Гипотетико-дедуктивный путь познания

В результате изучения данной главы магистрант должен:

знать

  • • специфику дедукции и индукции как методов научного познания;
  • • сущность и структуру гипотетико-дедуктивного метода;
  • • особенности гипотетико-дедуктивной модели науки;
  • • специфику применения гипотетико-дедуктивного метода в теории социальной работы;

уметь

  • • выявлять единство и различия методов индукции, дедукции и гипотетико-дедуктивного метода;
  • • характеризовать различия контекста открытия и контекста обоснования;

владеть

  • • категориальным аппаратом исследования гипотетико-дедуктивного метода познания;
  • • навыками применения гипотетико-дедуктивного метода в контексте обоснования важнейших положений теории социальной работы.

Результаты опыта всегда имеют гипотетический, вероятностный характер. Осмысление этого факта в современной науке заставило отказаться от господствовавшего в науке Нового времени взгляда о том, что методы эмпирических наук основываются на индукции, т.е. на установлении общих законов на основе опытного исследования отдельных явлений и событий. Отказ от преувеличения индуктивной модели обоснования науки заставил ученых обратиться к анализу роли гипотез.

Дедукция и индукция как методы научного познания

У истоков индуктивного метода исследования стоит родоначальник материализма Нового времени Ф. Бэкон, который в противовес "Органону" Аристотеля (Ф. Бэкон считал, что изложенная в "Органоне" силлогистика Аристотеля неприменима для эмпирических наук) написал "Новый Органон", в котором изложил правила индуктивных рассуждений, выступающие, по его мнению, в качестве универсального инструмента для открытия любых новых истин о природе.

Ф. Бэкон надеялся, что ему удалось построить логический алгоритм открытий. Действительно, с помощью индукции можно открывать простейшие эмпирические законы. Однако такого рода законы, во-первых, не выходят за рамки наблюдаемых свойств явлений, во-вторых, результаты индукции являются вероятностными (правдоподобными) в той или иной степени.

Два столетия спустя Дж. Ст. Милль усовершенствовал методологию Ф. Бэкона, разработав методы элиминативной индукции (индукции методом исключения), которые, по его мнению, позволяют обнаруживать законы причинной связи явлений.

Однако, как и у Ф. Бэкона, на основе методологии Дж. Ст. Милля можно было устанавливать лишь простейшие причинные законы, которые при этом выражали повторяющиеся отношения между свойствами наблюдаемых явлений.

В то же время выявление сущности исследуемых объектов требует перехода от эмпирических исследований к теоретическим понятиям и обобщениям фактов, а такой переход нуждается в выдвижении гипотез. "Поэтому никакого чисто логического пути перехода от эмпирических фактов к теоретическим законам не существует хотя бы потому, что в эмпирическом познании отсутствуют теоретические понятия", – подчеркивает Г. И. Рузавин.

Отметим, что дедуктивный метод познания, разработанный Аристотелем в форме силлогистики, не был отвергнут до конца в эпоху Нового времени и получил развитие прежде всего у Р. Декарта, который вслед за Ф. Бэконом предлагает свести сложное к простому, а затем ступень за ступенью познавать многообразный сложный мир.

Простейший пример дедукции:

Все рыбы имеют жабры

Кит не имеет жабр

Следовательно, кит – не рыба

Большей посылкой силлогизма в данном случае выступает достаточно хорошо известное общее положение "Все рыбы имеют жабры".

"Кит не имеет жабр" – меньшая посылка.

В качестве среднего термина силлогизма выступает понятие "иметь жабры".

Крайние термины силлогизма:

  • – больший термин – "рыба",
  • – меньший термин – "кит".

Поскольку каждая из посылок характеризует отношение одного из крайних терминов к среднему термину, а средний термин присутствует в обеих посылках, становится возможным сделать заключение об отношении крайних терминов друг к другу.

Очевидно, что заключение силлогизма относительно частного положения становится возможным лишь тогда, когда уже известны общие положения, поэтому при использовании дедукции в качестве метода получения нового знания возникает вопрос об источнике познания общих положений.

Осмысливая эту проблему, Р. Декарт понимает, что дедукция как движение от общего к частному не может идти из бесконечности. По его мнению, необходимые для дедуктивных умозаключений исходные общие положения ниоткуда не выводимы. Эти положения являются врожденными и формулируются на основании интуиции, которая у Р. Декарта выступает как предел рациональности, как ее высшее воплощение.

Интуиция, порожденная "естественным светом разума", непосредственна, ее результаты достоверны и не требуют доказательств. Характеристика интуиции в системе дедуктивного рассуждения была слабым звеном методологических рассуждений Р. Декарта.

Однако и бэконовская индуктивная логика стала подвергаться критике. Одним из первых против индуктивной модели научного открытия выступил английский историк науки У. Уэвелл в книге "Философия индуктивных наук" (1840). С его точки зрения, научное открытие должно всегда зависеть от какой-либо счастливой мысли, но проследить происхождение такой мысли мы не в состоянии. Вместе с тем удачные догадки и предположения возникают не на пустом месте. Эти догадки являются результатом систематических эмпирических и теоретических исследований. На основе таких исследований в науке появляются гипотезы. Обоснованные и доказанные гипотезы составляют основу теорий, объясняющих законы функционирования и развития исследуемого объекта познания.

В итоге возникает вопрос о состоятельности самой индукции как метода исследования. Действительно, на каком основании мы можем утверждать, что общее или универсальное заключение, опирающееся на частные суждения о результатах опыта, окажется истинным?

Для дедуктивных выводов такое обоснование существует. Классическая логика демонстрирует: если посылки дедуктивного умозаключения являются истинными, то и заключение является истинным и достоверным. Частный случай индукции – полная индукция – оказывается состоятельным на основе такого же обоснования. Однако такого основания нет для индукции в ее общем понимании, включая неполную индукцию, – истинность ее посылок не обеспечивает истинности заключения.

В связи с этим обоснование состоятельности индукции фактически сводится к поиску общего принципа обоснования индукции. Некоторые исследователи видели такой принцип:

  • – в единообразии природы (Дж. Ст. Милль);
  • – априорном характере причинной связи (И. Кант);
  • – сведении (редукции) индукции к вероятности (Г. Рейхенбах).

Однако ни один из этих принципов в конечном итоге не привел к желаемой цели.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >