Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Медицина arrow Физическая культура

Краткая история развития спортивной тренировки

В начальный период развития современного спорта элементарное повторение в течение нескольких недель специфической физической нагрузки было основным принципом, на котором строилась тренировка. Содержание средств и методов было крайне примитивным. Это видно из литературных источников, относящихся к середине и концу прошлого столетия, и в частности из книги Уолша, изданной в Лондоне в 1856 г. Изложенные в ней взгляды на спортивную тренировку вполне соответствуют английскому термину "training", означающему упражнение, дрессировку, т.е. механическое повторение одних и тех же упражнений с целью достигнуть улучшения технического исполнения. С течением времени практика показала, что этот способ подготовки является неэффективным, что хорошо видно из спортивно-технических результатов того периода и особенно из достижений, показанных на первых и вторых Олимпийских играх в 1896 и 1900 гг. Проведенные эксперименты по увеличению времени тренировки не дают результатов вследствие ограниченного репертуара тренировочных средств и, прежде всего, низкой их интенсивности. Так, например, в одном из известных в то время руководств по гребле утверждается, что для высококвалифицированных гребцов тренировка в течение 15–20 дней является вполне достаточной для достижения такого совершенства, какого они способны достигнуть. В дальнейшем автор Н. Д. Бутовский отмечает: "Проводились эксперименты по удлинению времени тренировки до 5–6 недель, но всегда оказывалось, что молодые спортсмены ослабевают, чем укрепляются...".

Именно эти взгляды отражают состояние не только тренировочной практики, но и уровень теоретической мысли в то время. Вот почему с полным основанием можно утверждать, что концепции спортивной тренировки в конце XVIII и в начале XIX столетия отмечались, прежде всего, своим примитивизмом.

Позднее, после вторых и третьих Олимпийских игр, стало ясно, что эпизодическая тренировочная деятельность не может привести к высоким спортивным результатам.

В дальнейшем методика тренировки делает серьезный шаг вперед, так как в спортивной литературе появляются первые системные обобщения.

В 1913 г. в США вышла книга М. Морфи "Атлетическая тренировка", в которой автор рекомендует проводить тренировочную работу от 8 до 10 недель плюс дополнительные кроссы в течение зимы и другие вспомогательные упражнения.

В 1916–1917 гг. появляются более широкие представления о тренировке. В труде Б. А. Котова "Олимпийский спорт" впервые четко сформулирована идея непрерывности и этапности тренировочного процесса. Разделение последнего на три главных этапа – "общая тренировка", "подготовительная тренировка" и "специальная работа" – обеспечивает так называемый универсализм, который позволяет осуществлять участие в различных соревнованиях. Независимо от попыток теоретического обобщения этот этап с полным правом можно определить как этап практицизма, в котором тренировка развивается по чисто эмпирическому пути.

Охватывая период 1920–1930-х гг., можно с уверенностью сказать, что он характеризуется рядом количественных и качественных изменений в теории и методике спортивной тренировки. Появление первого социалистического государства создает новые экономические, идеологические, организационные и научно-методические предпосылки для развития физической культуры и спорта, в том числе и социалистической системы спортивной тренировки. Подъем в теории и практике спорта отмечается и в других странах – США, Англии, Германии и т.д. Подготовка и участие большого числа стран и спортсменов в Олимпийских играх 1920, 1924, 1928 гг. ознаменованы рядом высоких достижений (особенно в легкой атлетике, плавании и других видах спорта). Олимпийские рекорды П. Нурми, В. Ритола в беге на 1500, 5000 и 10 000 м, Д. Вайсмюллера в плавании кролем на 100 и 400 м и ряда других достижений создают новые представления о человеческих возможностях и методах тренировки. Появляется необходимость систематизации и обобщения передового тренерского опыта и различных принципов тренировки.

Особого внимания заслуживает работа В. В. Гориневского "Научные основы спортивной тренировки" (1922), в которой автор выходит из узких рамок ранних представлений о тренировке, указывая, что для различных целей и работы необходима специальная тренировка при соблюдении общих педагогических принципов, правил гигиены и биологических закономерностей. При этом В. Гориневский подчеркивает особое значение контроля, самоконтроля и всесторонней физической подготовки, как бы для соответствующей специализации. Еще более определенную точку зрения о физической подготовке и методике обучению техническим навыкам выражает Г. К. Бирзин в своем труде "Сущность тренировки" (1925).

На наш взгляд, значительный толчок в развитии спортивной теории и практики дает первая научно-методическая конференция в 1925 г. Постепенно зарождается идея тренировки в течение всего года, которая впервые в мире находит свою практическую реализацию в 1929 г. в тренерской практике И. Н. Сергеева со спортсменами, занимающимися легкой атлетикой. Одной из важнейших проблем в тренировке к концу 1930-х гг. являлось объединение работы по технике спорта с развитием физических качеств спортсмена (Н. Г. Озолин, В. М. Дьячков). Годовой объем тренировочной работы значительно возрастает и достигает 250–300 ч, так как лучшие советские спортсмены начинают тренироваться по 4–5 раз в неделю. Здесь же отметим, что в период 1920–1930-х гг. формируются первоначальные научно-методические и практические основы советской системы спортивной тренировки.

Этот период характеризуется активной деятельностью и в других странах (Германии, Швеции, США, Англии и т.д.), прежде всего, в области легкой атлетики, плавания, лыжного спорта и в футболе. Появляются первые крупные руководства, в которых рассматриваются важные проблемы содержания и структуры спортивной тренировки. Особого внимания заслуживают труды Ф. Халта (1925), Л . Манга (1928) и особенно Л. Пикала (1930). Так, например, Л. Манг предлагает различные виды подготовки (физической, технической, тактической и др.) решать параллельно, а не последовательно, так как число соревнований в год возрастает до 20–30. Разделяя тренировку на осенне-зимний и весенне-летний периоды, Л. Манг значительно приближается к идее тренировки в течение всего года. Однако полнее в этот период изложены взгляды о тренировке в коллективном труде "Атлетика" (1930), составленном под руководством Л. Пикала. Особо ценными являются некоторые из принципов тренировки, изложенные в общем разделе этого труда, актуальность которых сохранилась до сегодняшнего времени:

  • • тренировки должны строиться на чередовании работы и отдыха. Это чередование имеет волнообразный характер и касается каждого отдельного занятия в недельном, месячном и годичном циклах;
  • • количество (объем) работы должно постепенно уменьшаться, а "острота" (напряжение) увеличиваться;
  • • необходимо всегда идти от общей тренировки к специальной.

Значительное место уделено и периодизации тренировки, в которой различают четыре периода: предварительный, весенний, летний и период осенне-зимнего отдыха.

Результаты Олимпийских игр, проходящих в 1932 и 1936 гг., а также обмен информацией между спортивными специалистами значительно обогащают представления о тренировке. Спортивно-соревновательная деятельность становится объектом исследования ряда научных дисциплин – медицины, физиологии, педагогики, психологии и др. Наиболее сильно эта тенденция чувствовалась в СССР, где массовое развитие спорта в качестве партийной и государственной политики было сильно стимулировано созданием в 1931 г. комплекса ГТО ("Готов к труду и обороне").

По основам тренировки в довоенный период выходит большое число публикаций – А. Н. Крестовников, А. А. Ованесян, И. М. Коряковский, Г. В. Васильев, Б. Н. Взоров, Н. Г. Озолин, В. М. Дьячков, Ю. Н. Гориневский.

Впервые в мире Ю. Н. Гориневский (1938) предлагает многолетнее планирование спортивной тренировки. К. X. Грантин мотивирует идею так называемых максимальных тренировочных нагрузок "в пределах всех возможностей организма". В результате этого годовой объем тренировок в этот период достигает 400–500 ч за счет так называемых двукратных тренировок в течение дня. Таким образом, окончательно утверждается принцип круглогодичного тренировочного процесса.

Активная тренировочная и исследовательская работа осуществляется в Германии. Милитаристские тенденции в спорте сильно активизируют строительство материальной базы спорта и разработку эффективных методов тренировки (И. Вайтцер, В. Гершлер, Р. Хоке, Г. Доноп, К. Зеегер и др.).

Довольно значительный вклад в развитие спортивной тренировки внесли и другие специалисты, которые развивают как общие, так и частные проблемы: М. Буаже (Франция) по проблемам спортивной формы; Г. Холмер (Швеция) по легкой атлетике; С. Тахакиро (Япония) по плаванию; М. Бениен (Франция) в футболе и т.д. В результате общих усилий в этот период тренировочная методика делает серьезный шаг вперед в отношении концепций о непрерывности тренировочного процесса и значительного увеличения тренировочных нагрузок. К сожалению, Вторая мировая война прервала всякую тренировочную и исследовательскую деятельность в области спорта, затронув в наибольшей степени СССР, страны Европы и отчасти США и Японию.

Период после Второй мировой войны характеризуется, прежде всего, убедительными показателями социалистического спорта на Олимпийских играх в Лондоне (1948) и особенно в Хельсинки (1952).

Особо следует подчеркнуть, что послевоенный период является исключительно плодотворным для развития теории и методики спорта вообще. Большие успехи советской спортивной науки и практики дают мощный толчок прогрессивным спортивным тенденциям в новых социалистических странах. Богатый советский опыт содействует формированию соответствующих систем физического воспитания и спорта на качественно новых идейно-методологических и организационных основах. Активное изучение советского опыта в начале этого этапа постепенно перерастает в двусторонний и многосторонний процесс творческих контактов между социалистическими странами. Он обогащает теорию и практику спорта новым содержанием. Вклад в этом направлении вносят также специалисты других социалистических стран, где в ряде видов спорта имеются еще довоенные традиции: в Венгрии – это футбол, плавание, фехтование, бокс; в Польше – легкая атлетика, борьба; в Чехословакии – футбол, штанга, гимнастика; в Румынии – футбол, легкая атлетика, настольный теннис; в Болгарии – известные традиции в борьбе, футболе, легкой и тяжелой атлетике и других видах спорта.

В целом можно отметить, что развитие тренировочной методики в данный период является, прежде всего, делом советских научных и спортивно-педагогических кадров. Несмотря на тяжелые условия, в послевоенные годы выходит ряд крупных публикаций, из которых особого внимания заслуживают: монография Н. А. Бернштейна "О построении движений", удостоенная Государственной премии; работы В. С. Фарфеля по физиологии выносливости и тренированности; работа А. Н. Крестовникова "Очерки по физиологии физических упражнений"; монографии А. Д. Новикова, К. X. Грантина, В. В. Белиновича и др . по теории и методике физического воспитания; книга Н. Г. Озолина по легкой атлетике и много других работ.

В результате решается ряд методологических и практических проблем спортивной тренировки. В это время особенно активны исследования об интенсивности средств и методов тренировки, а также об ее периодизации в капиталистических странах. Однако отсутствие четких методологических позиций является причиной их известного отставания по сравнению с СССР. Достаточно отметить, что принцип круглогодичной тренировки подвергался практической проверке в Англии в конце 1940-х гг. (Д. Дайсен, А. Ньютон), а позднее во Франции (П. Левден). Что касается ряда конкретных исследований, особую активность проявляют немецкие и американские специалисты. Так, например, В. Гершлер, X. Райндел и X. Роскам (1946–1952) разрабатывают основы интервальной тренировки. Делаются обобщения о влиянии сезонно-климатических условий на спортивную работоспособность – Э. Мюллер и Т. Хетингер (1952). Активно изучается иностранный опыт (Т. Нетт, П. Куц и др.).

Интенсивно решаются проблемы периодизации в США. Вводится так называемый "кондиционный цикл", в течение которого ведется работа, главным образом по общей и специальной физической подготовке (Г. Форд); Г. Бреснаан и В. Татл предложили специальную периодизацию, состоящую из четырех периодов, что позволяет легкоатлетам участвовать в большем количестве соревнований.

Итак, обобщая обширные данные в развитии спортивной тренировки за период непосредственно после Второй мировой войны, необходимо подчеркнуть, прежде всего, стремление к активному сотрудничеству, обмену информацией и обобщению опыта. Независимо от экономических затруднений для развития спорта существуют благоприятные психологические предпосылки.

Следующий период охватывает до 1964 г. и отличается рядом благоприятных предпосылок для развития спортивной тренировки:

  • • систематическое (без перерывов) проведение последующих олимпиад, мировых, европейских и других первенств создает условия для целенаправленной многолетней подготовки;
  • • широкий обмен информацией между участвующими странами, число которых непрерывно увеличивается;
  • • значительное улучшение материально-технического и организационного обеспечения спортивной подготовки.

Вследствие возросших престижных функций большого спорта подготовка высококвалифицированных спортсменов становится объектом систематических исследований, для чего практически во всех странах создаются научно-комплексные лаборатории. В своей совокупности эти факторы оказывают прямое или косвенное влияние на тренерскую практику: впервые экспериментально исследуется макроструктура спортивной тренировки (И. В. Вржесневский с соавторами – в плавании; Л. С. Хоменков, З. П. Синицкий, В. П. Филин – в легкой атлетике и др.); вводится контроль над тренировочными нагрузками с участием научно-исследовательских коллективов (СССР, США, Польша, ФРГ, Венгрия и др.); тренировочный процесс планируется на весь четырехлетний цикл, обращая особое внимание на объективные критерии спортивной подготовки; годовой объем тренировки достигает границ в 900 ч, так как систематически проводится по две тренировки в сутки.

Организация, подготовка и участие в Олимпийских играх 1956, 1960 и 1964 гг. характеризуется активной тренировочной, соревновательной и научно-исследовательской деятельностью. Чрезвычайно сильно возрастает значение функциональной подготовки, что ведет к разработке новых средств и методов развития двигательных свойств. Появляется так называемая "изометрическая тренировка", которая после первых публикаций Э. Мюллера и Т. Хетингера (1953) приобретает особую популярность. Ее внедрение в практику известными тренерами, такими как Дж. Каунсилмен – в плавании, Т. Нетт – в легкой атлетике, Б. Гофман – в тяжелой атлетике, Б. Петит – в баскетболе и другими значительно повышает интерес к силовой подготовке. Проводятся широкие экспериментальные исследования (Р. Бергер, Н. Баргам, И. Денисон, М. Новел, В. Морфорд, Б. Гофман, К. Поулсин, П. Чарлз, Э. Мюллер, Т. Нетт, Н. Верещагин, А. Воробьев, Г. Семенов, В. Чудинов и др.).

Дальнейший поиск более эффективных методов для так называемого кондиционного тренинга приводит к созданию "круговой тренировки". Ее авторами считаются Р. Морган и Г. Адамсон (1959). Быстрое внедрение данной тренировки связано с изданием ряда пособий (А. Кирх, Э. Мюллер, Й. Ульрих, Т. Нетт, И. Баргам, Дж. Каунсилмен и др.). Специального внимания заслуживает разработанная Райнделом, Роскамом и Гершлером "интервальная тренировка" для развития общей и специальной выносливости посредством стимулирования анаэробной работы. Усиленно пробивает себе дорогу так называемая "марафонская тренировка", широко применяемая А. Лидьярдом (Новая Зеландия) и П. Черутти (Австралия). Доказательством ее эффективности являются олимпийские звания их воспитанников: П. Снелл (800 м) и X. Эллиот (1500 м) на Олимпийских играх в Риме (1960).

Углубленные исследования в этот период осуществляются и в отношении периодизации спортивной тренировки. На широкую дискуссию вынесены проблемы о роли сезонноклиматических условий, спортивного календаря и особенно так называемых эндогенных факторов. Последние являются причиной серьезных увлечений в построении спортивной тренировки, преимущественно основывающейся на биоритмах, отражающих физическую, эмоциональную и интеллектуальную активность организма.

Совершенствование средств регистрации и точного биомеханического анализа дает мощный толчок исследованиям в сфере технического обучения и усовершенствования. Предпринимаются серьезные попытки осмысливания результатов в свете новых идей по управлению двигательной деятельностью, взятых из кибернетики, теории информации и других отраслей знания.

Появляются достаточно объемные пособия и научно-методические монографии таких специалистов, как Н. Озолин, A. Новиков, В. Дьячков, Л. Матвеев, Т. Нетт, П. Черутти, B. Гершлер, А. Лидьярд, Г. Холмер, Дж. Каунсилмен, Д. Матвеев, П. Щерев, Кр. Крыстев, В. Фарфель, Я. Коц, В. Зациорский, Ю. Верхошанский, Г . Туманян, М. Годик, А. Новиков, Н. Волков и др. Период после 1964 г. характеризуется прежде всего тем, что теория и методика спортивной тренировки развиваются исключительно быстрыми темпами под непосредственным влиянием научно-технических достижений во всех сферах жизни. Значительно возрастают общественные функции спорта высших достижений, что непосредственно отражается на практической и научно-исследовательской деятельности в этой области.

Вполне очевидно, что, несмотря на идеологические и общественно-экономические различия между отдельными странами, постепенно формируются характерные черты единого международного спортивного движения на общих принципах олимпизма, что дает мощный толчок интегративным процессам в основных направлениях спортивной тренировки.

Теория спорта, особенно в 1970-е гг. и по настоящее время, пополняется новыми исследовательскими данными и приобретает формы самостоятельной системы научных знаний о структурном и функциональном совершенствовании человеческого организма. Иначе говоря, научно-методические проблемы в сфере большого спорта выходят из узких рамок различных систем спортивной подготовки и становятся достоянием специалистов многих стран. Этот процесс является закономерным и отражает, прежде всего, растущие нужды тренировочной практики и новых методов совершенствования спортивной подготовки. Это приводит, с одной стороны, к еще более глубокому исследованию конкретных явлений и процессов, а с другой – к расширению связей между различными отраслями науки и техники. Иными словами, все это создает предпосылки для постепенного, целостного охвата спортивной тренировки как динамической системы, чье дальнейшее совершенствование возможно лишь на основе новейших достижений естественных наук и общих принципов управления сложными системами, сформулированными кибернетикой.

Из приведенного исторического обзора видно, что богатый опыт, накопленный в течение многих лет, чрезвычайно способствует созданию целостной системы знаний о спортивной деятельности, позволяющей вскрыть те закономерности, которые ведут к полному проявлению человеческих возможностей, а отсюда и к высоким спортивным достижениям. Анализ этих результатов показывает, что их непрерывное улучшение является функцией растущих требований к организму спортсмена в процессе тренировки. Независимо от различий в средствах и методах воздействия (под влиянием отдельных школ) все представления о тренировке эволюционировали в одном направлении и обозначались переходом от фрагментарной к системной тренировочной деятельности при постепенном увеличении ее объема, интенсивности и координационной сложности.

Следовательно, речь идет об объективных законах, которые определяют качественную специфику активных изменений в биологической системе в условиях тренировки. Этот процесс сопровождается рядом взаимосвязанных структурно-функциональных перестроек в организме и качественными изменениями его внешних отношений. Открытие этих закономерностей как задачи спортивной теории и практики позволяет глубже вникнуть в сущность процесса приспособления и на этой основе сформулировать те принципы тренировки, которые обеспечивают ее высокую эффективность. Решение этой проблемы является исключительно сложной задачей. Попытки принципиального обобщения эмпирических данных с частнонаучных позиций (физиологических, биохимических, социально-психологических, спортивно-педагогических и др.) показывают, что им более всего сопутствовали ошибки методологического характера. Избежать ошибок можно только в рамках обобщенной системы социально-теоретических и философских знаний как единой методологической основы исследования конкретных явлений и процессов.

Объем спортивной тренировки – это живой организм, который представляет собой сложную систему динамически связанных отношений как между ее внутренними звеньями (системы, органы и звенья), так и с внешней средой. Большие достижения биологической науки в последние годы убедительно показывают, что "...в основе жизни лежит сочетание трех потоков: потока вещества, потока энергии и потока информации. Они качественно глубоко различны, но сливаются в некое единство высшего порядка, которое можно было бы охарактеризовать как “биологическое триединство”, образующее динамическую основу жизни". В сущности, эти три потока конкретизируют связи между структурной организацией живых систем и средой.

Вещественные и энергетические связи организма со средой реализуются за счет материи и энергии, идущих извне и обработанных белками. Информационные связи реализуются путем обработки поступающей энергии извне и информации от нуклеиновых кислот. Экспериментальные данные показывают, что в белках и нуклеиновых кислотах, без которых невозможна жизнь, существует строгая дифференциация функций, которая обеспечивает обмен веществ и способность организма восстанавливаться, обновляться и самовоспроизводиться.

Исходя из изложенных идей, спортивную тренировку можно рассматривать как исключительно эффективный "инструмент" для активного целенаправленного воздействия на биосоциальную природу человека, для всестороннего развития и совершенствования его двигательных возможностей.

Вот почему открытие закономерностей спортивного совершенствования неразрывно связано с "познанием" тех функционально-приспособительных перестроек в организме, которые под влиянием тренировки приводят к качественным изменениям в характере его внешних отношений. Решение этой проблемы возможно лишь на общих принципах управления сложными динамическими системами, сформулированными кибернетикой.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы