Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России 1861 — 1917

ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ 60-х - НАЧАЛА 80-х ГОДОВ XIX ВЕКА. РУССКОЕ НАРОДНИЧЕСТВО

Освободительное движение 1861-1864 годов

Освободительное движение в России в первые годы после отмены крепостного права проходило в обстановке общественно-политического подъема, начавшегося в конце 50-х годов XIX в. Недовольство крестьян невыгодными для них условиями освобождения, вылившееся в массовые волнения весной — летом 1861 г., произвело сильное впечатление и на правительство, и на все общественные круги, которые считали вполне реальным повторение повой волны крестьянского протеста весной 1863 г., когда пройдет указанный в Манифесте 19 февраля 1861 г. двухлетний срок введения в действие законов об отмене крепостного права, и крестьяне окажутся обманутыми в своих ожиданиях "новой воли". Революционные демократы верили в возможность и близость народной революции, готовили себя к ней и надеялись ее возглавить.

Большой резонанс вызвали события, происшедшие в апреле 1861 г. в с. Бездна Спасского уезда Казанской губернии: расстрел бунтующих крестьян, требовавших полной воли, и казнь по приговору военно-полевого суда вожака восстания Антона Петрова.

16 апреля 1861 г. студенты Казанского университета и Духовной академии организовали панихиду по убитым крестьянам с. Бездна. В кладбищенской церкви Казани собралось около 400 человек. Перед собравшимися выступил профессор университета, видный историк Л. П. Щапов. Он произнес страстную речь в защиту угнетенного народа, воздал должное крестьянским мученикам, их самоотверженному подвигу и закончил ее словами: "Да здравствует демократическая конституция!" Щапов был арестован, отстранен от преподавания и, сверх того, постановлением Священного синода его решено было "подвергнуть вразумлению и увещанию в монастыре". Однако под давлением общественности Александр II отменил решение Синода. Щапову разрешили проживание в Петербурге под надзором полиции. В 1864 г. "за связь с лондонскими пропагандистами" (А. И. Герценом и Н. П. Огаревым) он был выслан в Сибирь и умер в 1876 г. в Иркутске.

Студенты Казанского университета даже предприняли попытку связаться с крестьянами из с. Бездна, для чего несколько учащихся тайно отправились туда.

Манифест об освобождении крестьян сначала был восторженно воспринят А. И. Герценом. "Александр II сделал много, очень много; его имя теперь уже стоит выше всех его предшественников... — писал Герцен в "Колоколе". — Мы приветствуем его именем Освободителя". Но до Герцена дошли вести о расправе флигель-адъютантов А. С. Апраксина и А. М. Дренякина над восставшими безоружными крестьянами сел Бездна и Кандеевка. Он откликнулся серией гневных статей в "Колоколе" под характерными названиями: "12 апреля 1861 года. Апраксинские убийства", "Русская кровь льется", "Ископаемый епископ, допотопное правительство и обманутый народ". И. П. Огарев поместил в "Колоколе" подробный критический анализ царской реформы под выразительным названием "Разбор нового крепостного права, обнародованного 19 февраля 1861 года в Положении о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости". В итоге Огарев пришел к выводу: "Старое крепостное право заменено новым. Вообще крепостное право не отменено. Народ царем обманут".

15 августа 1861 г. в III отделение попала прокламация "Барским крестьянам от их доброжелателей поклон". В ней в доступной крестьянам форме разъяснялся грабительский смысл реформы 1861 г. Прокламация убеждала крестьян в том, чтобы они не верили царю, ибо он заодно с помещиками. Она призывала крестьян избегать разрозненных бунтов и готовиться к организованному выступлению: "Что толку-то, ежели в одном селе булгу поднять, когда в других селах готовности нет? Это значит, только дело портить, да себя губить". А вот "когда приготовленность будет", говорилось в прокламации, то крестьянам их "доброжелатели" пришлют "объявление, что пора, люди русские, доброе дело начинать".

Прокламация была представлена Всеволодом Костомаровым, которому она якобы была передана для напечатания в московской подпольной типографии. Таким образом попытка ее распространения была пресечена в самом начале. В конце мая 1862 г. Вс. Костомаров дал устное показание в Московской следственной комиссии, в котором назвал Н. Г. Чернышевского как вероятного автора прокламации. Об этом был поставлен в известность сам Александр II. 5 июля 1862 г. Чернышевский был арестован и заточен в Петропавловскую крепость. Два года велось следствие. Чернышевский категорически отрицал свою причастность к составлению прокламации. Обвинение его в авторстве строилось на подложных уликах и не было юридически доказано (оно до сих пор остается под сомнением). Тем не менее царский суд приговорил Чернышевского к 14 годам каторги (по конфирмации царя срок был сокращен наполовину) с последующим пожизненным поселением в Сибири. 19 мая 1864 г. на Мытнинской площади Петербурга состоялся унизительный "обряд гражданской казни". Чернышевский на четверть часа был выставлен к "позорному столбу", после чего царский чиновник преломил шпагу над его головой в знак "лишения всех прав состояния". Чернышевский был сослан для отбывания каторжных работ па Александровский завод в Сибири. По истечении срока каторги его отправили в самое глухое место Сибири — Вилюйск. Русские революционеры неоднократно предпринимали попытки освободить Чернышевского из сибирской ссылки. В 1883 г. Чернышевский был переведен "на жительство" в Астрахань под наблюдение полиции, а затем в 1889 г. (за несколько месяцев до смерти) — па родину в Саратов.

В 1862 г. Чернышевским была написана статья "Письма без адреса" (по смыслу текста "письма" адресовались Александру II), в которой раскрывался грабительский для крестьян характер реформы 1861 г. Статья была предназначена для публикации в "Современнике", но была запрещена цензурой.

В 1861 г. появились другие прокламации. В июле в лондонской типографии Герцена была напечатана, а затем отправлена в Россию прокламация "К молодому поколению", автором которой был сотрудник "Современника" Н. В. Шелгунов. В составлении прокламации принимал участие и поэт-переводчик М. И. Михайлов. Авторы прокламации обращались к радикально настроенной интеллигенции, прежде всего к студенчеству. В ней в острой форме критиковалась крестьянская реформа и вообще вся политика правительства, выдвигалась программа первоочередных преобразований: создание выборных органов управления, введение свободы слова, гласного суда, равенство всех перед законом, развитие самоуправления, сохранение общинного владения землей. Молодежь призывалась к развертыванию революционной пропаганды в народе и армии, к организации кружков и выдвижению вожаков, "способных на все". Власти не смогли установить авторство Шелгунова. По делу об этой прокламации был осужден на 6 лет каторги Михайлов (умер в 1865 г. от чахотки в Сибири).

В июне — октябре 1861 г. появились три номера "Великорусса" — первого нелегального периодического органа в России (последний, четвертый, вышел в 1863 г.), издаваемого кружком "Великорусе". Все его номера затем перепечатывались в "Колоколе" Герцена. "Великорусе" придерживался умеренных взглядов и был адресован так называемым образованным классам, т.е. всем оппозиционным течениям в России — от революционных демократов до представителей либеральной дворянской оппозиции. К изданию "Великорусса" были причастны сотрудник "Современника" В. А. Обручев и друг Герцена ученый-химик В. Ф. Лугинин. "Великорусе" подвергал критике реформу 1861 г., требуя возврата крестьянам отрезков от их наделов и возложения выкупа земли "на счет нации". Он выступал за свободу печати и вероисповедания, ликвидацию сословных привилегий, признание "прав национальностей" -в первую очередь предоставление независимости Польше. "Великорусе" предлагал начать с кампании подачи адресов царю с требованием созыва свободно выбранных представителей для выработки конституции, далее приступить к широкой пропаганде и созданию на местах конспиративных кружков ("комитетов").

Значительным фактором общественного движения начала 60-х годов явились студенческие волнения осенью 1861 г. Поводом к ним послужили изданные правительством в июле 1861 г. "Временные правила", которые усиливали надзор за студентами и ограничивали доступ в университеты разночинцам. Начавшиеся в сентябре 1861 г. в Петербурге, волнения в октябре перекинулись в Москву, Казань и в другие университетские города. Массовая уличная демонстрация студентов Петербургского университета была разогнана полицией. Сотни студентов препровождены в Петропавловскую крепость. В защиту студентов выступили передовые профессора университета, среди них Н. И. Костомаров и П. В. Павлов, подвергшиеся за это правительственным гонениям. В Москве студенческая демонстрация закончилась избиением ее участников полицией и арестами. Ответом правительства на выступления студентов в Петербурге, Москве и Казани явилось временное закрытие университетов. Герцен на страницах "Колокола" обратился к студенчеству с призывом "идти в парод". Студенческие волнения осенью 1861 г. получили широкую огласку за рубежом. Под их влиянием правительство приступило к разработке университетской реформы.

1861—1863 годы называют также "прокламационным периодом" в освободительном движении. Наиболее значительное количество прокламаций распространилось весной — летом 1862 г.: "К крестьянам", "К солдатам", "К народу", "К офицерам", "К образованным классам", "Земская дума" и др. Среди них большое впечатление произвела "Молодая Россия", распространившаяся в мае 1862 г. в Петербурге. Автором ее был московский студент П. Г. Заичневский — руководитель подпольного студенческого кружка. Заичневский написал ее, находясь в заключении, будучи осужденным за издание нелегальных книг и брошюр. Прокламация представляет интерес как выражение экстремистского направления в русском освободительном движении, которое затем получит свое развитие в печатном, русском бланкизме, в теории и практике крайне левых, "максималистских", организаций конца XIX — начала XX в.

"Молодая Россия" выступала за создание "социальной и демократической республики Русской" в виде "республиканско-федеративного союза областей", составленных из земледельческих общин, за всеобщее избирательное право, выборность всех государственных и судебных органов власти, справедливое распределение налогов, предоставление политических прав женщинам, общественное воспитание детей, национализацию земель, предоставление независимости Польше. "Молодая Россия" подвергла суровой критике и герценовский "Колокол", и "Великорусе", считая их недостаточно радикальными. Она ратовала за "близкую революцию, кровавую и неумолимую", которая призвана коренным образом изменить все основы современного общества, призывала быть последовательнее "не только жалких революционеров [18]48 года, но и великих террористов [17]92 года; пролить, если потребуется, втрое больше крови, чем пролито якобинцами в [17]90-х годах". Прокламация высказывалась за установление жесткой революционной диктатуры для подавления возможных контрреволюционных выступлений и введение "в наивозможно скорейшем времени новых основ общественного и экономического быта". Хотя грядущая революция мыслилась как народная, но инициативу и руководство ею должно взять на себя "молодое поколение", на которое автор прокламации возлагал свою "главную надежду".

Из агитационных воззваний, обращенных непосредственно к крестьянству, заслуживает внимания прокламация "Долго давили вас, братцы...", изданная в ноябре 1862 г. студентами Казанского университета. Цель ее — рассеять надежды крестьян на дарование царем в ближайшее время "новой воли" и убедить их самим добиваться се — организованно "подняться за святое дело, за волю вольную".

Характерным явлением в России в начале 60-х годов XIX в. было распространение нигилизма. Нигилизм как направление общественной мысли возникает в кризисные моменты общественно-политической жизни страны, ломки ее общественных устоев. Ему присущи гипертрофированное сомнение и отрицание общепринятых ценностей (идеалов, формы общественной жизни, се моральных норм и эстетических принципов), абсолютизация индивидуального начала. Наиболее видным представителем нигилизма в России тех лет считается талантливый публицист и литературный критик Д. И. Писарев. Основную силу переустройства общества он видел в деятельности "критически мыслящих реалистов", вооруженных последними достижениями науки. Большую роль Писарев придавал просвещению народных масс, в особенности популяризации среди них материализма и естествознания. Писарев оказал значительное влияние на русских народников, хотя сам и не был народником. Он не называл себя нигилистом. Впервые этот термин ввел И. С. Тургенев в романе "Отцы и дети", в котором был воплощен образ "русского нигилиста" начала 60-х годов.

В конце 1861 г. в Петербурге сложилась общерусская революционная организация "Земля и воля". Она представляла собой своеобразную "федерацию" объединившихся различных конспиративных кружков и групп, возглавляемых комитетом, но продолжавших действовать самостоятельно. Договоренность о се создании была достигнута еще в мае — июне 1861 г. между ближайшими друзьями Герцена братьями А. А. и Н. А. Серно-Соловьевичами, Н. Н. Обручевым, А. А. Слепцовым и А. Д. Путятой. А. И. Герцен и Н. П. Огарев оказывали этой организации помощь, поддерживая ее в своих печатных изданиях и организовывая для нее сбор денежных средств.

Программным документом "Земли и воли" явилась опубликованная в "Колоколе" 1 июля 1861 г. статья Н. П. Огарева "Что нужно народу?" (затем напечатанная в виде прокламации). На поставленный в заглавии вопрос Огарев отвечал: "Очень просто, народу нужны земля и воля". Так возникло название тайной организации.

Изложенная в статье программа была рассчитана, как и "Великорусе", на сплочение всех оппозиционных сил и носила умеренный характер. В ней выдвигались требования передачи крестьянам земли, которой они владели до реформы (и даже прирезки к недостаточным наделам), замены правительственных чиновников выборными волостными, уездными и губернскими органами самоуправления, а также избрания центрального народного представительства, сокращения налогов на войско и на царский двор. Помещики получают от казны вознаграждение за уступаемую ими крестьянам землю. Основным средством воздействия на крестьян должна была служить пропагандой. Но в случае сопротивления правительства и дворянства допускались и активные действия, для чего крестьянству предлагалось "сближаться с войском... молча собираться с силами... чтоб можно было умно, твердо, спокойно, дружно и сильно отстоять против царя и вельмож землю мирскую, волю народную и правду человеческую".

В "Землю и волю" вошли кружок "Великорусе", Харьковско-Киевское тайное общество, возникшее еще в 1858 г., Казанское и Пермское революционные общества, "комитеты" Москвы, Петербурга, Нижнего Новгорода и других городов, а позднее военная организация "Комитет русских офицеров в Польше" во главе с А. А. Потебней. Всего в "Земле и воле" насчитывалось примерно 400 членов. В конце 1862 г. был образован ее руководящий центр — "Русский центральный народный комитет", находившийся в Петербурге. Комитет составили инициаторы создания "Земли и воли", затем к руководству пришли Н. И. Утин и Г. Е. Благосветлов. В 1863 г. "Земля и воля" выпустила два номера своей нелегальной газеты "Свобода", а также ряд воззваний и прокламаций (все их Герцен перепечатал в "Колоколе").

Деятельность "Земли и воли" была подчинена подготовке к предстоящему крестьянскому восстанию, которое, как уже говорилось, ожидали к весне 1863 г. Герцен и Огарев разработали план действий революционеров. Предполагалось предъявить императору требование созвать всесословный Земский собор, а в случае его отказа — приступить к решительным действиям, опираясь па крестьянское восстание. Когда надежды на него не сбылись, на первое место выдвинулась связанная с начавшимся в январе 1863 г. польским восстанием задача координации сил русских и польских революционеров. Но к этому времени в "Земле и воле" возникли острые разногласия по программным и организационно-тактическим вопросам. К весне 1864 г. организация самоликвидировалась, не будучи раскрытой правительством. Лишь немногие ее члены подверглись арестам, но не по причине принадлежности к ней, а по обвинению в связях с "лондонскими пропагандистами".

В начале 60-х годов XIX в. происходили и либерально-оппозиционные выступления, среди которых наиболее значительным явилась акция тверских либералов во главе с губернским предводителем дворянства А. М. Унковским. Собравшийся в декабре 1861 г. съезд тверских мировых посредников заявил, что "законоположение 19 февраля не удовлетворило народных потребностей", и высказался за немедленный обязательный выкуп крестьянских наделов при содействии государства, за ликвидацию сословных привилегий дворянства и слияние сословий, введение независимого суда и гласности в управлении, за преобразование финансовой системы. Эти требования были изложены в составленном 3 февраля 1862 г. "Всеподданнейшем адресе", который был подписан 112 дворянами Тверской губернии, в том числе губернским и 9 уездными предводителями дворянства, и направлен Александру II. Одновременно мировые посредники Тверской губернии объявили о решении руководствоваться в своей деятельности постановлениями губернского дворянского съезда. "Адрес" вызвал сильное недовольство Александра II, который 22 февраля 1862 г. приказал 13 инициаторов его составления — мировых посредников и председателей уездных мировых съездов — заключить в Петропавловскую крепость на два года (через несколько месяцев они были освобождены, но отданы под надзор полиции). Выступление тверских либералов нашло отклик среди либерального меньшинства калужского, воронежского, московского, рязанского и тульского дворянства.

Направлением "культурного консерватизма" и общественно-литературной жизни России начала 60-х годов XIX в. являлось так называемое почвенничество. Основные принципы его были сформулированы в журналах "Время" (1861-1863) и "Эпоха" (1864-1865), издаваемых Н. Н. Страховым и братьями М. М. и Ф. М. Достоевскими. Видным идеологом "почвенничества" был писатель и публицист А. А. Григорьев, сотрудничавший в этих журналах.

"Почвенники" проповедовали идею самоценности русского народа ("почвы") и рассматривали его как "воплощение добродетели". Констатируя разрыв между "образованным обществом" и народом, "почвенники" призывали к восстановлению связей между ними на религиозно-этической основе. Для "почвенников" было характерно неприятие ни демократии, ни либерализма, ни аристократии. Противопоставление как чуждых друг другу русской и европейской культур, проповедь идеи особой миссии русского православного народа, призванного "спасти человечество и дать новые формы жизни и искусства", сближали "почвенников" со славянофилами.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы