Правовой статус офшорных компаний

Офшорная компания - это юридическое лицо, зарегистрированное в специфическом территориальном образовании - офшорной зоне, наделенное специальным налоговым статусом (льготный режим налогообложения, статус "нерезидента" или "льготный налоговый статус резидента"). Офшорной компании предоставляется льготный административный режим и обеспечивается конфиденциальность сведений о собственниках компании. Регистрация офшорной компании позволяет минимизировать налоги, увеличить доход, облегчить ведение бизнеса, застраховать себя от возможных рисков, связанных с политической или экономической нестабильностью.

Личный статут компании - законодательство офшорной зоны, однако офшорные субъекты ведут свою коммерческую деятельность за пределами офшорной юрисдикции. Льготы в отношении деятельности таких компаний не касаются их личного статута, а только дополняют правовое регулирование. Простейшая схема офшорных операций основана на универсальном принципе налогового законодательства: обязательному налогообложению подлежат те доходы и то имущество, источник которых находится на территории данного государства. Если источник находится за рубежом, он может исключаться из сферы налоговой ответственности в конкретном государстве.

Наиболее удобная форма организации офшорных предприятий - акционерное общество. Чаще всего для офшорных предприятий избираются формы, предусматривающие ограниченную ответственность владельцев в объеме их доли в капитале фирмы. Суд может не признать ограничение ответственности, если компания была зарегистрирована специально для уклонения от законных требований кредиторов.

Основные характеристики "классической" офшорной компании:

  • 1. Офшорная компания - нерезидент в стране регистрации; центр ее управления и контроля находится за рубежом; деятельность осуществляется за пределами "налоговой гавани".
  • 2. Офшорная компания освобождена от налогов и выплачивает ежегодный регистрационный сбор; отсутствуют налоги на дивиденды, налог у источника, налог на проценты за кредит.
  • 3. Упрощена процедура регистрации и управления компанией; допускается использование института номинальных акционеров (доверенных лиц, которые приобретают акции на свое имя по поручению реального владельца) и номинальных директоров (доверенные лица, на которых реальными директорами возложено управление компанией); управление осуществляется с помощью секретарской компании.
  • 4. Отсутствует валютный контроль, требования по финансовой отчетности сведены к минимуму, аудиторские проверки не требуются.
  • 5. Полная конфиденциальность информации о реальных владельцах компании.

Ядро офшорного режима - принцип льготного налогообложения (особенно льготы по налогу на доходы офшорных компаний). Важная льгота - принцип валютной автономии. Финансовые операции офшорной компании не подвергаются ограничениям местного валютного контроля. Офшорная компания вправе свободно распоряжаться банковскими счетами в местных и зарубежных банках, формировать уставный капитал в любой валюте.

Одна из кардинальных особенностей законодательства большинства офшорных зон - принцип конфиденциальности имен владельцев и акционеров офшорной компании. Во многих юрисдикциях за разглашение таких сведений предусмотрена уголовная ответственность (Каймановы острова - Закон о компаниях (в ред. 2010)). Администрация офшора может выдать подобные сведения только на основании судебного решения. Большинство налоговых гаваней не предоставляет информацию, кроме случаев, когда это предусмотрено международными соглашениями (Барбадос - Закон о конфиденциальности информации (1992)).

Конфиденциальность владения обеспечивается институтом номинальных владельцев и номинальных директоров. Номинальный владелец или директор лишь формально находится на этой должности, фактически он берет на себя обязательство не совершать каких-либо действий, не предусмотренных контрактом с ним. Истинный владелец компании имеет доверенность на право совершения юридических действий от имени компании.

Подавляющее большинство операций офшорной компании в стране регистрации реализуется через специальные секретарские компании, которые предоставляют комплекс услуг по деятельности офшорных компаний. В некоторых юрисдикциях наличие секретарского сервиса обязательно; компания должна иметь минимум двух учредителей-резидентов, минимум одного директора и секретаря компании, которые были бы резидентами страны регистрации. Номинальных директоров и секретарей представляет из числа своих сотрудников секретарская компания.

В связи с наличием института номинальных директоров в англоамериканской судебной практике закреплена доктрина "теневого директора" (Shadow director). Официально этот термин появился в 1986 г. в английском законе о дисквалификации директора. Теневой директор - это лицо, скрывающееся за номинальным директором и осуществляющее реальное управление компанией; лицо, с чьими инструкциями и указаниями номинальные директора компании действуют1. Институт "теневого директора" позволяет налоговым органам привлекать к ответственности за недобросовестную деятельность компании не номинального директора, а лицо, которое осуществляет реальное управление.

Принцип льготного налогообложения связан со специфическим признаком офшора - компания не ведет коммерческой деятельности на территории, где она зарегистрирована. Это свойство дало название всему виду деятельности. В законодательстве большинства офшорных зон установлен императив - осуществлять проведение деловых операций исключительно за пределами юрисдикции, где данная офшорная компания официально зарегистрирована. Цель такого запрета - защита конкурентоспособности субъектов внутреннего рынка офшорной зоны, защита собственного предпринимательства. В последнее время появились "промежуточные" налоговые статусы, в связи с чем принцип запрета хозяйственной деятельности на территории инкорпорации во многом прекратил свое действие.

Виды налогового статуса в офшорных юрисдикциях:

  • 1) нерезидентная компания (Non Resident Company) ;
  • 2) национальная компания, т.е. зарегистрированная без присвоения особого статуса (Ordinary National Company);
  • 3) национальная компания со специальным налоговым статусом.

Статус нерезидентной компании влечет освобождение от налогообложения, если получение доходов производится из источников, расположенных за пределами страны регистрации. В ряде юрисдикции приняты специальные законы об освобожденных от налогов (нерезидентных) субъектах: Джерси (1994), Багамские острова (1995), остров Мэн (1994).

Национальная компания - это обычная компания, зарегистрированная без присвоения какого-либо особого статуса. На национальные компании в полном объеме распространяются все виды валютных ограничений. Компания с этим статусом - субъект обложения всеми установленными в стране налогами. Компания со специальным налоговым статусом - это национальная компания, которая при регистрации либо впоследствии приобретает льготный налоговый статус. Учредители могут зарегистрировать стандартную национальную компанию, а затем оформить предоставление сертификата об освобождении от налогов на определенный срок (Вануату, Джерси, Ирландия).

Специальные налоговые статусы, получаемые при регистрации: международная коммерческая компания (International Business Company - IBC); международная компания (International Company). Статус международной коммерческой компании применяется в юрисдикциях Антигуа и Барбуда, Барбадос, Белиз. Концепция IBC была разработана на Британских Виргинских островах. Компания учреждается на основании законодательства о международных деловых компаниях, предоставляющего право любому лицу учреждать IBC. IBC, как правило, запрещено:

  • 1) вести предпринимательскую деятельность с лицами, постоянно проживающими в стране регистрации;
  • 2) владеть полностью или частично недвижимостью в стране регистрации (исключение может предоставляться для офиса);
  • 3) вести банковскую, страховую или деятельность по перестрахованию;
  • 4) предоставлять юридический адрес другим компаниям.

Международная компания - специфическая форма национальной компании с льготным налоговым статусом (острова Кука, Западное Самоа). Международная компания имеет "плавающую" ставку налогообложения. Компания может осуществлять деятельность как на территории страны регистрации, так и вне ее.

"Классическим" офшором являются Британские Виргинские острова. Законодательная система основана на общем праве. Законодательство: Постановление о международных бизнес-компаниях (1984; с поправками 1988, 1990, 1994); Акт о компаниях (1985); Акт о банках и трастовых компаниях (1990), Закон о комиссии по финансовым услугам (2001). Полностью отменено налогообложение доходов как нерезидентных, так и резидентных компаний.

В 2004 г. был принят Закон Британских Виргинских островов № 16 о коммерческих компаниях (вступил в силу 1 января 2007 г.), по которому все компании, зарегистрированные по старому законодательству, должны были пройти перерегистрацию. Она проводилась как в добровольном, так и в "автоматическом" порядке и была завершена в начале 2009 г.1 У Британских Виргинских островов нет ни одного международного договора об избежании двойного налогообложения.

В Европе довольно много офшорных территорий (и все они являются "респектабельными" офшорами). Неудивительно поэтому, что в подобных странах и коллизионные вопросы юридических лиц регламентируются наиболее детальным образом. Например, швейцарский законодатель не употребляет термин "юридическое лицо", предпочитая ему термин "товарищество". При этом для целей Закона о МЧП под товариществом понимается всякое организованное объединение лиц и всякий организованный имущественный комплекс (ст. 150.1). Для товариществ местонахождение заменяет место жительства. Местонахождением считается место, указанное в уставе или в договоре товарищества. При отсутствии такого указания местонахождением считается место, из которого осуществляется фактическое управление товариществом. Место делового обзаведения товарищества находится в государстве, на территории которого оно имеет местонахождение или филиал (ст. 21). К товариществу, не удовлетворяющему требованиям права места их учреждения, применяется право государства, из которого фактически осуществляется управление товариществом (ст. 154).

Если деятельность товарищества, учрежденного по иностранному праву, осуществляется в Швейцарии или из Швейцарии, ответственность действующих от имени товарищества лиц определяется по швейцарскому праву (ст. 159). Товарищество, местонахождение которого расположено за границей, может иметь филиал в Швейцарии. К филиалу применяется швейцарское право. Представительство филиала осуществляется по швейцарскому праву. Среди лиц, имеющих право представлять филиал, хотя бы одно должно иметь место жительства в Швейцарии и быть внесено в торговый реестр (ст. 160).

Иностранное товарищество может принять принадлежность швейцарскому праву без ликвидации и повторного учреждения, если это допускается иностранным правом, которому подчиняется товарищество. Такое товарищество должно выполнить требования иностранного права и иметь возможность адаптироваться к одной из организационно-правовых форм, предусмотренных швейцарским правом. Федеральный совет Швейцарии может разрешить товариществу изменение личного статута и в тех случаях, когда требования иностранного права не могут быть выполнены, если это диктуется важными швейцарскими интересами (ст. 161). Подобный довольно простой порядок приобретения швейцарского личного закона связан непосредственно с тем, что некоторые кантоны Швейцарии представляют собой офшорные территории.

К товариществу, обязанному по швейцарскому праву зарегистрироваться в торговом реестре, швейцарское право применяется с момента, когда товарищество докажет, что центр его предпринимательской деятельности перенесен в Швейцарию и оно приняло одну из предусмотренных швейцарским правом организационно-правовых форм. К товариществу, не обязанному по швейцарскому праву регистрироваться в торговом реестре, швейцарское право применяется с момента, как станет очевидным его желание подчиняться швейцарскому праву. При этом товарищество должно иметь со Швейцарией достаточную связь и принять одну из предусмотренных швейцарским правом организационно-правовых форм (ст. 162).

Швейцарское товарищество может принять принадлежность иностранному праву без ликвидации и повторного учреждения, если докажет, что: а) выполнены требования швейцарского права; Ь) в силу иностранного права товарищество продолжает существовать; с) товарищество публично обратилось к кредиторам с предложением заявить требования и с информацией о предполагаемом изменении личного статута (ст. 163).

В Лихтенштейне иностранное объединение может с разрешения суда посредством внесения в публичный реестр и назначения представителя (и то и другое является необходимым), без прекращения за границей и без нового учреждения в Лихтенштейне, без перенесения деловой деятельности или органа управления подчиниться местному праву и тем самым перенести свое местонахождение в Лихтенштейн (ст. 233.1 Закона об изменении регулирования о лицах и обществах (1996)). Таким образом, понятие "местонахождение" законодательно приравнено к применимому праву - достаточно выразить желание подчиняться местному законодательству, и компания приобретает статус "местной". Объединение, которое по местному праву не подлежит внесению в реестр, подчиняется праву Лихтенштейна, если: 1) воля подчиниться местному праву является отчетливо различимой; 2) существует достаточная связь с Лихтенштейном; объединение приведено в соответствие с лихтенштейнским правом (ст. 233.1, 233.4). Необходимо подчеркнуть, что данные нормы непосредственно нацелены на привлечение иностранных офшорных компаний.

Подобное признание правосубъектности иностранного юридического лица в результате может привести к тому, что юридическое лицо фактически получает двойную национальность (когда компания внесена в реестры государства места учреждения и принимающего государства). Данный механизм правового регулирования фактически предлагает способ регулирования правового положения иностранных юридических лиц, не прибегая к коллизионному методу правового регулирования с помощью личного статута юридического лица1. Здесь используется метод прямого регулирования правового положения иностранных юридических лиц. Единственный вопрос, который разрешается с помощью личного статута, - это вопрос о наличии правосубъектности иностранного юридического лица, перенесшего свое местонахождение в другое государство. При положительном ответе на этот вопрос иностранное юридическое лицо в принимающем государстве получает правовой статус национального юридического лица, принадлежащего к правопорядку принимающего государства наравне с учрежденными в нем юридическими лицами.

Однако чтобы получить разрешение суда перенести свое местонахождение в Лихтенштейн, объединение должно доказать, что оно приведено в соответствие с местным правом и что иностранное право допускает перенесение объединения (ст. 233.2). При внесении такого общества в публичный реестр необходимо указать, какая местная организационно-правовая форма общества соответствует вносимому обществу (ст. 678). Кроме того, в Законе установлена "ответственность за иностранные объединения" (ст. 237с). Если объединение было основано по иностранному праву, но при его деятельности создается впечатление, что оно подчиняется лихтенштейнскому праву, то ответственность лиц, действующих от имени объединения, за его сделки в Лихтенштейне и за границей подчиняется праву Лихтенштейна.

Лихтенштейнское объединение вправе подчиниться иностранному праву и тем самым перенести свое местонахождение за границу. Это допускается без прекращения объединения, но только с согласия компетентной административной инстанции (ст. 234).

В Лихтенштейне могут быть созданы обособленные обзаведения иностранных объединений, не соответствующих лихтенштейнскому праву. В отношении учреждения, изменения и прекращения деятельности обособленного обзаведения иностранного объединения в Лихтенштейне определяющим является лихтенштейнское право. Однако отношение обособленного обзаведения к главному обзаведению регулируется правом местонахождения главного объединения. Полномочия обособленного обзаведения по представительству определяются лихтенштейнским правом. По меньшей мере одно из уполномоченных на представительство лиц должно иметь место жительства в Лихтенштейне и быть внесенным в публичный реестр (ст. 236.1, 236.3, 236.5).

Если обособленное обзаведение иностранного объединения внесено в местный реестр, то объединение считается право- и дееспособным в отношении принятых в Лихтенштейне или подлежащих исполнению в Лихтенштейне обязательств. При этом в данном случае не имеет значения, является обособленное обзаведение иностранного объединения право- и дееспособным по праву, применимому к главному обзаведению (ст. 236.5). К местному обособленному обзаведению иностранного объединения с точки зрения защиты правосубъектности применяется лихтенштейнское право (ст. 237.2).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >