределами повседневного мира.

Наука выполняет свои познавательные задачи только тогда, когда ей удается открыть законы изучаемого явления. Однако через законы как раз и выражается сущность явлений природы и общества, сущностный уровень познания – прерогатива только науки.

3. Субъект научно-познавательной деятельности – это либо индивидуальный, либо коллективный производитель знаний, и качества такого субъекта зависят от вида познавательной деятельности. Субъектом обыденного познания является рядовой обыватель, в том числе и ученый, когда он покидает стены своего учреждения и погружается в повседневную жизнь либо пытается решать задачи, лежащие вне сферы его профессиональной компетенции.

Для занятий научной деятельностью, особенно в современной науке, нужна основательная подготовка, от исследователя требуется целый комплекс качеств, при этом не только познавательных, но и нравственных, этических. В связи с этим субъект научной деятельности (когда речь идет об эффективной, плодотворной научной деятельности) – это подготовленный профессионал-исследователь. Конечно, формально числиться в должности научного сотрудника может и бездарный человек.

4. Нередко, проводя границу между обыденным и научным знанием, утверждают, что первое не обосновано, а второе – обосновано. Это не вполне верно, ибо необоснованное знание фактически не воспринимается субъектом, не сохраняется в его сознании. Другое дело, что способы обоснования знаний различны.

Обыденное знание становится достоянием личности, когда оно обосновано посредством таких средств, как личный опыт, привычка, влияние авторитета, вера и др. Однако такие способы обоснования являются непрочными: влияние одного авторитета может быть заменено влиянием другого, вера в "зеленых человечков" может смениться верой в "синих человечков" и др.

Научное знание обосновывают принципиально иным образом. Еще древнегреческая философия разрабатывала методы теоретического обоснования научного знания; ярким примером является силлогистика Аристотеля. Революционный переворот в представлениях о способах обоснования научного знания произвел Г. Галилей, став основоположником экспериментального естествознания и разработав принципы эмпирического обоснования научного знания.

5. Принципиально различаются и способы организации знания. Обыденное знание представляет собой сложный конгломерат опытных знаний, мнений, слухов, предрассудков, стереотипов и др. При этом многие компоненты обыденного знания противоречат друг другу. Так, с одной стороны, в русской культуре существует поговорка "без труда не вытащишь и рыбку из пруда", с другой стороны, героями русских сказок являются Емеля, за которого работает щука, Царевна-лягушка, за которую работают "мамки-няньки" и др.

Важно то, что обыденное сознание спокойно относится к таким противоречиям и не стремится их устранить. Более того, в повседневном общении находятся аргументы для обоснования абсолютно противоположных суждений.

Для научного знания существенна иная ситуация: любое теоретическое и логическое противоречие является сигналом о том, что этот фрагмент знания "недоработан", требуется его дополнительная проверка и обоснование либо новое объяснение. Так, разработанная в 1911 г. планетарная модель атома Э. Резерфорда (1871–1937) пришла в противоречие с законами электродинамики. Электрон, вращающийся вокруг атомного ядра, согласно этим законам, должен был излучать энергию и неизбежно упасть на ядро. Понадобился талант и исследовательская смелость Н. Бора (1885–1962), который смог разрешить это противоречие, выдвинув постулат о стационарных орбитах вращения электрона. Находясь на такой орбите, электрон не излучает энергию. Переходя же с одной стационарной орбиты на другую, электрон излучает порцию (квант) энергии.

Таким образом, Н. Бору удалось не только разрешить противоречие планетарной модели атома Э. Резерфорда, но и дать теоретическое обоснование открытию М. Планка, который установил, что тепловая энергия абсолютно черного тела излучается не непрерывно, а порциями – квантами.

Этот пример показывает, что внутренние противоречия науки являются одним из существенных источников ее развития.

6. Принципиально различными являются способы освоения различных типов знания. Обыденное знание усваивается стихийно, как бы "само собой", по крайней мере для его усвоения не требуются ни специальные усилия, ни специализированные учреждения. Как правило, оно усваивается в процессе обыденного общения, повседневной коммуникации.

Усвоение научного знания – это результат специального напряженного труда, как правило, в специализированных учреждениях: учебных заведениях, лабораториях, архивах, научных экспедициях и др. В связи с этим не следует заблуждаться тем студентам, магистрантам, аспирантам, которые считают, что можно осваивать учебные курсы по конспектам лекций, не открывая учебника. Даже учебник, в силу своей специфики, – это книга не по науке, а о науке. Для действительно глубокого усвоения науки необходимо обстоятельное изучение реальных научных текстов: статей, монографий, отчетов о научно-исследовательской работе, материалов научных конференций, реальных научных исследований и др.

7. Повседневное, обыденное знание выражается посредством естественного языка, богатство которого выражается в его полисемантичности, т.е. многозначности его слов и выражений. В естественном языке важную роль играют также невербальные средства выражения. Так, сказанное с определенной интонацией слово "да" может обозначать "нет". Для научного языка многозначность терминов недопустима, поскольку научные тексты должны обеспечивать единство его понимания различными читателями. В силу этого науки пользуются искусственными языками, термины которых строго однозначны, а логика изложения обеспечивает непротиворечивость текстов.

Ярким примером искусственного научного языка является язык математики. Свою систему терминов разрабатывают и другие науки, поэтому специфика коммуникационной функции языка науки состоит в том, что она способствует единству понимания для субъектов, общение которых происходит на этом языке.

8. Наконец, формирование и развитие научных знаний происходит в рамках специализированного социального института науки. Именно в рамках этого института происходит подготовка ученых-исследователей, организуется процесс научного познания, обеспечивается внедрение результатов научных исследований в социальную практику. Система отношений, складывающихся вокруг процесса производства и воспроизводства научных знаний, слишком сложна, чтобы этот процесс осуществлялся без специализированного социального института.

Таким образом, сущность науки сводится не столько к уже познанным истинам, сколько к поиску новых истин, к исследовательской деятельности, направленной на познание законов природы и общества. При этом научные знания выступают в процессе такой деятельности в качестве:

  • исходного, в известной мере "сырого", материала науки (так, модель атома Э. Резерфорда послужила "материалом" для формирования модели атома Н. Бора);
  • – интеллектуального орудия науки (модель атома Н. Бора стала орудием объяснения сущности открытия М. Планка);
  • результата научного познания (модель атома Н. Бора – это результат научных исследований не только автора этой модели, но и его многочисленных предшественников, включая М. Фарадея, Дж. Максвелла, Дж. Дж. Томсона, Э. Резерфорда, Г. Гейгера и многих других).
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >