Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ
Посмотреть оригинал

Культурный переворот петровской эпохи

В 1699 г. Петр Великий устроил для своих подданных два новогодних праздника. Сначала 1 сентября по обычаю отцов и дедов отпраздновали наступление 7208 г. от сотворения мира. А три месяца спустя, 20 декабря, Петр I издал указ о повсеместном праздновании нового 1700 г. по европейскому летоисчислению — от Рождества Христова. На подготовку к празднику 1 января подданным отводилось всего 11 дней, и государь заботливо перечислял, что надобно сделать: украсить дома еловыми и можжевеловыми ветками, устроить огненные потехи и фейерверки, стрельбу из пушек, жечь костры, поздравлять друг друга и дарить подарки. Так начался в России XVIII в. и новая культурная эпоха.

Смысл петровского культурного переворота. Не случайно начало «нового времени» в России так неразрывно связано с именем первого императора. К XVIII в. самодержавие превратилось в самую могущественную силу, соединяя в себе власть монарха, православной церкви и самовластье народа. Царь в России воспринимался не только как держатель верховной власти, но и как всесильный, мудрый, строгий и справедливый отец большого «семейства» — подобно «главесемьи» в патриархальной крестьянской семье.

Именно в правление Петра I государство окончательно подчинило себе церковь. После смерти патриарха Адриана в 1700 г. новый патриарх избран не был. Временное управление церковью осуществлял «местоблюститель патриаршего престола», соратник царя Петра Стефан Яворский. Со смертью последнего в 1721 г. патриаршество в России вообще было упразднено, а руководство церковью передано светскому государственному ведомству — Синоду. Глава государства автоматически стал и главой русской православной церкви. Идеологическое оформление новых отношений государя и церкви наиболее ярко выражено в произведениях самого романтического и яростного идеолога петровского государства Феофана Прокоповича «Правда воли монаршей» и «Духовныйрегламент» (1721,1722). Втом же 1721 г., после блистательного завершения многолетней войны со Швецией (Ништадский мир) царь Петр I стал первым российским императором.

Три главные силы российского общества: государство, церковь, народ — оказались слиты в лице государя, который правил как наследник престола, глава Церкви и выразитель народной воли. В этой триединой связке состоял секрет могущества российского самодержавия. Для Петра I государство оказалось идеальным инструментом преобразований.

Во времена царя-преобразователя оформляется культ национальной государственности. В системе нравственных ценностей на первое место выходит возвеличивание службы и труда, что получает универсальную формулу «службы Отечеству». Первый пример этому служению подавал сам государь, который, по словам А.С.Пушкина, «на троне вечный был работник» и заслужил несколько прозвищ: царь-плотник, шкипер Питер и т.п.

Личный труд Петра был не просто царской блажью, но осознанным пониманием назначения власти. В его собственном мировоззрении наука, профессионализм были возведены до уровня культа. Петр интересовался всеми новинками в мире с жадностью дикаря. Еще в пору своего первого анонимного отъезда за границу он велел вырезать на своей личной печати надпись:

«# ученик и ищу учителей». Ученичество — вот ключевое слово ко всему образу жизни, культуры, самому духу и стилю петровской эпохи.

Этот дух ученичества, пытливого «почему», культ профессионализма, знаний, идеал служения Отечеству активно переносился в общественное сознание. Многочисленные указы великого государя, независимо от их содержания, теперь имели одну абсолютно новую примету. Почти все они начинались со слова «понеже», что на современном языке означает «так как, поскольку, потому что». Неслыханная на Руси вещь: самодержавный государь пытается объяснять своим подданным принимаемые решения.

Петр старается выйти из круга формулы «по царскому велению» и логическим путем внушить подданным, почему надо брить бороды и носить европейское платье; почему запрещено строить каменные дома повсюду, кроме новой столицы на Неве; почему надо перелить церковные колокола на пушки; почему дворянским детям надо учиться и т.п. Сам факт, что самодержавная власть пыталась объяснить свои действия подданным, т.е. вступить с ними в диалог, свидетельствовал о новизне во взаимоотношениях государства и общества.

Сподвижники императора подбирались по принципу «усердия» и трудолюбия, а не только по знатности и личной преданности. Отсюда такое пестрое окружение Петра, которое приводило в восторг или замешательство современников: от «пирожника* Меншикова и певчего Разумовского до благородного Шереметева. Окончательным оформлением принципа принадлежности к сословию через служение стала знаменитая петровская «Табель о рангах» (1722). Главная мысль законодателя была очень проста: люди должны занимать должности в соответствии со своими способностями и заслугами перед Отечеством. Человек получал очень понятную и привлекательную перспективу сделать карьеру, пройдя все четырнадцать ступеней: в гражданской службе от коллежского регистратора до канцлера, в военной - от прапорщика до фельдмаршала.

Таким образом, в жизнь и общественное сознание входило новое понимание жизненной удачи, «судьбы», «счастья». Теперь успех в жизни меньше зависел от слепого случая и мимолетной милости и в большей степени - от образованности и усердия самого человека. В культуре появился сильный личностный импульс, она перестала тяготеть к анонимности. Нация переходила к новым источникам развития: книга, образование, профессионализм, индивидуальный опыт, рациональное восприятие жизни. Новое общество и новая культура действительно рождались под стук топора, гром пушек и восторг петровских салютов.

Особенности политики государственного просветительства. Специфическая сфера приложения власти — культурная политика — во времена Петра I приобрела приоритетное значение и составляла важнейшую сторону всех петровских преобразований. Сам облик великого государя (и реальный, и, особенно, мифологизированный) воплощал в себе идею всеобщих перемен, во главе которых стоит власть. Посмотрите на картину В.А.Серова «Петр I», которую признавали лучшей из портретов первого императора России. Высокий, стремительный, могучий человек идет по берегу моря навстречу ветру, а за ним спешат, сгибаясь и изнемогая, его приближенные. Низкая горизонталь берега, вертикальная фигура царя в развевающейся одежде, наклонные, согнутые фигуры, следующие за ним...

В соответствии с идеалами Просвещения политика петровского государства носила сугубо рациональный характер. Правление Петра I прошло в непрерывных войнах, при помощи которых Россия утверждала свое право на значимость в европейской политике. В XVIII в. Россия воевала в общей сложности 56 лет. Военным задачам была подчинена вся государственная политика, в том числе и культура, от которой ждали такой же «пользы»: в «навигацком», артиллерийском, пушечном деле. Военизированный облик культуры этого времени сказался в особой любви к мундирам, премущественном издании книг по военному делу, в престижности военной службы. Все младшие сыновья в императорской семье (по петровской традиции) получали исключительно военное образование и фрак носили только за границей, предпочитая дома военный мундир.

Таким образом, основная черта новой петровской культуры заключалась в особой ценности военно-имперского сознания, «державной» мотивации жизненных позиций. В России укрепилась традиция ставить памятники. Первый в России памятник некоронованной особе был поставлен А.В. Суворову (скульптор М.И. Козловский, 1801 г., Петербург). Военный мундир (со времен Петра) превратился поистине в предмет искусства. При Петре стала формироваться система орденов и воинских знаков. Самый первый — орден Андрея Первозванного, орден «царей и генералов», был учрежден еще в 1698 г. Святой Андрей Первозванный считался небесным покровителем российской государственности и патроном русского военно-морского флота. И первым российским флагом в 1699 году стал андреевский флаг флота: косой синий крест на белом поле.

Важнейшей чертой петровских перемен стала необыкновенная страсть ко всякой «регулярности*, начиная от устройства государства и заканчивая выбором одежды для «ассамблеи*. Все публикуемые указы формулировали однозначные отношения. Улицы новой столицы планировались идеально прямыми (до сих пор в Петербурге многие улицы носят название «линий»), дома строились по утвержденным проектам. Весь Петербург просыпался по звуку барабана, полдень обозначался выстрелом пушки у Петропавловской крепости. Даже увеселительные петровские «ассамблеи» проводились по тщательно расписанным сценариям, а нарушение установленных самим государем правил каралось штрафами и немилостью.

Возвышение статуса службы, служения государству и государю выдвигало на первый план дворянское сословие. Именно на молодых дворян в первую очередь рассчитывал новый царь. В руках преемников Петра российское общество отчетливо принимает облик дворянской империи, а дворянство на основе усвоенной европейской традиции создает принципиально новую, светскую, русскую европейскую культуру. По указу 1717 г. дворянам рекомендовалось, по возможности, беседовать на иностранном языке, особенно при слугах. Исключительно дворянский облик новой культуры России подчеркивался даже в языковом отношении.

XYIII в. можно по праву назвать «золотым веком» русского дворянства.

Дворянство в XVIII в. получило уникальные возможности сыграть решающую роль в становлении новой культуры. Это было сословие, имевшее наибольшую степень экономической и политической независимости в России.

Дворянство уже во времена Петра I стало быстро приобретать облик «первого сословия*. Введение дворянских титулов (помимостарых «князей» появились «графы» и «бароны»)придавало «новым дворянам» необходимый блеск и прочный общественный статус. Ряды прежнего родового дворянства пополнялись за счет «выслуживших» это звание, поскольку достижение 8-го класса в государственной службе по «Табели о рангах» давало право на наследное дворянство.

К тому же утвердившееся крепостное право давало дворянам еще и относительную экономическую независимость от государства и самого царя. Недовольный или опальный дворянин всегда мог удалиться в свое имение, где к его услугам имелись все малые копии столичной жизни: свой театр, балы, свое общество.

Уникальным аспектом новой европейской культуры России стало сильное влияние женского начала. Ведь почти весь век российского Просвещения на троне (с небольшими перерывами) находились женщины, в том числе Екатерина Великая. Лишь два императора в истории России удостоились звания «великий»: Петр I и Екатерина И.

Женское просвещенное правление, появление понятий «светская жизнь» и «светский салон» создали особый «женский мир» русской культуры. Положение женщины-дворянки, которое основывалось на идеях Просвещения, разительно отличалось от представлений о женщине как домашней безгласной рабыне, что было характерно для традиционно-патриархальной культуры. С момента петровского указа об обязательном участии дворянок в «ассамблеях» до культуры балов прошло всего несколько десятилетий.

В XVIII в. в руки образованных женщин-дворянок перешли ключевые сферы новой культуры: мода, воспитание и образование детей, интерьеры, искусство, литература. Их вкусы и запросы стали определять тематику литературных произведений, привозимых из-за границы книг, стиль быта, живопись, архитектуру. Любовная переписка сделала модным сентиментальный роман, домашнее чтение детям способствовало созданию домашних библиотек, заботы об устройстве дома дало импульс развитию живописи, архитектуры и т. д.

Утверждение «новой знати» привело к европеизации моды, быта, одежды — всем этим также занимались женщины. Именно они создали правила «высшего света», сочинили «язык цветов», «язык мушек» и вообще язык кокетства. Смена танцевальных пристрастий: менуэт — полонез — вальс— мазурка — отразила последовательность польского, немецкого и французского влияния на русскую культуру. Даже французские революционные идеи вначале совершили революцию в женской одежде, ураганом сметая фижмы, парики, корсеты, парчу. Примечательно, что вторым высшим орденом в России стал орден св. Екатерины, которым в 1714 г. Петр I наградил свою супругу — будущую императрицу Екатерину I.

Все эти «премудрости» выходили за рамки традиционного русского быта и традиционной церковной книжности и были предметом усвоения европейской культуры. Значит, главной движущей силой культурных изменений нового времени в России должна была стать новая система образования. Причем, теперь это должно было быть исключительно светское, рационалистическое, т.е. нерелигиозное образование.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы