Судебно-психологическая экспертиза в судопроизводстве

Предмет судебно-психологической экспертизы, основания и поводы ее назначения

Этапы развития института судебно-психологической экспертизы в России.

Первая попытка привлечения психологических знаний в суде была предпринята в 1883 г. при рассмотрении уголовного дела об изнасиловании. Предметом исследований явилось психическое состояние потерпевшей, не сумевшей оказать должного сопротивления насильнику и в последующем на этой почве покончившей жизнь самоубийством. Подобного рода исследования, названные А. Ф. Кони "экспертизой чувств и впечатлений", вызвали неоднозначное к ним отношение. Сам А. Ф. Кони, хотя и не мог не признать эту экспертизу весьма интересной, отнесся к ней скептически ввиду ее субъективного характера, низкого научного уровня, что, естественно, определялось общим уровнем развития психологической науки в то время1. Тем не менее стремление использовать психологические знания в судопроизводстве не оставляло многих юристов.

Одним из активных сторонников внедрения психологических знаний в уголовный процесс был известный русский юрист Л. Е. Владимиров, который предлагал проводить в суде психологические исследования для выяснения психического состояния подсудимого "ввиду отсутствия во время совершения преступления достаточного мотива", определения "силы аффекта, под действием которого находился подсудимый", в случаях, когда "замечались признаки, указывающие на уменьшенную вменяемость"'.

В 1929 г. выходит монография А. Е. Брусиловского, посвященная судебно-психологической экспертизе. В ней намечались основные направления использования психологических знаний при расследовании уголовных дел, в которых обвинение "строилось на показаниях малолетних свидетелей", при расследовании железнодорожных катастроф, убийств, самоубийств и некоторых других преступлений. В это же время В. А. Внуковым, Я. М. Канторовичем, А. С. Тагером проводились исследования в области практического применения психологических знаний в уголовном судопроизводстве. Интересными, многообещающими были эксперименты А. Р. Лурии, направленные на выявление "психических следов" преступления, разработку методики психологической диагностики возможной причастности к совершенному преступлению заподозренных в нем лиц.

Наряду с этим высказывались и довольно расплывчатые суждения, например о медико-психологическом обследовании подозреваемых, определении правдивости их показаний в целях решения вопроса о том, не относятся ли они но своим психологическим особенностям к числу возможных преступников.

К сожалению, в последующие годы возобладала точка зрения о недопустимости вообще какой бы то ни было судебно-психологической экспертизы, поскольку она якобы умаляет роль суда, подменяет "судейское убеждение произволом, который лишь завуалирован квазинаучным облачением"1. Некоторые авторы доходили даже до абсурдных утверждений, будто с помощью СПЭ "протаскиваются" в уголовный процесс "фашистско-неоломброзианские идеи".

Тем не менее разумный взгляд на использование СПЭ в уголовном судопроизводстве, в первую очередь по делам о несовершеннолетних, возобладал. На рубеже 1960-х гг. гонения на нес постепенно прекратились. Ведущие ученые-юристы страны (А. В. Дулов, Г. М. Миньковский, М. М. Коченов, А. Р. Ратинов, Л. И. Рогачевский, Я. М. Яковлев и др.) начали активную исследовательскую деятельность, нацеленную на создание теоретического фундамента СПЭ и внедрение практических рекомендаций по ее использованию в уголовном судопроизводстве2. В эти же годы были проведены первые экспертные психологические исследования по конкретным уголовным делам.

В 1964 г. судебная психология в качестве обязательной учебной дисциплины вводится во всех юридических вузах страны. Этот факт оказал еще более положительное влияние на разработку проблем судебно-психологической экспертизы.

В 1978 г. в Прокуратуре СССР совместно с представителями Верховного Суда СССР, РСФСР, учеными-юристами, психологами состоялось совещание, посвященное использованию судебно-психологической экспертизы в уголовном судопроизводстве, на котором было принято решение о дальнейшем расширении исследований в области СПЭ. В институте прокуратуры в секторе психологических проблем борьбы с преступностью (проф. А. Р. Ратинов) была создана экспертная группа (руководитель М. М. Коченов), на которую возлагалась разработка и координация научно-исследовательских работ в области СПЭ в сфере уголовного судопроизводства.

В этой связи особо следует отметить огромный вклад, который внес М. М. Коченов в научную разработку проблем СПЭ, создание и апробацию на практике методических рекомендаций, успешно применяемых в настоящее время в борьбе с преступностью1. Научные идеи, исследования М. М. Коченова в области использования достижений современной психологической науки в законотворческой, правоприменительной деятельности лежат в основе многих работ ученых, продолживших его дело.

В 1980 г. во все органы прокуратуры страны было разослано методическое письмо Генеральной прокуратуры СССР, подготовленное М. М. Коченовым. Оно было посвящено использованию возможностей СПЭ при расследовании преступлений и, с одной стороны, явилось своеобразным итогом проделанной исследователем работы, а с другой - открыло еще больший простор для использования психологических знаний при расследовании преступлений2. Крайне важным событием, повлиявшим на дальнейшее развитие института СПЭ, явилось принятие в 1996 г. нового УК. Однако до привлечения СПЭ в гражданское и тем более в административное судопроизводство дело еще не доходило.

Методологические основы судебно-психологической экспертизы.

Методологическую основу СПЭ составляют общепсихологические научные принципы: развития психики человека в единстве его сознания и деятельности, детерминизма, системности. Наряду с ними на формирование методологии СПЭ оказывают влияние и принципы, теоретические положения правовой науки, теории доказательств, принципы законности, объективности, гуманного отношения к личности участников судопроизводства и т.д.

Методика проведения судебно-психологической экспертизы предполагает широкий выбор различных методов:

Доктор психологических наук М. М. Коченов (1935-1999)

Доктор психологических наук М. М. Коченов (1935-1999)

  • - изучение материалов дела и других документов, имеющих к нему отношение;
  • - ретроспективный психологический анализ (метод ретроспективной диагностики) происшедшего события, поведения подэкспертного лица, его психического состояния на основе диагностических признаков последнего (М. М. Коченов, О. Д. Ситковская);
  • - знакомство с анамнестическими данными о личности подэкспертного;
  • - беседа с подэкспертным лицом и другими участниками процесса;
  • - экспериментальное психодиагностическое исследование подэкспертного с применением различных методов психодиагностики.

Предмет судебно-психологической экспертизы.

Основная задача СПЭ сводится к оказанию помощи суду, органам предварительного следствия в более глубоком исследовании специальных вопросов психологического характера но уголовным делам; делам об административных правонарушениях; вопросов, являющихся составным элементом гражданско-правовых споров. Исходя из этого, можно дать следующее определение предмета СПЭ.

Итак, предмет судебно-психологической экспертизы составляют индивидуально-психологические особенности, психические познавательные процессы, состояния, свойства психически здоровых лиц, участвующих в судопроизводстве, особенности их психической деятельности, временные (неболезненные) изменения сознания, экспертное психологическое исследование которых имеет значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. Иначе говоря, предметом СПЭ являются индивидуально-своеобразные черты психического отражения участниками судопроизводства различных явлений окружающей действительности, оценка которых имеет правовое значение для правильного принятия решений по конкретным делам в уголовном, гражданском, административном судопроизводстве1. В тех же случаях, когда в ходе судопроизводства возникают сомнения относительно возможных отклонений социально-психологического функционирования у того или иного участника процесса от психической нормы осознания, понимания им в полной мере юридически-релевантных событий, в которые он вовлечен, его способности руководить своими действиями, назначается комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза (КСППЭ) с участием в ней на паритетных началах в качестве экспертов психологов и психиатров1.

Основания назначения и проведения судебно-психологической экспертизы. В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" правовой основой государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации являются Конституция РФ (прежде всего ст. 21, 22), указанный Закон, УПК (ст. 195-207,283), ГПК (ст. 79-80,82-87), КоАП (ст. 26.4), другие федеральные законы, а также нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, регулирующие организацию и производство судебной экспертизы. Данное положение, безусловно, полностью относится и к судебно-психологической (комплексной судебной психолого-психиатрической) экспертизе.

По конкретному же делу - неважно к какой сфере правоотношений оно относится - основаниями производства любой экспертизы, в том числе, разумеется, и СПЭ, в соответствии с ч. 1 ст. 19 Закона о судебно-экспертной деятельности являются определение суда, постановление судьи, лица, производящего дознание, следователя, вынесенные в соответствии с теми или иными нормами права. Так, при расследовании, рассмотрении уголовных дел - это ст. 195, 283 УПК, при рассмотрении гражданско-правовых споров в суде - ст. 79 ГПК, при административном расследовании правонарушений - ст. 26.4 КоАП.

Поводы назначения судебно-психологической экспертизы. Поводами назначения СПЭ могут быть любые фактические обстоятельства, требующие соответствующего психологического анализа. Поводом назначения СПЭ также могут послужить и какие-либо сомнения, возникшие у следователя, судьи относительно психологических особенностей поведения тех или иных участников уголовного, гражданского или административного судопроизводства, причин психологического характера их действий, психологического содержания их мотивационной сферы, волеизъявления и т.п. Кроме того, нужно иметь в виду, что в некоторые статьи УК введены такие понятия и категории из области психологии, как "психофизиологические качества" лица, причинившего вред в "экстремальных условиях"; "нервно-психические перегрузки" (ст. 28), "обоснованный риск" (ст. 61), аффект (ст. 107, 113), психические страдания (ст. 117), беспомощное состояние потерпевшей (ст. 131) и т.д. Установленные в ходе допроса свидетелей, потерпевших, обвиняемых отдельные признаки упомянутых выше явлений, повлиявшие на поведение этих лиц, также могут рассматриваться в качестве повода для назначения СПЭ.

Например, при оценке поведения обвиняемого в убийстве в качестве такого повода могут быть отдельные признаки его необычного поведения (повышенная эмоциональная возбудимость, внешне наблюдаемые признаки расстройства вегетативной нервной системы, речи и т.п.). По делам об изнасиловании поводами для назначения СПЭ обычно служат признаки поведения потерпевшей в момент нападения на нее, свидетельствующие о ее психической беспомощности (не звала на помощь, не оказывала активного сопротивления, хотя физически могла бы это сделать, и т.д.). При расследовании происшествий, связанных с управлением различными техническими устройствами, в качестве поводов для назначения СПЭ могут послужить некоторые индивидуально-психологические особенности личности, психофизиологические качества оператора, не соответствующие требованиям его профессии, должностным обязанностям; отдельные поведенческие признаки, свидетельствующие о том, что он, оказавшись в условиях воздействия нервно-психических перегрузок, значительно превосходящих порог его стрессоустойчивости, проявил свою профессиональную непригодность и совершил правонарушение, подпадающее под действие УК либо КоАП.

По уголовным делам о совершении преступлений несовершеннолетними поводами для назначения СПЭ обычно служат признаки их отставания в психическом развитии; кажущиеся безмотивность, немотивированная жестокость, избыточная демонстративность поведения; признаки педагогической запущенности и т.д. Поводами для назначения СПЭ также могут служить сомнения следователя (суда) относительно способности свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать важные для дела обстоятельства, давать о них показания.

Как и при расследовании преступлений, помощь экспертов-психологов может потребоваться и при разрешении гражданско-правовых споров. Поводами для ее назначения в этих случаях также могут стать любые фактические данные, имеющие отношение к психологическим аспектам поведения одной из конфликтующих сторон.

Например, при рассмотрении судом искового заявления о признании недействительности сделки поводами для назначения СПЭ могут быть определенные поведенческие признаки истца (ответчика), необычное состояние его психики в момент заключения договора, свидетельствующие о том, что он находился под воздействием сильного эмоционального стресса, оказавшего негативное влияние на его познавательные, прогностические способности, волеизъявление, в том числе и на способность понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК).

Иногда сам характер спора, например о том, с кем из родителей после расторжения брака будет находиться ребенок, может послужить поводом для назначения СПЭ с привлечением для ее проведения специалистов в области детской психологии.

При разрешении вопросов, связанных с возмещением гражданину морального вреда (ст. 151 ГК), поскольку суд должен установить, что именно подтверждает факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, в качестве повода для назначения экспертизы могут явиться признаки сильных эмоциональных переживаний, психической травмы, о которых свидетельствует сам гражданин или его близкие, иные лица, наблюдавшие за ним после причиненного ему вреда, и т.д.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >