Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО
Посмотреть оригинал

Основания возникновения обязательств по современному российскому гражданскому праву.

Отсутствие в законодательстве исчерпывающего перечня допустимых видов обязательств обыкновенно дает повод к заключению, что и перечень оснований возникновения обязательств не может быть закрыт и что обязательства могут возникать из любых юридических фактов, в том числе и не предусмотренных законом. Подтверждение этому обыкновенно находится в п. 1 ст. 8 ГК, где сказано, что гражданские права и обязанности возникают, в частности, из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или иными правовыми актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. Этот вывод не соответствует, конечно, цитированной выше норме и. 2 ст. 307 ГК, прямо говорящей о возможности возникновения обязательств лишь из оснований, «...предусмотренных настоящим Кодексом», но вполне согласуется с описанным выше подходом, который отождествляет относительные правоотношения с обязательственными (сводит первые к одним только вторым, не признает других видов относительных правоотношений). Видимо, упоминание об основаниях, «предусмотренных Кодексом», нужно понимать в максимально широком смысле — как прямо предусмотренных, так и в принципе соответствующих его нормам (общим началам и смыслу). Выходит, система оснований возникновения обязательств по современному праву должна принципиально совпасть с системой юридических фактов и фактических составов гражданского права.

В завершение хотелось бы сказать еще несколько слов о некоторой неточности в понимании выражения «обязательства, возникающие из договоров». Почему-то принято считать, что все они — сколько бы их ни предусматривалось условиями договора — возникают непосредственно из договора, т.е. уже в самый момент его заключения, а это далеко не всегда верно. Так, с заключением договора купли-продажи несомненно возникает обязательство, содержанием которого является право требования покупателя к продавцу передать определенную вещь (товар) в его (покупателя) собственность и обеспечивающая обязанность продавца такую вещь в собственность покупателя передать. Это обязательство можно назвать основным — тем, ради которого договор купли-продажи собственно и заключается[1]. В то же время обязательство по предоставлению эквивалента товара, состоящее из требования продавца и обязанности покупателя уплатить определенную денежную сумму (цену товара), возникает отнюдь не с момента заключения договора, а несколько позднее, а именно — в момент исполнения продавцом своей обязанности (передачи товара). Ранее оно возникнуть не может просто потому, что до передачи товара платить еще попросту не за что. Поскольку момент наступления эффекта юридического факта (правового результата), как правило, совпадает с моментом его наступления, следует признать, что основанием возникновения данного обязательства послужил не непосредственно сам договор как отдельно взятый юридический факт, но сложный фактический состав, состоящий из (1) договора и (2) передачи вещи (товара) во исполнение основного обязательства. Точно так же обстоит дело и, скажем, с обязательством арендатора возвратить взятую в аренду вещь: основанием его возникновения является не только (1) сам договор аренды, но и (2) прекращение принадлежавшего ему права пользования арендованной вещью. Аналогично и с обязательством заемщика по возврату денег, возникающим из фактов (1) получения суммы взаймы (договора займа) и (2) наступления срока возврата займа, т.е. из сложного фактического состава, и т.д.

Может возникнуть впечатление, что сказанное не вполне соответствует действительности. Так, широко известна практика уступки заимодавцами требований по договорам займа и кредитным договорам, сроки возврата денег но которым еще не наступили. Если согласиться с нашей точкой зрения, то получится, что устунагь-то еще и нечего, поскольку уступаемое требование, входящее в обязательство возврата займа (кредита), еще не может быть признано возникшим. На это остается ответить только одно: предметом уступки здесь является не обязательственное право в собственном смысле слова, а специфическое гражданско-правовое состояние, в немецкой литературе называемое ожидаемым или будущим правом™. О возможности существования таких прав и их уступки всегда упоминала, между прочим, cm. 826 ГК, называются «правом... которое возникнет в будущем», т.е. будущим правом (от противного), такое «...требование, срок платежа по которому... еще не наступил» (и. 1 ст. 826), а с недавних пор об этом гласит еще и ст. 388.1 Кодекса — ограничившая было возможность уступки будущих требований только требованиями предпринимательского свойства, но с 01.06.2015 это ограничение снявшая.

  • [1] См., впрочем, ниже об изменениях, недавно внесенных в ст. 328 ГК РФ — изменениях, которые сделали понятия об основном и встречном обязательствах понятиями относительными, определяемыми по-разному, в зависимости от позиции, занимаемойопределенным лицом в обязательстве.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы